О признаках нового трудового конфликта в МИД Израиля

Почти месяц прошел с того момента, как Б.Нетаньяху сосредоточил в своих руках беспрецедентное количество министерских портфелей. Помимо собственно ключевого для него поста главы правительства, а также имевшихся у него ранее должностей министров иностранных дел и здравоохранения, он получил освободившиеся от двух ушедших в отставку представителей НДИ вакансии главы ведомств обороны и абсорбции. Любопытно при этом, если уход А.Либермана был довольно громким, то вот сложение полномочий С.Ландвер прошло практически незамеченным. Кроме того, после смерти в октябре министра по делам религий Д.Азулая исполнение и его обязанностей перешло к Б.Нетаньяху. Сразу после объявления А.Либермана об уходе со стороны представителей главы правительства последовали комментарии, что он намерен сохранить за собой министерства обороны и здравоохранения, передав, прежде всего, портфель министра иностранных дел, который уже неоднократно за время Кнессета нынешнего созыва становился предметом коалиционных переговоров. Однако назначения так и не были произведены.

Оценки этого факта в СМИ, политических и экспертных кругах существуют разные. Так издание Jerusalem Post полагает, что Б.Нетаньяху выгодно держать политических союзников и конкурентов в подвешенном состоянии, поскольку на рассмотрении сейчас находится законопроект Г.Саара, подготовленный в действительности с подачи самого председателя партии Лику. По условиям законодательной инициативы президент должен будет назначить на пост главы правительства исключительно лидера партии, получившей большинство на выборах, хотя в нынешней редакции существует возможность выдвинуть в данном качестве любого парламентария в том случае, если в его поддержку выступит большинство фракций, приглашенных на специальное совещание по итогам голосования. Несмотря на заявления премьер-министра, у прессы, да и у многих политиков, включая А.Либермана, есть убежденность в том, что законопроект писался исключительно под Б.Нетаньяху и сложившуюся вокруг него ситуацию, а теперь он давит на депутатов с тем, чтобы они поддержали документ, обещая им как вознаграждение министерские должности.

Параллельно есть те, кто позитивно смотрит на то, что глава правительства получил в числе прочего пост министра обороны. Так, экс-посол Израиля в США, а ныне член совета управляющих нескольких университетов, включая Тель-Авивский, З.Шоваль, как он утверждает сам, отправил Б.Нетаньяху письмо, в котором сообщил, что с сочетанием этих двух должностей проблем быть не должно. Более того, как считает бывший дипломат, израильская история показывает, что совмещение двух этих постов способствует лишь укреплению политической ситуации и обороны страны. При этом, как кажется, почти никто не принимает во внимание простой факт, что с уходом министров Б.Нетаньяху фактически сокращает и список членов узкого военно-политического кабинета, что во многом способствует принятию решений, выгодных ему, а также исключает ситуацию, аналогичную той, что сложилась по вопросу перемирия с ХАМАС в прошлом месяце. Так, в общем комментарии по итогам заседания утверждалось, что решение было принято единогласно, хотя затем А.Либерман заявил, что не поддерживал данный шаг, из-за которого в итоге и подал в отставку.

Наиболее сложная ситуация сложилась в МИДе, где, как известно, велик протестный дух сотрудников. Предвестники надвигающегося кризиса были заметны еще летом. Так, в августе в ивритоязычных СМИ появилась информация о забастовке вспомогательного персонала внешнеполитического ведомства. Их недовольство спровоцировало нежелание руководства решать то, что в газете Maariv было названо «проблемами, обнаруженными в новой системе оплаты труда», которая вступила в силу в начале 2018 г. Несмотря на то, что данная часть сотрудников составляет около 60 % всего штата израильских зарубежных миссий, гораздо сильнее все же звучит голос дипломатов. Сейчас молчать перестали и они. Так, в понедельник во время ежегодной конференции руководителей представительств Израиля за рубежом сразу несколько дипломатов, включая глав посольств в Германии, Франции и Нидерландах заявили о том, что сокращение бюджета министерства сказалось на них самым худшим образом. Так, А.Шир-Он, аккредитованный в Нидерландах, отметил, что у него нет бюджета на мероприятия. Представитель Израиля в Германии Дж.Иссахаров подчеркнул, что «люди не могут работать без зарплаты», а его коллега из Франции А. Бен-Нун сосредоточилась на имидже протестов, созданном в СМИ. Так, по ее мнению, поскольку общественность не понимает, чем конкретно они занимаются, то запросы дипломатов на финансирование не поддерживаются широко.

Любопытно, но Б.Нетаньяху фактически согласился с замечаниями, пообещав в ближайшее время пересмотреть бюджет, а также традиционно спорный вопрос о закрытии дипломатических представительств за рубежом. Кроме того, он повторил свое намерение назначить главу МИД «на полную ставку». Вот только пока не совсем понятно, не является ли это политической уловкой. Проблема отсутствия главы внешнеполитического ведомства заметна на различных направлениях. Сам  премьер-министр не скрывает, что у него есть приглашения посетить порядка 40 государств по всему миру, что крайне полезно для положения страны на международной арене. Однако все из них принять он не может, поскольку из-за шаткости коалиции должен быть в Кнессете и голосовать.

Для самих дипломатов и особенно их профсоюза важно иное. Прежде всего, они хотели бы видеть некое промежуточное звено между ними и премьер-министром, которое и будет отстаивать их интересы в споре с Министерством финансов за бюджетные сокращения. Тут, конечно, послы мыслят слишком позитивно, т.к. в ходе предыдущих трудовых конфликтов министр иностранных дел полностью с ними все же не солидаризировался, за что его и ближайшее окружение заместителей в отдельных случаях даже не допускали на рабочее место. Вместе с тем рациональное зерно в таких рассуждениях все же есть, ввиду того, что диалог на равных главы МИД и Минфина значит много. Также дипломаты недовольны размыванием функций, приводящим к тому, что полномочия внешнеполитического ведомства сокращаются. Если нынешняя ситуация продлиться долго, то положение может усугубиться. Разумеется, таких постов как министр здравоохранения это коснется вряд ли. Но вот долгое нарушение баланса между обороной и дипломатией для внешней политики страны, особенно в непростых условиях роста напряженности на границах, может привести к необдуманным действиям, ведь вместо голосов двух Б.Нетаньяху будет руководствоваться лишь своим собственным. Кроме того, сложно говорить о программах алии и абсорбции, что стало актуально на волне событий во Франции, не имея отдельного министра для решения текущих задач.

Таким образом, сосредоточение в руках Б.Нетаньяху нескольких министерских портфелей позволяет ему пытаться решать проблему собственного выживания в нынешней коалиции, обладая минимальным большинством, а также создавать условия для сохранения власти после выборов. Однако на израильской политике, особенно внешней, это сказывается негативно, т.к. страна не может обеспечить должный уровень представительства за рубежом. Особенно опасным сигналом стоит считать недовольство дипломатов в ключевых европейских странах, поддержки которых Иерусалим отчаянно пытается добиться для противодействия Ирану и его прокси, а также с целью перекрывания арабского большинства в ООН. Вместе с тем вопрос не замыкается полностью на распределении министерских полномочий, хотя их концентрация в одних руках, безусловно, ведет к размыванию функций, восстановить которые в дальнейшем будет крайне сложно. Серьезные вопросы вызывает главным образом бюджет, поскольку протестный дух в МИДе подогревается именно из-за того, что вновь не обеспечивается должная оплата труда и расходы на проведение мероприятий, в то время как ассигнования на оборонные нужды растут. Без решения этой проблемы даже при условии назначения главы внешнеполитического ведомства очередного трудового конфликта не избежать.

52.79MB | MySQL:104 | 0,218sec