Об экономическом эффекте Brexit для британо-израильских отношений

На текущей неделе весь мир наблюдал за ситуацией в Великобритании, где продолжились споры по поводу выхода страны из ЕС. Глава британского правительства Т.Мэй преодолела вотум недоверия однопартийцев и отправилась на саммит ЕС, стартовавший 13 декабря. По его итогам Брюссель дал понять, что работа будет продолжена на основе принципов, выработанных в конце прошлого месяца. Таким образом, в прессе продолжает фигурировать дата 29 марта 2019 г. в качестве дня, когда Соединенное Королевство покинет ЕС. Для стран-участниц Евросоюза и особенно их граждан, часть из которых, воспользовавшись единым европейским пространством, сменили место жительства, есть много поводов для беспокойства. Израиль, в свою очередь, продолжает ожидать позитивных для себя изменений в политике Британии на ближневосточном направлении, прежде всего, в торгово-экономической сфере.

Глава отела международной торговли посольства Великобритании в Израиле Б.Гроссман на неделе высказал свой достаточно подробный прогноз того, что Иерусалиму стоит ждать после наступления дня Х, а также рассказал о том, чего стороны уже успели добиться. Так, по его словам, после голосования британцев в поддержку Brexit в июне 2016 г., Лондон, судя по всему не без влияния своих исторических связей, выделил израильский рынок в качестве одного из приоритетов. Начиная с марта 2017 г. стороны приступили к активной фазе переговоров по вопросу заключения соглашения о свободной торговле, которое призвано заменить нынешние договоренности между Израилем и ЕС, пока регулирующие  британо-израильские отношения в данной сфере.

Такая перспектива, судя по всему, уже принесла государствам положительную динамику. По данным Центрального статистического бюро Израиля, за первые шесть месяцев 2018 г. объем экспорта из Соединенного Королевства вырос на 75 %  с 1,97 млрд долларов до 3,45 млрд. долларов. Британская сторона, в свою очередь, сообщает о повышении интереса израильских предпринимателей к открытию своих представительств в королевстве. Так, за последний год количество израильских компаний в Британии выросло с 25 до 32. Прежде всего, Лондон хотел бы видеть израильских специалистов из высокотехнологичной отрасли, энергосбережения и экологически чистых производств. При этом потенциально интересны не только израильские предприятия и разработки, но и квалифицированные сотрудники, которые, судя по всему, сменят часть европейцев. Кроме того, по данным посольства Великобритании в Израиле, после проведения референдума по Brexit израильские инвестиции выросли более чем на 30 %. В числе привлекательных названы инфраструктурные проекты, куда израильтяне по последним данным вложили уже около 300 млн фунтов. Как ожидается, снижение курса британской валюты должно повысить привлекательность строительного сектора и недвижимости. При этом последняя, как полагают специалисты, будет интересна израильтянам, прежде всего, как инвестиционный проект.

Помимо этого Лондон надеется на волне политических сложностей, приводящих к колебанию курса фунта стерлингов, извлечь выгоду  и еще на нескольких направлениях. С одной стороны, как утверждает Б.Гроссман, ослабление национальной валюты повышает туристическую привлекательность, делая поездки в Великобританию более доступными. Такая тенденция, как отмечает израильское экономическое издание Globes, заметна с конца прошлого года и уже привела к заключению нового авиационного соглашения между странами в конце декабря 2017 г. в ходе ежегодной конференции Международной организации гражданской авиации (ICAO). Благодаря нему было согласовано открытие большего количества прямых рейсов после того, как Соединенное Королевство покинет Евросоюз. С другой стороны, британские ритейлеры также надеются, что снижение курса повысит привлекательность интернет-магазинов.

Помимо этого растет сотрудничество в военно-технической сфере. Так, по данным парламента Соединенного Королевства в 2016 г. было выдано 245 лицензий на экспорт вооружений в Израиль, в 2017 – 324. Их совокупная стоимость составила 375 млн фунтов стерлингов. Летом текущего года, по данным Campaign Against Arms Trade, были согласованы продажи Израилю еще более 30 образцов военной техники и вооружений. Помимо этого, еще в 2017 г. стало известно, что Центр правительственной связи Великобритании (GCHQ) – спецслужба, занимающаяся радиоэлектронной разведкой и кибербезопасностью – сотрудничает с Израилем. Тогда этот факт раскрыл заявивший о выходе в отставку руководитель GCHQ Р.Хэнниган, сославшийся на то, что у страны хорошие отношения со специалистами из Беэр-Шевы, что помогает обеспечивать контртеррористическую деятельность не только в Соединенном Королевстве и Израиле, но и по всему миру.

Приведенная статистика показывает, что Иерусалим и Лондон действительно могут многое предложить друг другу, однако, положение это не выглядит устойчивым. С одной стороны вокруг Т.Мэй складывается крайне непростая ситуация. На фоне сообщений о возможности главы лейбористской партии Д.Корбина занять пост премьер-министра перспективы дальнейшего британо-израильского сближения не выглядят столь уж оптимистичными. Кроме того, пусть и пока не слишком громко, но уже звучит голос оппозиционных журналистов, считающих, что Соединенное Королевство потакает «режиму, убивающему мирное население Газы». Такова, к примеру, вышедшая на прошлой неделе публикация британского историка и журналиста М.Кертиса, обвинившего Израиль в безнаказанном совершении военных преступлений, а прессу Великобритании в том, что она не освещает эту агрессию должным образом и в «правильном» на его взгляд русле.

Таким образом, несмотря на ожидаемый позитивный для Израиля эффект выхода Великобритании из ЕС уже сейчас заметны потенциальные ограничители сотрудничества. Они сводятся как к личностям политиков, находящихся у власти, так и внешнеполитическом эффекте Brexit. После него Лондон получит большую самостоятельность в международных делах, включая ближневосточное направление и не исключено, что захочет продемонстрировать, что его новый курс никак не согласуется с общеевропейским. При этом на палестино-израильском треке ситуация однозначной не выглядит. Во время последней эскалации между Израилем и ХАМАС часть европейских стран отметили именно палестинскую агрессию. В результате возможен сценарий, при котором ЕС, а точнее ряд влиятельных государств-членов частично смягчат свой подход к израильской стороне, в то время как Великобритания наоборот станет ориентироваться на поддержку палестинцев.

52.78MB | MySQL:115 | 0,556sec