Стратегия Турции в Восточном Средиземноморье (по материалам журнала ОПК «M5»). Часть 2

27 ноября 2018 г. мы опубликовали обзор ноябрьского номера нового турецкого журнала ОПК «М5». Продолжаем разбираться с одним из наиболее острых вопросов для современной турецкой внешней политики – Восточным Средиземноморьем на базе статьи доктора наук Айдына Четинера «Стратегия Турции в Восточном Средиземноморье».

От своих рассуждений по этому поводу (ссылка на Часть 1 статьи: http://www.iimes.ru/?p=50879) переходим непосредственно к мыслям турецкого автора.

Начинает А.Четинер с констатации того факта, что на протяжении всей истории Восточное Средиземноморье является для Турции не просто «важной территорией», а «хинтерландом». Как он пишет, «Израиль, греческие киприоты, греки и египтяне» приглашают международные компании участвовать в разработке нефтяных и газовых месторождений региона. Турция ясно дает понять, что не приемлет односторонних действий других стран через перечень мер – экономического, военного и политического характера.

Турция, по словам автора, занимает важное географическое положение, как в региональном, так и глобальном масштабе. Это геополитическое положение имеет «стратегическую природу», которая, в свою очередь, становится «большим грузом и серьезным риском» для «раздробленной и слабой страны». Напротив, для единой страны, управляемой «со стороны лидеров – визионеров» такое географическое положение является преимуществом для того, чтобы стать «большим и сильным государством».

Здесь автор, очевидно, говорит о том, что нынешняя Турция относится ко второй категории стран. Поскольку страна вот уже 16 лет управляется со стороны сильного лидера – президента Р.Т.Эрдогана и его Партии справедливости и развития (ПСР). Это — даже дольше, чем срок первого президента Турецкой Республики М.К.Ататюрка (1923 – 1938 гг.).

Автор пишет о том, что тот, кто контролирует Восточное Средиземноморье, контролирует весь Ближний Восток. Впрочем, он указывает, что речь идет о терминологическом наследии британского империализма, которое сформировало свою политическую географию «Дальний Восток – Средний Восток – Ближний Восток». А.Четинер говорит о том, что Турция должна мыслить в своих категориях, согласно которым Сирия, Ирак и арабские страны входят в земли «Юго-Западной Азии».

Как указывает А.Четинер, после Второй мировой войны Турция заняла место в рядах Западного союза. Военную технику Турция получала из стран Запада. Этого было недостаточным для того, чтобы Турция могла главенствовать в собственных морях – Черном, Эгейском и Средиземном (вообще-то, у Турции – только одно внутреннее море, Мраморное; все прочие она делит с другими странами – Я.К.). Впрочем, западные военные поставки сделали возможным защиту Турцией собственных рубежей.

Как пишет А.Четинер, военные поставки приходили в Турцию в «ограниченных количествах в виде военной помощи». В частности, те суда, которые остались у США после Второй мировой войны, были переданы ВМФ Турции. Для турецкого флота использовался термин «Флот Мраморного моря» (довольно обидное название, следует признать – Я.К.). Но, как бы то ни было, автор указывает, что, невзирая на все трудности, Турции, благодаря воле политиков, удалось провести Кипрскую операцию. Как он напоминает, в ходе этой операции, Турция по ошибке затопила собственное судно и попала под эмбарго на поставки военной техники из-за рубежа.

В то самое время, Восточное Средиземноморье было зоной острой конкуренции между СССР и США с НАТО. Турция, по словам автора, контролируя проливы Дарданеллы и Босфор, оказала неоценимую помощь Североатлантическому альянсу. США и НАТО демонстрировали свое присутствие в Средиземном море через постоянную авианосную группу ВМС.

Далее автор делает подзаголовок, который красноречиво называется им, как «Мечта России вчера и сегодня». Здесь автор использует типичный для турецкой политологической науки шаблон о «политике по выходу к теплым морям», которую, по его словам, исповедовали Российская Империя, СССР и Российская Федерация. Иными словами, речь идет о константе российской внешней политики. СССР признается автором стороной, проигравшей в Холодной войне. Однако, он же указывает на то, что образовавшаяся после распада СССР Российская Федерация «быстро восстановилась». Россия приняла для себя «доктрину ближнего зарубежья» и приступила «к быстрому достижению своих военных целей».

А.Четинер говорит: «Россия вступила в столкновение с Грузией и установила контроль над Абхазией (конфликт 2008 года, автор не указал Южную Осетию – Я.К.), обновила военное соглашение с Арменией и, что самое важное, оккупировала Крым. Оккупация Крыма со времен Царя Петра Сумасшедшего (Deli) до СССР было продолжением политики по выходу к теплым морям. Поскольку в период, когда Османская Империя владела Крымом, именно она со своим флотом доминировала в Черном море. Русские, оккупировавшие Крым, овладели портом, дающим контроль над Черным морем, и быстро укрепили свои черноморские флотилии».

52.26MB | MySQL:106 | 0,801sec