Военно-политическая обстановка в Ираке (ноябрь 2018 года)

В ноябре 2018 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Незавершенным оставался процесс формирования нового правительства страны. Несмотря на разгром основных сил террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ), ситуация в сфере безопасности остается напряженной, особенно в районе иракско-сирийской границы. В Ираке сохраняется джихадистская угроза, однако уровень насилия и террористическая активность несколько снизились. В минувшем месяце наметились позитивные подвижки в урегулировании отношений между федеральным правительством Ирака и руководством курдской автономии В то же время говорить о скором разрешении существующих между Багдадом и Эрбилем проблем еще рано. В своей внешнеполитической деятельности иракское руководство основное внимание по-прежнему уделяло вопросам получения зарубежной политической поддержки и материальной помощи, в том числе военной и военно-технической.

Положение дел в сфере безопасности в Ираке остается в целом напряженным. И это, несмотря на поражение основных сил ИГ.

В октябре в стране продолжали активно действовать террористы различных экстремистских группировок, главным образом «Исламского государства». В то же время крупных терактов в минувшем месяце совершено не было.

По информации Миссии ООН по содействию Ираку (МООНСИ), в ноябре в Ираке в результате актов терроризма, насилия и вооруженных конфликтов был убит в общей сложности 41 мирный житель и 73 человека получили ранения. Эти показатели стали самыми низкими с 2012 года. Наибольшее число жертв по-прежнему отмечается в Багдаде: 23 погибших и 32 раненых. На втором месте северная провинция Найнава: 8 погибших и 19 раненых. Как отметил глава МООНСИ Ян Кубиш, «как ни печальны эти цифры, они также отражают продолжающуюся тенденцию к снижению уровня насилия, когда страна оправляется от борьбы с терроризмом и стремится к стабильному и процветающему будущему».

В минувшем месяце Турция продолжала свою военную деятельность в северных районах Ирака против боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена). В иракском воздушном пространстве активно действовали турецкие ВВС, наносившие удары по объектам боевиков РПК в северном Ираке. Так, в ноябре ими было совершено 9 налетов (в октябре — 11). Удары наносились 1, 9, 10, 11, 13, 14, 19, 28 и 30 ноября.

В граничащих с Турцией районах Северного Ирака в ноябре неоднократно происходили боестолкновения между турецкой армией и боевиками РПК. Имели место обстрелы боевиками РПК с иракской территории приграничных районов Турции.

По информации командования ВС Турции, 1 декабря в ходе вооруженных столкновений между курдскими отрядами и турецкой армией в районе горного хребта Кандиль на северо-западе Ирака были убиты 23 боевика РПК.

9 ноября турецкая артиллерия обстреляла район Амеди провинции Дохук Иракского Курдистана. 14 ноября турецкая армия обстреляла из артиллерийских орудий пограничные деревни Иракского Курдистана в районе Сидакан.

Министр обороны Турции Х. Акар заявил 1 декабря: «Вакуум власти на севере Ирака и эксплуатация нестабильности привели к тому, что РПК своей деятельностью там, в качестве цели выбрала нашу страну и наших граждан. Наши ожидания от иракского правительства – такие же, как и вчера: сотрудничество с нашей страной с целью положить конец присутствию РПК на иракской земле. Наши операции, с целью положить конец исходящей с иракской земли террористической угрозе, будут продолжены».

Руководство Патриотического союза Курдистана (ПСК) приняло решение о закрытии всех штаб-квартир политических партий, которые не получили одобрения своей деятельности от МВД курдской автономии. В ответ РПК пригрозила развернуть партизан, базирующихся в горах Кандиль вблизи границы с Турцией, в подконтрольной ПСК провинции Сулеймания. Сообщается, что «сторонники и бойцы РПК отказались покинуть свой пост в Сулеймании, даже если им придется противостоять вооруженным силам» ПСК.

Турция приветствовала решение закрыть политический штаб, принадлежащий «Партии свободы Курдистана» в провинции Сулеймания, из-за ее связей с РПК. Офисы этой партии были закрыты в городах Сулеймания, Рания, Каладзе и Калар. По оценке политических наблюдателей, решение о закрытии офисов курдских партий, связанных с РПК, является попыткой Патриотического союза Курдистана восстановить отношения с турецким правительством, которое из-за связей ПСК и РПК закрыло представительство Патриотического союза Курдистана в Анкаре и заблокировало рейсы из Турции в международный аэропорт Сулеймании.

Иракское правительство неоднократно заявляло о полной победе над террористами «Исламского государства» на территории страны, однако боевики ИГ продолжают активно действовать в различных районах республики. Террористы располагают укрытиями в провинциях Тикрит, Мосул, Анбар и в горах Хамрин на севере Ирака. Они имеют в своем распоряжении медикаменты и продовольствие, пользуются мобильной связью и беспилотниками. Крупные скопления боевиков ИГ (от 80-100 человек), свободно перемещающихся на автомобилях, были замечены в провинциях Киркук и Салах эд-Дин.

Серьезную опасность для населения страны все еще представляют джихадисты «спящих ячеек» ИГ. Несмотря на регулярные операции правительственных сил, направленных на их выявление и уничтожение, искоренить эти ячейки полностью пока не удалось.

Жертвами вылазок террористов нередко становятся не только военнослужащие и сотрудники других силовых структур, но и мирные жители. В то же время джихадисты на данный момент не имеют в Ираке обширных территорий под своим контролем. Отмечается также снижение количества нападений в иракских городах, что позволило сократить там присутствие сил безопасности, но при этом существенно возросла боевая активность террористов ИГ в сельской местности. Так, американские военные за последние полгода зафиксированы в сельской местности 285 организованных силами «Исламского государства» нападений. При этом боевики еженедельно убивали трех-четырех местных старейшин или племенных лидеров.

В последние два месяца количество войсковых операций против террористов значительно выросло сразу в нескольких провинциях, причем неоднократно привлекалась авиация. Эксперты отмечают, что действия иракской армии и шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» «в последнее время больше похожи не на локальные спецоперации, а на достаточно масштабные боевые действия с задействованием артиллерии и авиации. Пока им [боевикам] просто не выгодно занимать какой-то населенный пункт и они продолжают придерживаться тактики партизанских действий. Однако если проблему не решать — все может закончиться новым появлением «халифата».

«Исламское государство» в Ираке не побеждено полностью, борьба с ним продолжается, считает лидер Демократической партии Курдистана (ДПК), бывший президент Иракского Курдистана Масуд Барзани. По его оценке, «война с ИГ сейчас стала сложнее, так как мы не знаем, где точно они находятся. Они возвращаются в провинции Найнава, Салах-эд-Дин, Дияла, потому что не искоренены полностью причины их появления». По мнению М.Барзани, иракские власти до сих пор уделяли внимание последствиям борьбы с ИГ, а не причинам появления группировки. «ИГ все еще присутствуют [в Ираке] и представляют еще большую угрозу».

В северной провинции Найнава не прекращаются вылазки боевиков ИГ, ушедших в подполье. В прошедшем месяце силовики во время антитеррористических рейдов при поддержке боевой авиации смогли блокировать группу экстремистов вблизи города Махмур. Правительственные войска продолжают операции по обнаружению и ликвидации «спящих ячеек» ИГ на территории региона.

Влиятельный шиитский лидер и проповедник М. ас-Садр 21 ноября заявил об «опасности», в которой продолжает находиться освобождённый в 2017 году Мосул. По его словам, во втором по величине городе страны остаются «террористические ячейки» ИГ. При этом М.ас-Садр указал на некие «коррупционные руки» в иракском правительстве, которые «извлекают пользу из нынешней ситуации». Суннитский альянс «Карар», возглавляемый бывшим губернатором провинции Найнава У.аль-Нуджаифи, опубликовал заявление, в котором выразил разочарование отношением правительственных чиновников к происходящему в Мосуле. В частности, было сказано, что «провал правительства не может быть оправдан ничем. Инфраструктура по-прежнему разрушена, коррупция повсюду, иностранное вмешательство процветает на пограничных переходах, а безработица очень высока. Это те элементы, которые подталкивают людей к террористическим актам». Сообщается, что в Мосуле распространены контрабанда нефти, коррупция в органах безопасности, произвольные аресты и слабость сил безопасности и местного самоуправления. В городе не работает ни одна больница. В критических ситуациях мирные жители вынуждены добираться до соседних населенных пунктов.

3 ноября армия и ополченцы начали операцию по зачистке от боевиков ИГ пустынных районов на границе провинций Найнава, Салах-эд-Дин и Анбар. Действия наземных сил поддерживали иракские ВВС.

Сложная ситуация сохраняется в северной провинции Киркук, где продолжают активно действовать боевики ИГ, регулярно совершающие нападения на правительственные силы.

Продолжаются операции иракской армии и шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» против боевиков ИГ в провинции Салах-эд-Дин.

Несмотря на многократные контртеррористические операции, проводимые в провинции Дияла, расположенной к северо-востоку от Багдада, боевики ИГ по-прежнему продолжают действовать в ряде районах региона.

Группы боевиков «Исламского государства» продолжают активно действовать в западной провинции Анбар, населенной преимущественно арабами-суннитами.

Наиболее сложная обстановка сложилась в районах, прилегающих к границам Ирака с Сирией, где иракские ВС и ополченческие формирования пытаются предупредить просачивание бандгрупп ИГ из сирийской провинции Дейр-эз-Зор на территорию страны. По имеющейся информации, террористы ежедневно пересекают сирийско-иракскую границу. Известно о более чем 300 боевиках ИГ, которые группами проникли в Ирак. Некоторые из них участвовали в подготовке и осуществлении терактов на иракской территории.

Правительство Ирака прилагает усилия по усилению безопасности на границе с САР. Так, отряды «Аль-Хашд аш-Шааби» продолжают укреплять линию обороны вдоль сирийско-иракской границы. Сообщается, что на границе с Сирией развернуто около 30 тысяч военнослужащих иракской армии. Также в приграничную зону прибыли дополнительные отряды «Аль-Хашд Аш-Шааби».

Ополченцы «Аль-Хашд аш-Шааби» совместно с подразделениями ВС Ирака неоднократно переходят сирийскую границу с целью преследования боевиков ИГ. Кроме того, артиллерия иракской армии и ополченцев регулярно наносит огневые удары по позициям и укрытиям джихадистов в приграничной полосе САР.

В конце ноября вооруженные силы Ирака совместно с подразделениями ВС США и Франции провели операцию против сил ИГ на границе с Сирией. В частности, иракская артиллерия совместно с авиацией западных союзников нанесла серию ударов по укрытиям боевиков в районе Эс-Сахм в пограничной с Сирией зоне. Операция была направлена на предотвращение проникновения террористов на иракскую территорию,

Таким образом, по состоянию на 1 декабря, боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар, Дияла и в некоторых других местах. Под контролем террористов остаются отдельные районы в этих провинциях. Кроме того, «спящие ячейки» террористической организации подпольно действуют во многих регионах Ирака.

Следственная группа ООН приступила к расследованию зверств боевиков ИГ, которые с июня 2014 года по декабрь 2017 года оккупировали и контролировали значительную часть территории Ирака. Группу возглавляет Специальный советник Карим Асад Ахмад Хан. Она была создана по решению Совбеза ООН и просьбе правительства Ирака. 29 октября в Багдад была направлена первая команда Следственной группы. Следователи, работающие по поручению ООН, должны будут помочь властям Ирака привлечь к ответственности виновных в преступлениях против местного населения. Список этих преступлений огромен: казни, пытки, отсечение конечностей, нападения на этнической и религиозной почве, изнасилование женщин и девочек и обращение их в сексуальное рабство.

Интенсивно продолжают действовать иракские ВВС. В ноябре основные усилия правительственной авиации были направлены на поддержку сухопутных войск в провинциях Анбар, Дияла и Салах-эд-Дин.

20 ноября иракские истребители F-16 нанесли удары по расположениям террористов ИГ на территории Сирии. Целью ударов стали склады с оружием и взрывчатыми веществами в регионе Эль-Багуз близ границы с Ираком. По предварительным данным, в ходе операции удалось ликвидировать порядка 40 террористов. По словам представителя ВС Ирака, ликвидировать террористов помогла иракская разведка. Он также отметил важную роль России в работе четырехстороннего центра (Ирак, Россия, Иран, Сирия) в Багдаде по обмену данными разведки. Как считают иракские военные, российская сторона не только оказывает существенную помощь в деле обмена разведданными, но и обладает новейшими технологиями для отслеживания обстановки.

Уменьшение масштабов военных действий против террористов ИГ в Ираке привело к снижению боевой активности авиации западной коалиции во главе с США. В минувшем месяце отдельные авиационные удары наносились на севере Ирака в районе городов Мосул, Хувейджа, Киркук; в районе города Байджи, озера Тартар и горного района Хамрин в провинции Салах-эд-Дин; в районе города Ханакин в северо-восточной провинции Дияла; по целям в различных районах провинции Анбар. В боевых действиях участвуют как пилотируемые самолеты, так и ударные БПЛА. Ведется воздушная разведка иракской территории. Всего с 8 августа 2014 года по 30 ноября 2018 года авиация США и их союзников нанесла по позициям и объектам боевиков «Исламского государства» в Ираке 12626 ударов, в том числе в ноябре – 25 (в октябре, по уточненным данным – 16). Для сравнения отметим, что в Сирии в минувшем месяце авиация западных союзников нанесла по боевикам ИГ и их объектам 632 удара (в октябре — 468).

По утверждению командования коалиции, все воздушные удары на территории Ирака наносятся по согласованию с правительством и военным руководством этой страны. В ноябре авиация западной коалиции не понесла боевых потерь в ходе действий в Ираке.

Иракское правительство, несмотря на разгром основных сил «Исламского государства», прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Вместе с тем, как показывает ход военных действий в стране, боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских вооруженных сил пешмерга, несмотря на имеющийся прогресс, в целом все еще остается низкой. Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и политический кризис в стране, жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

Создание в Ираке национальной армии, которая в обеспечении защиты государства сможет полагаться на собственные силы, потребует многих лет, если не десятилетий, подчеркивается в последнем квартальном докладе генерального инспектора министерства обороны США, подготавливающего регулярные отчеты о реализации операции «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve), проводимой в Ираке и Сирии западной коалицией. «В системообразующей основе [ВС Ирака] сохраняются слабые места, многие из которых являются теми же недоработками, которые сделали возможным резкий рост ИГ». В отчете отмечается сохраняющаяся неспособность иракских военных самостоятельно осуществлять разведывательные действия или управлять беспилотниками для сбора разведывательной информации, что делает их в этом отношении полностью зависимыми от коалиционных сил. «Фактически это означает, что иракские руководители зависят от предоставляемой коалицией информации в отслеживании действий собственных военных. Такая ситуация чревата риском того, что коалиции придется сохранять свое присутствие в Ираке в течение неопределенного количества лет».

Наиболее масштабную военную и военно-техническую помощь оказывают Ираку Соединенные Штаты. Эксперты считают, что «политическая, военная и экономическая зависимость нынешнего багдадского режима от США еще велика».

Иракская военизированная шиитская группировка «Хизбалла» в ноябре еще раз подтвердила, что не потерпит присутствия сил США на территории своей страны. В ответ посол США в Ираке Д.Силлиман призвал правительство Ирака принять решительные меры против боевиков «Хизбаллы», которые угрожают присутствию иностранных войск в Ираке, особенно военнослужащим США.

5 ноября премьер-министр Ирака А.А.Махди выступил за сохранение ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», созданного в 2014 году для борьбы с ИГ. В частности, он отметил: «Формирования «Аль-Хашд аш-Шааби» оказали поддержку армии, полиции и другим силовым структурам страны. Есть те, кто заявляет, что «Аль-Хашд аш-Шааби» — это временно, но я подтверждаю, что они необходимы и останутся». Напомним, что ранее с призывом о расформировании проправительственных отрядов выступил авторитетный шиитский лидер М.ас-Садр. Аналогичную позицию занял духовный лидер иракских шиитов А.ас-Систани.

По имеющейся информации, содержание ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» (115 тыс. человек) обойдется Ираку ежегодно в 165 млн долларов. В ноябре иракский парламент проголосовал за предложение увеличить дотации бойцам ополчения и приравнять их к жалованиям сотрудников государственных силовых ведомств. Решение поддержал Совет министров Ирака.

В ноябре 2018 года внутриполитическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. В минувшем месяце иракские политики так и не смогли завершить процесс формирования нового правительства страны.

Речь идет о восьми остающихся вакантными министерских постах. При этом речь, прежде всего, идет о креслах министров внутренних дел и обороны. Так, блока «Фатх» настаивает, что Ф.Файяд, бывший советник бывшего премьера Х.аль-Абади по вопросам национальной безопасности является «наилучшим кандидатом» на пост руководителя МВД. Однако большинство парламентариев с этой кандидатурой не согласны. Нет согласия и среди суннитских депутатов по кандидату на пост главы Минобороны (это пост выделен представителям суннитской общины). К тому же депутаты-курды от ДПК и ПСК оспаривают пост министра юстиции.

Влиятельный шиитский политик, лидер блока «Саирун», имеющего наибольшее число мест в парламенте, М.ас-Садр призвал главу правительства А.А.Махди ускорить процесс формирования кабинета министров. По мнению М.ас-Садра, ключевые ведомства в стране должны возглавить не связанные с политическими партиями лица, «освободившие Ирак от ИГ». М.ас-Садр также жестко выступает против иностранного вмешательства в вопросе формирования правительства Ирака. В этой связи он заявил: «Наши соседи — наши друзья, а не наши хозяева». И ещё: «Мы никогда не поддержим кандидатов на пост глав МВД и министерства обороны, если они не независимые. Это необходимо для сохранения независимости Ирака, так как решение должно идти изнутри, а не извне».

В конце ноября блок «Саирун» предложил А.А.Махди назначить шесть министров «в ближайшее время», но одновременно считает целесообразным отсрочить решения по портфелям министров внутренних дел и обороны, «в ожидании соглашения о кандидатах». Таким образом, «вокруг силовых ведомств продолжает происходить закулисная борьба и торг, с невнятным прогнозом».

В ноябре премьер-министр А.А.Махди грозил уйти в отставку из-за политических споров по поводу министерских постов в его правительстве. Угроза, как считают политические наблюдатели, отчасти, является попыткой заставить политические фракции прийти к согласию по завершению формирования кабинета, где еще не утверждены главы восьми министерств. В то же время отмечается, что «ахиллесовой пятой» нынешнего политического формата было и есть отсутствие явного фаворита, как в выигравшем триумвирате [«Саирун, «Фатх», «Наср»], так, и на политическом поле, в целом». Причем «за Махди не стоит мало-мальской значимой политической силы, и сам он есть фигура компромиссная, и ему следует исходить из наличия в парламенте двух основных политических фракций и не пытаться играть на этом обстоятельстве, доводя дело до опасной черты».

23 ноября М.ас-Садр подверг критике суннитских лидеров, заявив, что те не обращают внимания на своих избирателей. Шиитский лидер призвал иракцев объединиться, чтобы противостоять «коррупции и терроризму». «Арабское пробуждение идет против политиков, которые вбили клин сектантства», добавил он, не упомянув, впрочем, имени ни одного из критикуемых им политиков.

Депутат парламента Х.аль-Акаби в ноябре подал иск против А.А.Махди, обвинив его в многочисленных нарушениях конституции при формировании кабинета. По мнению депутата, «Махди совершил ряд явных нарушений в процессе формирования правительства, начиная от отказа соблюдать конституционные и правовые условия при выборе кандидатов в министры». Кроме того, премьер не провел проверку будущих министров «на причастность к террористической деятельности и финансовым махинациям». «Правовые нормы обязывают премьера провести расследование, собрать всю информацию о соответствии претендентов условиям, прежде чем выдвигать их кандидатуры на голосование в парламенте», — считает Х.аль-Акаби.

Нестабильная обстановка сохраняется в южной провинции Басра, где летом прошли массовые протестные выступления населения против коррупции, безработицы и нехватки основных общественных услуг. Лидеры племен провинции 1 ноября заявили о намерении провести референдум о независимости, если правительство в Багдаде продолжит игнорировать нужды региона, и не предоставят его представителям хотя бы одну министерскую должность в новом правительстве Ирака. Сотни людей 8 и 25 ноября вновь провели демонстрации в Басре, обвиняя правительство в невыполнении их требований. Люди продолжают критиковать власти за не предоставление государством населению основных услуг (в том числе воды и электричества) и за отсутствие рабочих мест, выступают против повсеместной коррупции.

Тем временем все задержанные за участие в летних антиправительственных акциях протеста в провинции Басра освобождены из-под стражи. Об этом 8 ноября заявил Высший судебный совет Ирака, однако суд продолжит разбирательство в отношении лиц, обвиняемых в актах вандализма и порче государственной собственности.

Бывший министр торговли Ирака М.А.аль-Каспазани и два высокопоставленных сотрудника этого министерства в ноябре приговорены к семи годам тюремного заключения по обвинению в коррупции.

Экспорт иракской нефти с южных и северных нефтяных месторождений Ирака в ноябре составил 3,372 млн баррелей в сутки (на 3,1% меньше по сравнению с октябрем), говорится в сообщении Министерства нефти. Из общего объема экспорта на международные рынки было отправлено 3,363 млн баррелей в сутки из порта Басра в Персидском заливе. В турецкий порт Джейхан из Киркука через трубопроводы Иракского Курдистана было отправлено 8716 баррелей в сутки.

7 ноября Центробанк Ирака опубликовал данные о состоянии золотовалютных резервов страны, согласно которым они составили 60 млрд долларов. Общий объем денежной массы, находящейся в обращении, определен в сумме, не менее 14 трлн иракских динаров. Подобное положение дел названо результатом «последовательных усилий, которые предпринимал Центробанк на протяжении последних лет для стабилизации финансового положения, особенно, начиная с 2014 года и последовавших за ним, лет, когда состояние дел в финансах страны было «на низшем уровне».

Ирак планирует приступить к созданию агентства по реконструкции, заявил 22 ноября президент республики Б.Салех, выступая на международной конференции «Средиземноморские диалоги», которая прошла в Риме. По словам президента, деятельность агентства будет сконцентрирована на таких проектах как глубоководный порт и железнодорожная система страны. Салех также сообщил, что Ирак намерен работать с иностранными организациями, в том числе суверенными фондами благосостояния по нескольким инфраструктурным проектам, отметив коррупцию и злоупотребление использованием государственных средств в качестве проблем, которые подрывают усилия по реконструкции в стране. «Иракским и иностранным компаниям частного сектора, а также международным финансовым учреждениям, странам-донорам и фондам национального благосостояния будет предложено инвестировать в эти проекты», — сообщил Б.Салех.

Обрушившаяся 24 ноября на Ирак стихия затронула все провинции, но основной ее удар пришелся на Найнаву и Салах-эд-Дин. Район Эш-Шаркат в провинции Салах-эд-Дин пострадал в наибольшей степени — в результате проливных дождей затопленными оказались три населенных пункта, где расположено около трех тысяч домов. Местами вода поднялась выше двух метров. Значительный ущерб причинен многим зданиям, селями смыло десятки машин и автомобильный мост. К пострадавшим районам добавились еще четыре провинции — Васит, Басра, Ди-Кар и Майсан. Не менее 21 человека стали жертвами сильнейших за последние полвека наводнений в Ираке, число пострадавших превысило 180 человек.

В минувшем месяце в деле урегулирования проблем в отношениях между федеральным правительством Ирака и властями иракской курдской автономии произошли заметные позитивные подвижки, тем не менее, данный процесс все еще далек от своего завершения.

Премьер-министр Ирака А.А.Махди заявил 13 ноября, что отношения между центральным правительством страны и курдским региональным правительством являются «хорошими». При этом Махди отметил: «Скоро мы решим вопросы, касающиеся экспорта нефти». И действительно, 16 ноября центральное правительство в Багдаде и власти курдской автономии достигли предварительной договоренности о возобновлении поставок нефти с месторождений в Киркуке в Турцию через территорию Иракского Курдистана в объеме от 50 тыс. до 100 тыс. баррелей в сутки. При этом представитель Миннефти Ирака подчеркнул, что экспорт и продажа нефти будут осуществляться иракской государственной компанией SOMO (State Oil Marketing Organization).

22-23 ноября лидер Демократической партии Курдистана, бывший президент курдской автономии Масуд Барзани посетил с визитом Багдад впервые после референдума о независимости Иракского Курдистана в октябре 2017 года. В ходе визита он провел встречи с руководителями Ирака и видными иракскими политиками, обсудив с ними отношения между федеральным центром и курдским регионом. Так, М.Барзани провел переговоры с премьером Ирака А.А.Махди, встретился с лидером шиитского альянса «Фатх» Х.аль-Амири, спикером иракского парламента М.аль-Халбуси, лидером шиитской партии «Ад-Даава» Н.аль-Малики, главой коалиции «Атта» Ф. Файядом», главой «Иракского фронта национального диалога» С.Мутлаком, лидером коалиции «Наср» Х.аль-Абади и главой «Туркоманского фронта» А.Салихи. М.Барзани также посетил город Эн-Наджаф, где провел встречу с лидером блока «Саирун» М.ас-Садром.

По итогам своего визита М.Барзани заявил, что «встретил доброжелательность в Багдаде, но нужны конкретные шаги по улучшению отношений между Ираком и Регионом Курдистан». «Мы считаем, что между Ираком и Курдистаном была открыта новая глава. Махди — наш друг, и он понимает трудности, с которыми сталкивается Курдистан и его люди. Он некоторое время жил в Курдистане». Барзани подчеркнул, что целью его поездки в Багдад было «передать сообщение о том, что курды стремятся к хорошим связям с Багдадом, а также к мирному диалогу в поисках решения их споров». Курдский лидер подтвердил, что конституция является единственным средством, способным разрешить споры по Киркуку, и вновь подчеркнул, что власти курдской автономии настаивают на том, что Киркук должен стать успешной моделью мирного сосуществования для всего его разнообразного населения. «Но мы не пойдем на компромисс в отношении курдской идентичности Киркука», — заявил М.Барзани.

В конце ноября источники, близкие к руководству ДПК, распространили информацию о том, что партия выбрала новый курс в отношениях с федеральным центром. Было заявлено, что отныне, начинается «новый этап, которому будет в ближайшее время дан старт в виде бессрочных переговоров, целью которых является «урегулирование всех разногласий и, прежде всего, вопросов, касающихся бюджета региона, нефтяного экспорта и таможенной деятельности».

6 ноября курдский региональный парламент в новом составе после выборов, прошедших 30 сентября, провел первое заседание пятой учредительной сессии.

17 ноября представители ведущих курдских партий – ДПК и ПСК — встретились в Сулеймании, чтобы начать переговоры о формировании регионального правительства Иракского Курдистана.

В ноябре 2018 года правительство Ирака в своей внешнеполитической деятельности продолжало курс на упрочение международных и региональных позиций страны, получение зарубежной политической поддержки и масштабной разнообразной помощи, требуемой для улучшения экономической и социальной ситуации в стране, укрепления обороноспособности республики и завершения противоборства с «Исламским государством».

Санкции, введенные США с 5 ноября против Ирана, привели к серьезным трудностям в отношениях Багдада как с Тегераном, так и с Вашингтоном.

США временно, на 45 суток, освободили Ирак от действующих в отношении энергетического сектора Ирана санкций, позволив продолжать закупать газ и электричество у Исламской Республики. За отведенный срок власти Ирака должны предпринять шаги для обеспечения энергетической независимости, в первую очередь южных провинций. При этом Ирак создал банковский счет для обработки платежей за иранские поставки в иракских динарах.

Иракское правительство ведёт переговоры с США, чтобы получить льготные условия в связи с новыми антииранскими санкциями. «Мы не хотим, чтобы Ирак нес бремя санкций в отношении Ирана. Переговоры с США продолжаются, мы считаем, что особые условия, в которых находится Ирак, должны быть приняты во внимание», — заявил 11 ноября президент Ирака Б.Салех.

Власти Ирака достигли договоренности с Ираном об обмене иранского газа на иракское продовольствие в свете новых санкций США. Багдад стремится получить одобрение сделки со стороны Вашингтона, аргументируя это тем, что Ираку требуется больше времени, чтобы найти альтернативные иранским источники энергии. Напомним, что Ирак сильно зависит от поставок иранского газа и энергии для своих электростанций.

В Тегеране 17 состоялась встреча президента Ирака Б.Салеха с верховным лидером ИРИ А.Хаменеи, в ходе которой последний призвал Багдад сохранить ополчение «Аль-Хашд аш-Шааби». Б.Салех также встретился с президентом ИРИ Х.Роухани и подтвердил важность развития двусторонних экономических связей. Экономика Ирана серьезно зависит от поставок товаров в Ирак, так как на соседнюю страну приходится 21% от всего экспорта в зарубежные страны. Рухани заявил, что Иран и Ирак договорились о создании зоны свободной торговли. По словам президента ИРИ, в ближайшем будущем объём торговли между государствами может увеличиться до 20 млрд долларов.

Ранее, 5 ноября, МИД Ирака назвал вмешательством во внутренние дела страны заявление посольства США в Багдаде, в котором Ирану рекомендовали уважать суверенитет Ирака и провести демобилизацию ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби».

21 ноября премьер-министр Ирака А. А. Махди заявил, что Багдад не является частью системы санкций США против Ирана. Глава правительства сказал, что данные санкции не являются международными, это исключительно американское решение. Иракское правительство проинформировало США о том, что неприемлемо навязывать ему подобные односторонние планы, поскольку Ирак — суверенное государство. Правительство Ирака отказывается выполнять новый этап экономических санкций США в отношении важнейших энергетических, транспортных и банковских секторов Ирана. Махди подчеркнул, что Багдад отказывается соблюдать финансовые санкции против Тегерана. «Мы хотим обезопасить Ирак от любого вмешательства в проблемы, дела других стран, будь то соседняя страна или какая-либо другая страна в мире».

Тем не менее, 29 ноября Центробанк Ирака ввел запрет на продажу долларов США гражданам, направляющимся в Иран, во всех банках страны, а также в обменных пунктах долларов. В заявлении Центробанка также содержится отсылка к постановлению МИД Ирака об отказе от доллара в торговых расчетах между Ираком и Ираном в свете санкций США.

Согласно данным опроса, проведенного аналитическим центром Alustakilla, поддержка Ирана со стороны иракских шиитов резко упала: с 88% в 2015 году, до 47% осенью 2018 года. За тот же период доля шиитов, не поддерживающих Иран, выросла с 6% до 51%. Доля шиитов, считающих Иран надежным партнером Ирака, снизилась с 76% до 43%. Число тех, кто считает Иран ненадежным партнером, увеличилась с 24% до 55%. Все больше иракских шиитов теперь видят в Иране реальную угрозу суверенитету Ирака: рост с 25% в 2016 году до 58% в 2018 году.

В ноябре иракский президент Б.Салех посетил с визитами ряд соседних с республикой государств. Помимо Ирана, он побывал в Кувейте, Иордании, ОАЭ и Саудовской Аравии. Как заявили в Багдаде, «турне Салеха направлено на построение лучших отношений с арабскими странами, сотрудничество с братскими государствами на основе добрососедства, экономической интеграции, развития культурного обмена». Сам президент подчеркнул, что новое иракское руководство привержено «уважению суверенитета государств, невмешательству в их внутренние дела». «Мы отказываемся от политики создания блоков и привержены роли Ирака, как элемента региональной безопасности, базирующейся на взаимном уважении и соблюдении прав жителей региона». При этом Салех отметил, что Багдад намерен развивать сотрудничество как с аравийскими монархиями, так и с Ираном и Турцией. В ходе визитов Б. Салех обсудил с арабскими лидерами ситуацию в Ираке и поиск путей укрепления двусторонних отношений между Ираком и Кувейтом, Ираном, Иорданией, ОАЭ и КСА.

Так, в ходе визита в Иорданию король Абдалла II и президент Ирака Б.Салех договорились о расширении двустороннего сотрудничества в различных областях, особенно в области экономики, торговли, инвестиций, энергетики и транспорта. Стороны обсудили реализацию ряда совместных экономических проектов, в частности, нефтепровод из Басры в иорданский порт Акаба, а также восстановление сухопутной дороги между Амманом и Багдадом и создание совместной промышленной зоны на границе между двумя странами.

По прибытию Б.Салеха в Эр-Рияд (последняя остановка его визитов) к президенту присоединились министр иностранных дел Ирака М.А.аль-Хаким, министр экономики С.Абдулла, другие высокопоставленные лица. Салех встретился с саудовским королем Сальманом. Оба лидера выразили свою готовность укреплять саудовско-иракские связи в различных сферах, включая облегчение перемещения товаров через границу и совместную координацию спортивных мероприятий.

Спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД России М.Богданов принял 8 ноября в Москве председателя Высшего исламского совета Ирака Х.аль-Хамуди. В ходе встречи Х.аль-Хамуди поделился информацией о развитии внутриполитической ситуации в Ираке. «Особое внимание было уделено необходимости координации усилий руководства Ирака и представителей всех его религиозных конфессий, направленных на дальнейшую консолидацию иракского общества на принципах сохранения единства и территориальной целостности иракского государства».

Власти Ирака заинтересованы в дальнейшем развитии двусторонних отношений с Москвой и ждут визита президента В.Путина в страну, заявил 20 ноября премьер-министр Ирака А.А.Махди на встрече со спецпредставителем президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД России М.Богдановым в Багдаде. Богданов передал послание и приглашение А.А.Махди посетить Россию от президента В. Путина и главы правительства РФ Д.Медведева. В иракской столице М.Богданов также встретился с президентом Ирака Б.Салехом, председателем парламента М.Халбуси, главой МИД М.А.аль-Хакимом и министром финансов Ф.Хусейном. «Были предметно рассмотрены ключевые направления дальнейшего наращивания российско-иракских связей, включая взаимодействие в топливно-энергетической и военно-технической сферах. В этом контексте особое внимание было уделено вопросам подготовки к проведению в Багдаде в первом квартале 2019 г. 8-го заседания российско-иракской комиссии по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству». Кроме того, был «проведен углубленный обмен мнениями по широкому спектру актуальных аспектов ближневосточной повестки дня с акцентом на складывающуюся ситуацию в Сирии. При этом приоритетное внимание было уделено задаче консолидации совместных усилий в противодействии ИГ и аффилированных с ним радикальных группировок, пресечении каналов их финансово-материальной подпитки. С российской стороны была подтверждена неизменная нацеленность на оказание дружественному Ираку практической поддержки в области обеспечения безопасности страны». Ситуация в Ираке стала предметом обсуждения в контексте завершающегося в стране процесса формирования новых законодательных и исполнительных ветвей власти, а также парламентских выборов в Иракском Курдистане. «Было акцентировано общее понимание необходимости достижения в Ираке общенационального согласия в интересах всех граждан независимо от их этноконфессиональной принадлежности, а также укрепления единства, суверенитета и территориальной целостности страны». Россия и Ирак договорились о координации на высоком уровне в сфере нефти и газа. Минфин Ирака сообщил о готовности помочь российским компаниям при возникновении сложностей при работе в республике по району Эт-Таджи вблизи Багдада;.

23 ноября в Риме на полях международной конференции высокого уровня «Средиземноморские диалоги» состоялась встреча главы МИД России С.Лаврова с президентом Ирака Б.Салехом. Лавров подтвердил поддержку решения внутрииракских проблем посредством национального диалога, а также недавно сформированным правительством страны.

Власти Ирака в последующие годы должны будут выплатить Кувейту 4,4 млрд долларов репараций за вторжение и оккупацию 1990-1991 годы.

Заместитель премьер-министра, глава МИД Катара Мухаммед бен Абдеррахман Аль Тани посетил 7-8 ноября с официальным визитом в Ирак. В Багдаде он высказался за создание коалиции из пяти государств региона — Ирака, Ирана, Катара, Турции и Сирии. Официальные лица Ирака никак не прокомментировали данное предложение, что свидетельствует о том, что оно не было воспринято ими всерьез. Иракские СМИ в дни визита в основном подчеркивали необходимость взаимовыгодного сотрудничества между Багдадом и Дохой и поощрение катарских инвестиций в экономику Ирака путем создания благоприятного инвестиционного климата в стране.

Министр нефти Ирака Т.аль-Гадбан провел 10 ноября в Багдаде переговоры с министром энергетики, промышленности и минеральных ресурсов КСА Х.аль-Фалихом. «Министры обсудили координацию между странами в рамках подготовки к встрече ОПЕК 4 декабря в Вене, а также процесс стабилизации нефтяного рынка и цен на сырье». Гадбан и Фалих подтвердили «близость точек зрения на рынок и производство» нефти. Кроме того, было затронуто сотрудничество в нефтегазовом секторе, электроэнергетике, нефтехимической промышленности Ирака при участии крупнейших саудовских компаний Saudi Aramco и SABIC. Саудовский министр подчеркнул, что «Ирак играет важную роль в ОПЕК как один из основателей картеля и один из крупнейших производителей нефти в мире». Х.аль-Фалеха и сопровождающую его делегацию принял премьер-министр Ирака А.А.Махди.

24 ноября президент Ирака Б.Салех заявил, что стабильность в Сирии отразится на стабильности в Ираке и регионе, отметив важность консолидации региональных и международных усилий для урегулирования сирийского кризиса.

Канцлер ФРГ А.Меркель провела 7 ноября телефонный разговор с премьер-министром Ирака А.А.Махди и пригласила его в Берлин. «В числе других тем были двусторонние политические и экономические отношения между Германией и Ираком и региональные вопросы».

25 ноября Папа Римский Франциск встретился с президентом Ирака Б.Салехом. В ходе беседы было отмечено позитивное развитие политической ситуации в Ираке, подчеркнута «важность совместных усилий, предпринимаемых при поддержке международного сообщества, чтобы дать ответы на вызовы процесса примирения для содействия национальному единству».

К 5 ноября страны-доноры Ирака внесли 482,1 млн долларов в поддержку международного гуманитарного плана на 2018 год, что составляет 85% от необходимой суммы.

Жанин Хеннис-Плассхарт, бывшая глава Министерства обороны Нидерландов, займет пост спецпредставителя генсека ООН по Ираку с декабря 2018 года, сообщил Ян Кубиш, который сейчас занимает эту должность,

Активную внешнеполитическую деятельность проводит руководство иракской курдской автономии. В ноябре курдский политический лидер Масуд Барзани посетил с визитом Кувейт и ОАЭ. В ходе встреч с руководителями этих стран обсуждалась ситуация в Ираке, вопросы отношений между Багдадом и Эрбилем, а также ситуация в регионе. Отметим, что М.Барзани сопровождал его сын, глава Совета Безопасности Иракского Курдистана Масрур Барзани.

26 ноября премьер-министр правительства курдской автономии Н.Барзани принял делегацию Торгово-промышленной палаты Турции для переговоров по торговле между Иракским Курдистаном и Турцией. Турецкая делегация выразила готовность к дальнейшему развитию экономических связей с иракской курдской автономией.

Таким образом, в ноябре 2018 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. Незавершенным оставался процесс формирования нового правительства страны. Несмотря на разгром основных сил террористической группировки «Исламское государство», напряженной сохраняется ситуация в сфере безопасности. В минувшем месяце наметились позитивные подвижки в урегулировании отношений между федеральным правительством Ирака и руководством Курдского автономного региона. В то же время говорить о скором разрешении существующих между Багдадом и Эрбилем проблем еще рано.

53.15MB | MySQL:114 | 0,613sec