На фоне продолжающегося кризиса в ССАГПЗ, Катар укрепляет союз с Турцией и расширяет ВТС

Власти Катара рассчитывают на усилия Кувейта для урегулирования дипломатического кризиса в Персидском заливе и возвращения единства Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Об этом заявил в субботу 15 декабря  глава МИД Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани.  «Мы все еще надеемся, что при посредничестве стран региона мы вернем единство [ССАГПЗ], рассчитываем на роль эмира Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха, чтобы восстановить отношения в регионе. Понимаем, что на это потребуется какое-то время», — сказал глава МИД Катара, выступая на XVIII Дохийском форуме.  Ранее эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани заявил о готовности Дохи вести диалог с бойкотирующими ее странами на основе взаимного уважения и невмешательства во внутреннюю политику. Саудовская Аравия и ее союзники в регионе обвиняют Катар в поддержке терроризма, требуют понизить уровень отношений с Ираном, отказаться от военного сотрудничества с Турцией. 9 декабря в Эр-Рияде прошел 39-й саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия). Катар на встрече лидеров представлял государственный министр по иностранным делам. Решение эмира Катара не участвовать в саммите осудили бойкотирующие Доху страны, в первую очередь Бахрейн.  По итогам  участники саммита ССАГПЗ в Эр-Рияде подтвердили важность сохранения единства в рядах регионального объединения, несмотря на продолжающийся дипломатический кризис. Об этом говорится в распространенном по итогам заседания коммюнике.  «Подтверждаем стремление к укреплению ССАГПЗ и единству в рядах государств-членов. <…> Отмечаем важность приверженности ССАГПЗ к противостоянию региональным угрозам», — цитирует документ телеканал «Аль-Арабия». Кроме того, лидеры аравийских монархий заявили о готовности продолжать оказывать всестороннюю поддержку дружественным государствам, в том числе Государству Палестина. Страны Совета условились продолжать противодействовать терроризму в регионе. Для этих целей участники саммита договорились «ускорить завершение всех процедур для активизации единого военного командования» арабских стран Персидского залива. По данным телеканала, следующий саммит ССАГПЗ примут Объединенные Арабские Эмираты. 39-я встреча в верхах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива прошла на фоне неурегулированного дипломатического кризиса между Катаром с одной стороны и Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом, с другой.  В этой связи отметим, что никаких принципиальных шагов в рамках сближения конфликтующих сторон по итогам этого саммита зафиксировано не было. Более того, вроде бы примирительные высказывания министра иностранных дел Катара в отношении перспектив «урегулирования» надо в большей степени отнести как реверанс в сторону Вашингтона, который придает большое значение таким жестам в рамках созыва под своей эгидой саммита арабских стран в следующем году для презентации своей новой концепции БВУ и преодоления нынешнего кризиса между «арабской четверкой» и Катаром.

Перспективы окончания этого кризиса надо оценивать не по словам министров иностранных дел, а по конкретным делам представителей прежде всего силового блока этих стран и секретных договоренностей лидеров этих государств. В этой связи есть прямой смысл проанализировать итоги последнего по времени саммита лидеров Катар и Турции в ноябре с.г. По оценке ряда экспертов, он безусловно сблизил двух региональных союзников и еще больше укрепил этот альянс. 26 ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел переговоры с  эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани в своем президентском дворце в Анкаре. На переговорах также присутствовали главы силового бока двух стран, включая глав  MIT Турции (Milli Istihbarat Teskilati) и Бюро государственной безопасности Катара (SSB). В ходе трехчасовой встречи, прерванной лишь двумя короткими перерывами, обе стороны констатировали близость своих позиций. Конкретно было принято решение об активизации двусторонней деятельности этих двух основных спецслужб в рамках общих мероприятий по  обеспечению безопасности  чемпионата мира по футболу в Катаре в 2022 году. Также очень оперативно было принято решение о дополнительном размещении турецких военных на базе в Катаре. Но основной темой встречи стала выработка совместной программы действий  против «экспансии» Абу-Даби. Очень примечательно, что главный архитектор глобального похода против «Братьев-мусульман» и всех, кто имеет какое-либо отношение к этой организации, начиная с турецких и катарских лидеров, наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид аль-Нахайян (MБЗ) был обозначен в рамках этих переговоров, как «враг номер один» в регионе. Чтобы ослабить Абу-Даби, Катар и Турция договорились особе внимание в рамках своих усилий уделять теме раскола между Абу-Даби с остальными эмиратами ОАЭ. Они полагают, что Дубай и Шарджа гораздо более восприимчивы к совместным экономическим операциям, которые имели бы преимущество для Турции и Катара в изоляции эмирата Абу-Даби. В этой связи предполагается использовать тот факт, что нынешняя региональная стратегия Абу-Даби встречает оппозицию со стороны глав других участников этой федерации. В частности, они выступают против участия  войск  ОАЭ в йеменской кампании, что стало катализатором внутренней оппозиции. В том числе и по причине того, что общее командование осуществляет MБЗ, а остальные эмираты являются основными поставщиками рекрутов в армию и соответственно  понесли самые большие человеческие потери. Кстати, очередная вспышка такого недовольства произошла, по ряду данных, как раз накануне последнего по времени раунда переговоров между повстанцами-хоуситами и «законным» правительством Йемена в Швеции.   «Более бедные» эмираты: Рас-Эль-Хайма, Шарджа и Аджман выдвинули претензии, что они, а не Абу-Даби или Дубай, фактически предоставляют наибольшее количество войск и понесли самые большие потери. Абу-Даби при этом имеет наибольшее количество командных позиций в контингенте, в то время как в Йемене практически нет частей из Дубая. В этой связи отметим, что по итогам встречи в Анкаре спецслужбы Катара и Турции  создали совместный механизм для проведения операций  в Ливии и Йемене.

Касательно КСА и дела Хашогги было зафиксировано и некое разногласие в  в позициях сторон. Р.Т.Эрдоган полагает, что основным «возмутителем спокойствия» является прежде всего наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман, который пытается оказывает, по его мнению, слишком большое влияние на ситуацию в регионе. По этой причине он предложил своему катарскому коллеге разделять в рамках информационной кампании негативную роль собственно самого наследного принца и короля, что не было подержано эмиром Катара, который полагает, что этот инцидент должен затронуть в информационном плане весь королевский двор в рамках оказания на него необходимого прессинга. И собственно говоря, мы видим, что эта позиция турецкого президента четко отслеживается на попытках информационного акцентирования со стороны официальных турецких лиц именно обвинений в отношении наследного принца КСА.

По итогам саммита были достигнуты конкретные договоренности в сфере ВТС. Турция ожидает, что ее альянс с Катаром откроет новые возможности для ее оборонной промышленности, деятельность которой  сейчас фактически заблокирована в странах Персидского залива именно из-за ее отношений с Дохой. Турецкие оборонные компании, такие как Турецкое государственное агентство (SSTK), отвечающее за высокие военные технологии, уже запустили ряд проектов с новым катарским оборонным холдингом Barzan Holdings. В этой связи надо отметить, что на фоне продолжающихся в регионе политических потрясений Доха создала свой новый оборонный холдинг. Это безусловно стало ответом ОАЭ ( Emirates Defence Industries Co (EDIC)  и Саудовской Аравии (Military Industries (SAMI)), которые создали централизованные структуры для закупки и получения передовых оборонных технологий.  Окончательное оформление холдинга как ключевого игрока в оборонной отрасти Катара  произошло в рамках выставки  Milipol Doha Trade fair, которая проходила 29-31 октября в Катаре. Государственная компания Barzan Holdings выступила тогда основным спонсором этого мероприятия. Впервые же эта структура официально «засветилась» в январе этого года, и с тех пор Barzan Holdings стала участвовать в ряде промышленных проектов, непосредственно связанных с политикой Катара в регионе. В октябре этот холдинг основал новое совместное предприятие BARQ QSTP с турецким оборонным конгломератом Aselsan. Это открыло для последнего свободный вход  на оборонный рынок эмирата. При этом турецкое SSTK, ответственное за развитие высоких технологий, имеет 1% акций этого совместного предприятия. Эксперты также отмечают очень широкое присутствие и представительство британских компаний в структуре с Barzan Holdings. В прошлом году Barzan Holdings стала соучредителем компании BQ Solutions, в функциональные обязанности которой входит приобретение технологий в оборонке и строительство новых заводов на территории Катара. Ее основным партнером в создании этой «дочки» стало бывшее британское правительственное агентство оборонных исследований QinetiQ,  которое было приватизировано в 2006 году.   BQ возглавляет бывший исполнительный директор QinetiQ Алан Вулфорд. Лондон был первой столицей, которую посетили катарские промоутеры Barzan Holdings в январе с.г. Ожидается, что после начала реализации контракта на поставку Катару 24 самолетов Eurofighter Typhoon и 9 учебно-тренировочных самолетов Hawk появятся новые катаро-британские совместные предприятия в этой области. Официально Barzan Holdings возглавляет министр обороны Катара Халид бен Мухаммед аль-Аттыйя, генеральным директором назначен Мухаммед Мубарак аль-Хатер, который до этого работал в инвест-фонде  катарских вооруженных сил QFI, который отвечает за финансовое обеспечение всех контрактов Катара в области ВТС. В том числе и в рамках закупок оружия в Белоруссии и Болгарии. Управляющим директором компании является Рашид бен Фахад аль-Наими. Будучи членом правления Vodafone в Катаре и возглавляя собственную частную акционерную компанию Mazaya, аль-Наими в течение многих лет был председателем  общественной группы Meeza, основной задачей которой являлся «мониторинг ситуации в области кибербезопасности  в регионе  Ближнего Востока». По ряду данных, эта группа стоит за основной массой кибератак в отношении государственных серверов КСА и ОАЭ в последнее время.

Кибербезопасность также обозначена в качестве одной из ключевых и приоритетных задач Barzan Holding. И в этой области катарцы активно работают  с американской группой Raytheon. Raytheon также курирует  развитие Центра операций по обеспечению безопасности катарских вооруженных сил (SOC). Это, правда, не мешает этой компании поставлять  кибер-оборудование  прямому конкуренту Катара в лице ОАЭ. Barzan Holdings  также рассчитывает на помощь США в разработке собственного самолета-разведчика. Для реализации этого проекта  в США в середине этого года была создана  дочерняя компания  Barzan Aeronautical. Это уже новый скачок в развитии холдинга. Первоначально он был сконцентрирован исключительно на оснащении сухопутных сил. В этой связи  холдинг начал свою деятельность в январе с.г. с сотрудничества с французским Nexter, финской  Patria и норвежской Kongsberg с целью разработки катарской бронированной машины. Он также основал совместное предприятие с немецкой компанией Rheinmetall  Rheinmetall Barzan Advanced Technologies (RBAT) для производства боеприпасов и взрывчатых веществ в Катаре.

52.25MB | MySQL:103 | 0,474sec