ФРГ и проблема сирийских беженцев

4 декабря в качестве своего рода продолжения состоявшегося в конце октября 4-стороннего Стамбульского саммита по Сирии с участием России, Турции, Германии и Франции, помощник президента РФ Ю.Ушаков сообщил, что в настоящий момент рассматривается вопрос об организации аналогичной встречи в будущем. Точная дата, равно как и место проведения нового раунда консультаций пока не согласованы. Со стороны Кремля, однако, высказывается предположение, что участникам «возможно, не хочется встречаться в Стамбуле все время». Следовательно, есть вероятность проведения мероприятия на территории оставшихся государств. Кроме того, интересно, что принципиальные договоренности о переговорах представителей четырех стран пока достигнуты лишь на уровне трех, т.е. исключая Францию, которую, вероятно, сочли вынужденной сконцентрироваться на внутренних проблемах.

Общение Анкары и Берлина по поводу Сирии, в свою очередь, обостряет и проблему беженцев, по-своему актуальную для правительств ФРГ и Турции. С одной стороны, по данным отчетов МИД Германии, попавших в местные СМИ в ноябре, внешнеполитическое ведомство придерживается мнения, что отправка сирийцев из Европы на родину пока опасна. Как отметила опубликовавшая эти данные Suddeutsche Zeitung, ни в одной из частей республики не обеспечена надлежащая защита людей от насилия. В САР одними из главных рисков являются санкции за дезертирство для мужчин в возрасте от 18 до 42 лет, пытки членов семей тех, кого сирийский режим считает враждебным, а также насильственная вербовка детей в вооруженные формирования. В дальнейшем этот отчет был учтен при формировании позиции федерального правительства в отношении моратория на депортацию, срок действия которого истекает в декабре нынешнего года. В итоге, по данным немецкого Spiegel со ссылкой на министра внутренних дел Х.Зеехофера, отсрочка была продлена. При этом она должна коснуться даже тех, кто получил отказ в предоставлении политического убежища или обвинен в совершении преступлений на территории ФРГ. В качестве подкрепления своей позиции власти также сослались на применение в Сирии химического оружия против гражданских лиц.

Проблема сирийских беженцев имеет для Берлина несколько сложностей. Во внешнеполитическом контексте она затрагивает и вопрос диалога с Турцией. Так, в четверг заместитель спикера турецкого парламента Л.Гёк провел переговоры со своим германским контрпартнером Х.-П.Фридрихом. В ходе встречи представитель Анкары призвал федеральное правительство «разделить бремя беженцев», открыв двери для новой порции тех, кто сейчас находится на турецкой территории. По словам Л.Гёка, республика потратила на их содержание около 32 млрд долларов из собственного бюджета и приняла 3,5 млн сирийцев, что больше, чем любая иная страна. ФРГ, впрочем, явно не испытывает энтузиазма по этому поводу, что во многом объясняется и внутриполитическими соображениями.

Миграционная политика уже стала пунктом острого недовольства общественности и оппонентов в адрес действующего канцлера А.Меркель. По сути, ФРГ может высказать аналогичные турецким жалобы, поскольку приняла на своей территории больше всего сирийцев, а также выходцев из Ирака и Афганистана в сравнении со своими партнерами по ЕС. Из федерального бюджета, по данным, опубликованным в открытых источниках, на них было потрачено около 30 млрд долларов в год. Наконец, многие критики сходятся во мнении, что фактически власти сами предопределили то, что беженцы стремится попасть именно в Германию, поскольку риски отправки назад всерьез они не воспринимают, рассчитывая при этом получить ежемесячное пособие, которое превышает размеры минимальной заработной платы, на которую они могут рассчитывать, работая легально.

Претенденты на пост нового лидера ХДС, чьи кандидатуры были предложены партии в пятницу на голосование, также не смогли обойти эту проблему, поскольку состоявшиеся выборы во многом можно считать референдумом партии о согласии продолжать курс действующего канцлера. Генерального секретаря ХДС считают «мини-Меркель». Ее курс в рамках борьбы за ключевой в партии пост свелся к тому, что, как пишет Guardian, «нельзя произвольно продолжать в том же духе, но нельзя и все отвергнуть». В области миграции это означает поддержку политики открытых дверей при необходимости высылать тех, кто был осужден в ФРГ.

Другой кандидат Ф.Мерц, наоборот, настаивал на модернизации как страны, так и партии. В широком смысле это подразумевало в случае его избрания превращение Германии в более благоприятное место для жизни, прежде всего, по экономическим показателям. Второе – сокращение поддержки правой партии «Альтернатива для Германии», набравшей популярность на миграционной проблематике, на 50 % к следующим выборам за счет укрепления собственных позиций в глазах электората. При этом подход к проблеме он предложил, пожалуй, наиболее основательный, а именно призвал республику готовиться к обсуждению одного из пунктов конституции, где в ответ на нацизм и Холокост записано право на убежище. Об исключении статьи из Основного закона, однако, напрямую он не говорил, ссылаясь лишь на то, что немецкий и общеевропейский подходы должны в итоге стать единообразными.

Наконец, на должность партийного лидера был выдвинут и министр образования Й.Шпан, с которым многие связывали возможность взрыва ХДС изнутри, что в целом нетипично для партии, привыкшей принимать решения подавляющим большинством.  Любопытно, но он по своей идеологии оказался наиболее близок к АдГ, а следовательно, потенциально привлекателен для электората. На фоне иных кандидатов, его волновала не политика, а люди, как сами немцы, так и мигранты. При этом проблема последних, на его взгляд, заключается в том, что они не хотят интегрироваться. Более того, ему не чужда и еврейская тема. Так, Й.Шпан полагает, что вместе с выходцами с Ближнего Востока Германия «импортирует антисемитизм». Помимо этого была очевидна выгода его избрания с точки зрения США и Израиля. Он, как кажется, сработался бы американским президентом. Так, что крайне нетипично для европейских министров здравоохранения, в октябре он встречался с советником американского президента по национальной безопасности Дж.Болтоном. Исходя из этого его избрание на пост партийного лидера, а затем канцлера, могло бы открыть сторонам путь к сближению.

Таким образом, миграционная политика в целом и ее сирийский контекст в частности по-прежнему таит в себе массу сложностей для Германии и прежде всего, отразиться на внутриполитической ситуации в стране. По итогам внутрипартийного голосования в пятницу была избрана А.Крамп-Крарренбауэр. Для А.Меркель, собирающейся остаться на посту канцлера до конца срока полномочий, этот факт можно считать положительным, поскольку действительно обеспечит максимальный из возможных в такой ситуации уровней поддержки, которого не дали бы другие потенциальные исходы выборов. Вместе с тем недовольство в политической и общественной сфере это не снимает, открывая дальнейший путь для усиления АдГ, с которым как раз и собирались бороться Ф.Мерц и Й.Шпан.

52.55MB | MySQL:104 | 0,322sec