О вопросах демографии в Израиле. Часть 1

В 2003 году на Герцлийской конференции Биньямин Нетаньяху, на тот момент министр финансов, а ныне премьер-министр Израиля, говорил о том, что в еврейском государстве есть демографическая проблема, и она связана с израильскими арабами, которые останутся гражданами еврейского государства. «В Декларации независимости говорится, что Израиль должен быть еврейским и демократическим государством, но для того, чтобы демография не подавила еврейский характер, необходимо обеспечить еврейское большинство», – сказал Б.Нетаньяху[i].

Статистические данные 2017 года показали, что коэффициент рождаемости у израильских евреев впервые превысил показатели среди израильских арабов. Эти данные опровергли прогнозы аналитиков, которые делали долгосрочные прогнозы относительно формирования еврейского меньшинства в Израиле[ii].

В 2018 году на фоне стран, в которых количество новорожденных устойчиво падает, Израиль выделяется высоким коэффициентом рождаемости: в 2015 году он составил 3.1 (ребенка на одну женщину), а в последние годы фактически повышался. При этом опровергается ставшее общепринятым мнение о том, что высокие показатели обеспечивают ультраортодоксальные (т.н. «харедим») еврейки и израильские арабки.

В 2014 году коэффициент рождаемости среди мусульманок и харедим составлял 6.9, но в целом за последние два десятилетия он снизился. Для евреек, не относящихся к харедим, этот показатель высок по сравнению с женщинами в Европе и Северной Америке. Среди израильтянок, которые считают себя светскими, коэффициент составил 2.1; у традиционных евреек – 2.6; традиционно-религиозных евреек – 3; и у ортодоксальных евреек – 4.2. Если сравнивать с другими развитыми странами, уровень рождаемости в Израиле примерно такой же, как он был у них в 1960-х годах и в последние годы растет в большинстве групп населения Израиля.

Что касается причин роста рождаемости, то в одном опросе, проведенном в 2012 году, многие израильтяне ссылались на ситуацию с безопасностью, которая способствует рождению большего числа детей, в то время как другие отмечали социальные нормы и семейную политику правительства. Помимо прочего, показатели лечения бесплодия на душу населения в 13 раз превышают статистику по Соединенным Штатам. Многие эксперты приводят именно последнее в качестве причины роста рождаемости.

Другое возможное объяснение состоит в том, что экономический спад после 2008 года не затронул Израиль в такой степени, как его пережило большинство стран развитого мира, что также благоприятствовало демографическому росту. Впрочем, финансовое положение семьи хоть и является фактором, определяющим, сколько в ней будет детей, но не в такой степени, как интуитивные ощущения людей по этому вопросу.

Британский демограф и экономист 19-го века Томас Мальтус предсказывал, что неконтролируемый рост населения будет опережать мировое производство продуктов питания, что приведет к катастрофе. Однако технология позволила добиться того, что объемы урожая превысили прирост населения, и снижение рождаемости в следующем столетии было вызвано не бедностью или нехваткой продуктов питания, а улучшением экономических условий и повышением уровня образования.

Если экологи могут быть довольны данной тенденцией, то с точки зрения экономики, старение населения и уменьшение количества детей не предвещают для наций ничего хорошего. В относительно молодых странах, таких как в Африке, высокий процент молодых людей означает, что они все еще на стадии т.н. «демографического прилива», когда достаточное количество молодых людей готовы пополнить ряды рабочей силы в ближайшие годы. В отличие от африканского континента, в Европе и Соединенных Штатах налоговое бремя будет ложиться на население, которое держится на определенном уровне или сокращается, а расходы на содержание пожилого населения увеличиваются.

В этом отношении, как пишет газета «Гаарец», Израиль являет собой некое чудо. Впрочем, с другой стороны, высокие показатели рождаемости означают перенаселенность, недостаточную инфраструктуру, неравномерное распределение ресурсов и увеличение доли низкооплачиваемых работников, что значительно уравновешивает имеющиеся преимущества. Таким образом, первоочередной задачей израильского правительства становится планирование на будущее[iii].

Следовательно, вопреки общепринятому мнению, еврейское государство не сталкивается с «арабской демографической бомбой замедленного действия», а выигрывает от складывающейся ситуации в «еврейской демографии» и прироста населения за счет иммигрантов[iv]. Так считает Йорам Эттингер, специалист по отношениям между США, Израилем и Ближним Востоком, бывший глава отдела по связям с Конгрессом в посольстве Израиля в США, бывший генеральный консул Израиля в юго-западной части США и директор пресс-службы правительства Израиля.

По статистике, с 1995 по 2017 год рост рождаемости среди израильских евреев составил 74%, с 80 400 до 140 000, в то время как у израильских арабов зафиксирован рост на 19%, с 36 000 до 43 000. Й.Эттингер отмечает, что вопреки общепринятому мнению, тенденция израильской эмиграции замедлилась. Число израильтян, находящихся за границей более года, увеличилось на 6 300 в 2016 году (самый низкий рост за 10 лет – производная от роста экономики Израиля) по сравнению с 8 200 в 2015 году и 14 200 эмигрантами в 1990 году. В то же время население Израиля выросло с 4.8 миллиона в 1990 году до 8.8 миллиона в 2018 году.

С конца 19-го века еврейско-арабское демографическое равновесие систематически не поддается оценкам и прогнозам теоретиков. Например, в марте 1898 года Симон Дубнов, ведущий еврейский историк и демограф, спрогнозировал рост еврейского населения в Эрец-Исраэль до 500 000 чел. к 1998 году, определив сионистское видение Теодора Герцля как «мессианский необоснованный оптимизм». В реальности же Т.Герцль оказался абсолютным реалистом, а С.Дубнов ошибся почти на 5.5 миллиона евреев.

В октябре 1944 года основатель Центрального статистического бюро Израиля (ICBS), авторитетный израильский демограф и статистик, профессор Роберто Баки, спрогнозировал на 2001 год 2.3 миллиона евреев в Израиле, что составляет меньшинство в 34% от населения страны. Прогноз Р.Баки отражал господствовавшую тогда среди демографов оценку еврейской рождаемости и иммиграции (алии), а также оценку рождаемости у израильских арабов. Однако в 2018 году в Израиле уже проживает 7 млн евреев, что составляет большинство (65,5%) населения на территории Израиля (в границах до 1967 года) и на Западном берегу р. Иордан, с продолжающимся демографическим ростом.

В течение 1980-х годов Центральное статистическое бюро Израиля продолжило свою традиционную минималистскую оценку алии, упуская из виду потенциал иммиграционной волны из Советского Союза. «Тем не менее, вопреки демографическим и статистическим ведомствам Израиля и благодаря весьма настойчивой, активной политике в сфере миграционной политики премьер-министров Давида Бен-Гуриона, Леви Эшколя, Голды Меир, Менахема Бегина и Ицхака Шамира, 1 миллион советских евреев иммигрировал в Израиль».

В 2000 году, в соответствии с демографической политкорректностью, ICBS прогнозировало постепенное снижение коэффициента рождаемости среди евреев с 2.6 ребенка на женщину до 2.4 в 2025 году. Однако к 2017 году коэффициент рождаемости среди евреев составил 3.16, и 76.5% рожденных в Израиле детей были евреями по сравнению с 69% в 1995 году.

В 1969 году уровень рождаемости у израильских арабок (девять детей на одну женщину) превышал количество новорожденных на одну еврейку на 6 и более детей. Однако этот разрыв был устранен к 2015 году, когда коэффициент у евреек и палестинок составил 3.11 ребенка на женщину, а в 2016 – 2017 годах коэффициент рождаемости среди еврек был выше, чем в арабском секторе страны (3.16 ребенка на женщину и 3.3, когда оба еврейских супруга были израильтянами). Кроме того, уровень рождаемости у арабок на Западном берегу р. Иордан составляет 3 ребенка на женщину по сравнению с 5 – в 2000 году. Фактически, в 2018 году показатели рождаемости в Израиле сравнились с Иорданией, но превышают уровень рождаемости во всех арабских странах, кроме Йемена, Ирака, и Египта.

Повышение показателей рождаемости у израильских евреев свидетельствует о росте оптимизма, патриотизма, привязанности к корням, общественной ответственности и существенном снижении числа абортов. Вопреки общепринятому мнению, что рост рождаемости у евреев Израиля обеспечивает ультраортодоксальная община, статистические данные показывают умеренное снижение коэффициента рождаемости у евреек харедим (из-за растущей интеграции в рынок труда и академические круги). В то же время, значительный рост рождаемости произошел в светском секторе Израиля, который является самым многочисленным в стране.

В то же время «вестернизация статистики арабской рождаемости» (в Израиле, на Западном берегу р. Иордан и на всем Ближнем Востоке) является производной от следующих явлений. Интенсивная урбанизация превратила 70% (на 1967 год) сельского палестинского населения на Западном берегу р. Иордан в 75% городского населения в 2018 году. Все большее количество палестинок в Израиле и на Западном берегу р. Иордан оканчивают среднюю школу и получают высшее образование. Вместо того чтобы жениться в 15 лет и родить ребенка в 16 лет – как это делали их матери и бабушки – современные палестинки, как правило, откладывают и сокращают этот процесс. Палестинки улучшили свой социальный статус и стремятся продвигаться по карьерной лестнице, тем самым заканчивая свой репродуктивный период в возрасте 45 лет, а не 55 лет, что также приводит к уменьшению рождаемости. Происходит быстрое снижение подростковой беременности и развивается услуги по планированию семьи. К тому же молодежная мужская эмиграция среди палестинцев с Западного берега р. Иордан увеличила разрыв между числом мужчин и женщин. В конце концов, палестинки в Израиле, на Западном берегу р. Иордан, как и женщины во всем арабском мире, значительно больше стали использовать противозачаточные средства по мере продвижения политики по планированию семьи.

Согласно исследованию, проведенному в июне 2012 года Вашингтонским бюро информации по вопросам народонаселения (PRB), 72% палестинских замужних женщин в возрасте 15–49 лет предпочитают избегать беременности, уступая Марокко (78%), но опережая Иорданию (71%) и Египет (69%).

Из приведенных статистических данных и их анализа следует, что определяющим фактором величины коэффициента рождаемости у той или иной группы населения является не столько социально-экономическая ситуация, а идеологическая составляющая, пронизывающая не одно поколение народа. Основной же вывод заключается в том, что некогда бытовавшее мнение о том, что палестинская проблема может разрешиться со временем вполне естественным путем за счет высоких темпов рождаемости среди палестинцев, опровергается «более тщательным анализом» статистических данных.

[i]                      Нетаньяху: израильские арабы представляют реальную демографическую угрозу // Haaretz. 18.12.2003. URL:https://www.haaretz.com/1.4802179 (на англ. яз.)

[ii]                     Уровень рождаемости у израильских евреев впервые стал выше, чем у израильских арабов, опровергая прогнозы о «демографической гибели» // JNS. 21.11.2017. URL: https://www.jns.org/israels-jewish-fertility-rate-tops-arabs-for-first-time-defying-demographic-doom/ (на англ. яз.)

[iii]                   Анализ: с ростом рождаемости Израилю не грозит демографическая бомба замедленного действия // Haaretz. 29.05.2018. URL: https://www.haaretz.com/israel-news/with-fertility-rising-israel-is-spared-a-demographic-time-bomb-1.6131135 (на англ. яз.)

[iv]                    Демографическая реальность опровергает общепринятые представления // JCPA. 04.09.2018. URL: http://jcpa.org/article/no-arab-demographic-time-bomb/ (на англ. яз.)

52.54MB | MySQL:103 | 0,477sec