О докладе Фонда «Азия» об Афганистане. Экономика, демография, статистика и социальные аспекты. Часть 5

В прошлых частях был проведен анализ тезисов из большого доклада Фонда «Азия» относительно положения дел в Исламской Республике Афганистан. Продолжим это исследование. По данным Центральной статистической организации Афганистана, текущий уровень безработицы в составляет 23,9%. Между тем, согласно выкладкам статистической службы существует значительный гендерный разрыв в безработице: 41,0% женщин в настоящее время безработные, в то время как тот же показатель у мужчин доходит до 18,3%. Отметим, что реальный уровень безработицы в классическом понимании значительно выше и не поддается реальному и адекватному исчислению. Здесь речь идет о людях, которые официально заявили о невозможности найти работу и встали на учет в государственные органы. Теперь представим какой процент жителей афганской сельской местности никогда не слышали о подобном механизме. По данным Фонда «Азия», значительного разрыва в гендерном отношении по вопросам безработицы не возникает. Так,  24,0% безработных в сельской местности против 26,5% в крупных городах (Кабул, Мазари-Шариф, Кандагар). Уровень безработицы выше среди молодежи (30,7%), чем в среднем по стране (23,9%). Разница особенно нарочита между городской молодежью (39,1%) и сельская молодежь (29,6%). То есть в городе больше безработных. С чем это может быть связано? С той же причиной, которая была названа выше. В сельской местности никто и не предполагает о том, что существует механизма регистрации в качестве безработного. То есть реальная безработица в городе и особенно в сельской местности – значительно выше. В целом 46,3% афганцев в 2018 году говорят, что они вовлечены в «какую-то трудовую деятельность», которая приносит деньги, по сравнению с 45,0% в прошлом году. На региональном уровне респонденты в Центральном округе (включает Кабул) по-прежнему с наименьшей вероятностью сообщают о доходах (40,5% в 2017 году и 41,6% в 2018 году), в то время, как доход на юге страны увеличился на 7,8 %. В восточном регионе с 38,8% в 2017 году до 46,6% в 2018 году. Если рассмотреть по провинциям, то картина следующая. Урузган (63,9%) и Саманган (60,9%) выделяется с наибольшим количеством респондентов, получающих доход, в то время как наименьшее количество фиксируется в северном Панджшере (27,7%). Здесь следует остановиться и проанализировать эти данные. Они лишь на первый взгляд выглядят не презентабельными. Урузган провинция на юге Афганистана. Граничит с провинцией Кандагар, а на западе – с  Гильмендом. Провинция является родиной основателя движения «Талибан» Муллы Омара. В  2004 году  из провинции Урузган была выделена новая провинция Дайкунди, населенная хазарейцами. Урузган входит кандагарско-гильмендскую зону. Фактически это один социо-культурный и экономический регион. Крупнейшие города в данной области – Кандагар и Лашкаргах, то есть столицы провинций Кандагар и Гильменд. Соответственно выходцы из Урузгана тесно связаны с этими провинциями. Основной способ дохода – выращивание опиатов. В свою очередь, Саманган не богат маковыми полями. Однако это провинция находится на севере и граничит с самой процветающей таджикской провинцией Балх, а также с относительно богатым Кундузом, который граничит с Таджикистаном на севере. Вот и объяснение причин относительно высоких показателей занятости в этих провинциях. 57,2% афганцев заявили, что возможности трудоустройства для их семей стали хуже. В прошлом году этот показатель приближался к 58,1%. Это значительно выше, чем в 2007 году, когда этот вопрос был впервые задан (40,2%). Существует связь между местом проживания и возможности трудоустройства: 67,2% афганцев, живущих в городских районах, считают, что их ситуация с занятостью ухудшились по сравнению с 53,9% в сельской местности. По провинциям. 77,9% в Пактии, 76,6% в Панджшере, 75,2% в Кабуле, 29,3% в Лагмане и 30,8% в провинции Пактика – заявили, что возможности с трудоустройством ухудшились. Это крайне высокие показатели. Особенно, ели учитывать, что афганская столица Кабул является экономическим центром страны, а показатель безработицы не только не высок, но и имеет тенденцию к деградации. С чем это может быть связано? Во-первых, теракты и гражданская война пришла в города, в том числе и в Кабул. Оазисов стабильности осталось очень мало, и практичен все сосредоточены на севере и в тех провинциях, где нет маковых полей и экономически выгодных объектов (то есть в самых бедных и малонаселенных районах). Во-вторых, стратегия движения «Талибан» дает свои плоды. Талибы пришли в города и социальная и экономическая ситуация там ухудшилась. Этого они и добивались. Обратим также внимание и на другой важный фактор. Он с одной стороны, безусловно, является положительным. С другой, он помимо всего прочего является катализаторов гражданской войны и активности наиболее радикальных исламистских сил. Положение женщин значительно улучшилась с тех пор, как в 2001 году талибы были отстранены от власти. Женщины по-прежнему сталкиваются с проблемами, особенно с экономическими. Однако, прогресс – на лицо. Отсутствие рабочих мест (25,5%) и бедность (9,2%) – главные проблемы женщин. Однако их положение значительно улучшилось. В крупных городах образованная женщина может найти себе работу.

52.11MB | MySQL:103 | 0,543sec