Оценки китайских обозревателей некоторых аспектов газопровода «Турецкий поток»

Как известно, собственные запасы сырой нефти в Турецкой Республике крайне ограничен – объемов достаточно только для обеспечения 1/6 от национальных потребностей. В отношении запасов природного газа ситуация в Турции еще более плачевная, что заставляет Президента ТР Реджепа Тайипа Эрдогана идти на сотрудничество как с Российской Федерацией, так и с Ираном, Ираком и другими государствами северного Кавказа и даже Центральной Азии.

 

Российский аспект

Как отмечают китайские обозреватели, реализация проекта «Турецкий поток» полностью отвечает интересам официальной Анкары, поскольку это самый простой из существующих способов улучшить топливно-энергетическую ситуацию в ТР. Китайские специалисты отмечают, что возможность реализации «Турецкого потока» обусловлена не столько усилиями Анкары, сколько терпением и дружелюбным подходом официальной Москвы, которая неоднократно отомстила за гибель пилота фронтового бомбардировщика Су-24 Олега Пешкова.

 

         Европейский аспект

Согласно данных из открытых источников, ежегодно по данному трубопроводу российская сторона будет поставлять европейским потребителям 31,5 млрд. куб. м газа. Очевидно, что проект «Турецкий поток» достаточно интересен официальной Москве, поскольку позволяет полностью нивелировать значение газотранспортной системы Украины при поставке голубого топлива в Европу. Основное значение «Турецкого потока» для Р.Т.Эрдогана состоит в том, что его реализация позволит ему стать одним из ключевых игроков на топливно-энергетическом рынке Европы. Вполне естественно, что российско-турецкий контракт вызывает крайнее недовольство среди руководителей стран-членов Североатлантического альянса. В свою очередь, Президент Турецкой Республики чрезвычайно доволен возможностью диктовать свою волю руководителям стран НАТО, которые привыкли оказывать давление на Анкару в своих интересах.  По оценкам китайских аналитиков, «Турецкий поток» позволяет Р.Т.Эрдогану реализовать свою давнюю мечту – стать «новым султаном Турции».

 

Ирано-иракский аспект

В публикациях китайских специализированных военно-политических изданий отмечено, что до момента подписания документов о начале работ по прокладке трубопровода из РФ до территории Турции официальная Анкара вела активные переговоры с властями Ирака и руководителями курдского ополчения, которое контролирует часть северных нефтеносных районов страны. Известно, что турецкие эмиссары смогли примирить курдских командиров и представителей официального Багдада за счет достаточно четкой финансовой политики. Анкара крайне заинтересована в стабильных поставках нефти, поскольку вынуждена приобретать ее по среднемировым ценам и ищет возможность получать углеводородное топливо по цене близкой к себестоимости.

Одновременно турецкие дипломаты вели переговоры в Тегеране с целью прокладки трубопровода через территорию Ирака и далее вдоль турецко-сирийской границы до ближайших портов, в которых построены нефтеналивные терминалы. Подобное  «ресурсное объединение» Турции, Ирака и Ирана вполне возможно как за счет религиозного единства (официальная религия трех государств — ислам), так и на основе общих финансовых интересов.

Следует отметить, что благодаря иракско-турецкому трубопроводу его организаторам удастся достаточно эффективно скрыть поставки иранской нефти, которую, на первом этапе будут осуществлять при помощи нефтеналивных цистерн. По данным китайских источников, в настоящее время небольшие частные иранские нефтеперерабатывающие заводы контрабандно поставляют свою продукцию в Ирак и получают за свои поставки оплату наличными.

Китайские аналитики отмечают, что официальный Вашингтон достаточно сдержанно относился к переговорам между турецкими и иракскими дипломатами и представителями нефтяной промышленности, поскольку обладал полной информацией за счет третьего участника переговоров – курдов. Причина довольно сдержанной позиции военно-политического руководства США объясняется достаточно просто – за счет дополнительных доходов от поставок нефти в Турцию официальный Багдад будет получать финансовые средства, которые будет затрачивать на приобретение нового вооружения, а Турецкая Республика, на полученные от реализации нефти средства также получит возможность профинансировать перспективные оружейные контракты.

        

         Египетский аспект

Помимо «Турецкого потока» и ирано-иракского трубопровода официальная Анкара также рассчитывала на прокладку газового трубопровода с территории Египта (Синайский полуостров) из населенного пункта Ариш до Табы, затем в Иорданию до Акабы и столицы –Аммана. В дальнейшем трубопровод должен был быть проложен через столицу Сирии до порта Баниас, а также в ливанский порт Триполи. Турецкие политики и предприниматели рассчитывали на прокладку северной ветки трубопровода через сирийские города Хомс и Алеппо в направлении на приграничный Килис. Очевидно, что начавшийся в 2011 г. внутренний вооруженный конфликт в Сирийской Арабской Республики поставил крест на этом проекте.

 

         Катарско-саудовский аспект

Следует отметить, что до момента обострения отношений между Королевством Саудовская Аравия и Катаром официальный Эр-Рияд рассчитывал после свержения режима Башара Асада проложить через территорию Сирийской Арабской Республики газопровод до Турецкой Республики, который позволил был наладить прямые поставки в Европу. Реализация такого проекта поставила бы под угрозу российскую монополию на энергетическом рынке Европы.

Однако, вследствие серьезного ухудшения межгосударственных отношения между КСА и Катаром данный проект практически невозможно реализовать. Следует отметить, что для обеспечения национальной безопасности Катара и стабильности в регионе официальная Анкара даже направила ограниченный воинский контингент в это небольшое государство. В ответ руководство Катара выделило турецким партнерам 15 млрд.долл.США на реализацию национальных проектов.

 

Американский аспект

Российско-турецкий газотранспортный проект, равно как и инициатива Р.Т.Эрдогана по приобретению зенитно-ракетной системы С-400 в РФ серьезно осложнила отношения с Вашингтоном. Руководитель Турецкой Республики при помощи этого «кредитного» контракта хотел указать Дональду Трампу, что оборонно-промышленный комплекс США не является единственным источником современного вооружения и военной техники.

Известно, что администрация Белого Дома уже предприняла соответствующие меры и заблокировала поставки двигателей, необходимых Анкаре для реализации контракта на поставку 30 ударных вертолетов Т-129 «Атак» для подразделений армейской авиации СВ ВС Пакистана. Кроме того, турецкий ОПК может лишится других компонентов, необходимых для реализации одной из ключевых программ – строительства авианосного флота. Вполне вероятно, что в условиях достаточно жесткой внешней политики Д.Трампа официальная Анкара может быть исключена из программы поставок малозаметных истребителей F-35.

 

Вывод       

В дополнение к вышесказанному представляется необходимым отметить, что за счет денежных средств, которые турецкая сторона получит за транзит официальная Анкара сможет продолжить реализацию стратегического плана «Четыре моря».  По данным китайских аналитиков, турецкие политики и экономисты рассчитывают развить основные морские портов на побережье Черного и Средиземного морей. Четыре основные морские гавани позволят Турции стать «транспортным узлом» для перемещения товаров из Африки, Ближнего Востока, Центральной Азии и Кавказа в Европу и высокотехнологичной продукции в обратном направлении.

В целом газопровод «Турецкий поток» это возможность для Турции стать ключевым игроком на Ближнем Востоке во многих сферах, что стало возможным благодаря руководству РФ.

52.58MB | MySQL:112 | 0,328sec