О массовых народных протестах в Судане

Полиция Судана по мере расширения географии протестов в стране перешла к более решительным мерам в отношении участников демонстраций. Как передает 21 декабря арабский телеканал «Аль-Хадас» со ссылкой на очевидцев, силы безопасности применяют против людей слезоточивый газ в городе-спутнике Хартума Омдурмане, который считается неофициальным центром политических настроений страны, Атбаре, где 19 декабря начались первые волнения, в Северном Кордофане. По информации телеканала «Судания 24», чрезвычайное положение и комендантский час введены в пятницу в провинции Белый Нил на юго-востоке страны. В третий день антиправительственных выступлений волнениями уже охвачены Хартум, а также многие города на севере, востоке, юго-востоке и северо-востоке страны. По неофициальным данным, число жертв уже достигло 12 человек, в том числе 6 погибших — в Гедарефе, 4 — в Атбаре и Бербере, 2 — в Кариме. Среди погибших есть подростки. Во многих провинциях уже действует чрезвычайное положение. Из-за роста напряженности на неопределенный срок прекращены занятия в начальных и средних школах во многих регионах страны, а также в высших учебных заведениях столицы. Тем временем, по поступающей информации, многие студенты присоединились после пятничной молитвы к акциям протеста. Из Судана поступает информация о перебоях с интернетом и блокировке многих оппозиционных сайтов. В условиях острого информационного дефицита о том, что реально происходит в эти дни в Судане, многие жители перешли в «Твиттер», куда выкладывают любую информацию о происходящем в стране. По сообщениям очевидцев, участники акций, которые начинались в знак протеста против повышения цен на топливо и хлеб и дефицита основных потребительских товаров, переходят к политическим лозунгам и требуют отставки правительства и президента страны Омара аль-Башира. Поступает информация о том, что против протестующих применяется огнестрельное оружие, однако в некоторых охваченных волнениями городах полиция встает на сторону демонстрантов, либо не вмешивается в происходящее. Ранее в пятницу 21 декабря с заявлением выступил официальный представитель правительства Судана Бишара Арур. Он заявил, что полиция ведет себя цивилизованно в отношении акций протестов, проведение которых является конституционным правом народа, в то время как власти страны осознают меру ответственности за экономический кризис и занимаются его разрешением. «Однако мирные демонстрации были сорваны и превратились в подрывную деятельность, нацеленную против государственных учреждений, — приводит его слова официальное информационное агентство СУНА. — Совершаются нападения и поджигаются здания, полицейские участки, офисы партий». Арур обвинил оппозиционные силы в попытке использовать текущую ситуацию в стране для дестабилизации. «Но власти не потерпят саботажей и без колебаний примут меры, чтобы положить конец хаосу и фактам нарушения закона», — указал он.
Следует обратить внимание на процесс возникновения и распространения этих протестов, которые стали первым по значимости таким инцидентом после волнений 2013 года, когда их причиной стала девальвация национальной валюты и соответственное подорожание розничных цен на топливо, электроэнергию и продовольствие. Но тогда волнения происходили в основном в столице и они были жестко подавлены властями — жертвами тогда стали около 200 человек. В этой связи отметим, что такие цифры приводили прозападные НПО, по официальным данным погибло тогда 86 человек. Это жонглирование цифрами обеими сторонами (правительством и оппозицией) надо полагать общими правилами игры, и относиться к ним взвешенно, поскольку такие данные поступают в основном от очевидцев событий, что, по определению, не может считаться достоверным источником информации. Нынешние волнения начались с периферии и охватили в основном административные центры ряда штатов, между тем как в Хартуме и Омдурмане прошли некоторые ограниченные демонстрации, но в целом обстановка в среду и четверг (19 и 20 декабря) оставалась относительно спокойной.
Протесты начались 19 декабря, и их отправной точкой стали волнения в городе Атбара (штат Нил) на северо-востоке Судана. По данным ряда заслуживающих доверия источников, «Атбара никогда не видел такого рода организованных протестов, которые начались с демонстрации учеников начальной, средней школы и колледжа, к которым позднее присоединились десятки жителей». По словам тех же очевидцев: «Ситуация очень тяжелая, количество протестующих растет … все жители Атбары сейчас на улицах». Они отметили, что демонстранты скандировали лозунги, такие как «мирно, мирно против воров», заявив, что полиция и армия не вмешивались, чтобы разогнать или арестовать протестующих. При этом в ряде случаев полиция использовала слезоточивый газ. В результате пассивности полиции, штаб-квартира правящей Партии национального конгресса (ПНК) в Атбаре была подожжена демонстрантами, но при этом их попытки разрушить еще несколько административных зданий в городе было жестко пресечены полицией. Этот момент надо зафиксировать, поскольку он свидетельствует о том, что за всеми выступлениями молодежи стоят более серьезные силы из числа местных кланов, структурированной оппозиции и даже локальных властей: никакая молодежь «без добра «стариков» на такие акции нигде в Африке не выходит. В этой связи отметим и то, что использование на первом этапе именно подростков является на сегодня классической тактикой организации массовых волнений (это к вопросу о спонтанности). Этот момент пытается использовать сейчас в России А.Навальный, до этого этот элемент тактики протеста с успехом был апробирован на Украине. В реальности же именно успех на Украине сделал этот элемент тактики приоритетным для сценариев «цветных революций». И снова главным «организатором и координатором» в данном случае выступает интернет. При этом локальные власти почему-то не отреагировали на приказы из Хартума своевременно заблокировать интернет-трафик, это происходит с переменным успехом только сейчас.  Из Судана поступает информация о перебоях с интернетом и блокировке многих оппозиционных сайтов. В условиях острого информационного дефицита о том, что реально происходит в эти дни в Судане, многие жители перешли в «Твиттер», куда выкладывают любую информацию о происходящем в стране. Это ситуация создает нужный для протестующих информационный фон в международном поле, поскольку иных источников информации о происходящем фактически нет. «Твиттер» же является и основным координатором волнений. Примечательно, что в среду в страну после долгого отсутствия вернулся главный оппозиционный политик страны Садык аль-Махди, который участвовал в политической жизни Судана с 1960-х годов. Через несколько дней ему исполнится 83 года. Он был премьер-министром в 1966-1967 годах и в 1986-1989 годах, его второе правительство оказалось последним демократически избранным — в 1989 году он был свергнут О.аль-Баширом. Все последние годы он проживал в Каире и лишь ненадолго приезжал в Хартум в январе 2017 года. Отметим оперативность его возвращения из добровольной эмиграции из Каира, а также тот факт, что официальные власти никак не попытались помешать этому возвращению. В апреле этого года суданские СМИ сообщили, чтоС. аль-Махди обвиняется в заговоре с целью свержения О.аль-Башира. Созданная С.аль-Махди партия «Аль-Умма» является наиболее заметным политическим объединением в оппозиции властям. По поступающей информации, сейчас С.аль-Махди находится в Омдурмане, городе-спутнике Хартума с населением 3 млн человек, который ранее неоднократно становился центром политических волнений.
Далее все шло по накатанной схеме. 20 декабря  сотни демонстрантов вышли на улицы Порт-Судана на Красном море с раннего утра, протестуя против роста цен. И волнения возникли не случайно, накануне туда прибыл президент Омар аль-Башир для участия в церемонии закрытия военных учений, проведенных суданской армией. Волнения в четверг также вспыхнули в городах Аль-Нухуд (штат Северный Кордофан),   Гадариф в восточной части страны, Сеннар в центре и Донгала на севере Судана. В Гадарифе протестующие сожгли помещение правящей Партии национального конгресса (ПНК) и 3 служебных автомобилей, включая полицейскую машину. В четверг вечером комиссар Эль-Тайеб аль-Амин Таха из Гадарифа рассказал телеканалу «Судания 24», что шесть человек были убиты, а многие другие ранены. В столице северного штата Донгола демонстранты подожгли здания правительственного секретариата, которые сгорели полностью. В Бербере в штате Нил силы безопасности открыли огонь по протестующим и убили демонстранта. Представитель правительства штата подтвердил его смерть и добавил, что еще один человек был убит в городе Убайдия. В этих городах введено чрезвычайное положение и комендантский час.
Толчком к началу выступлений послужила крайне тяжелая экономическая ситуация в стране. В начале этого года в Судане были введены жесткие экономические меры в соответствии с рекомендациями Международного валютного фонда. В частности, власти отпустили курс национальной валюты, что привело к ее резкому обесцениванию с 6,7 суданских фунтов за 1 доллар США в 2017 году до 18 суданских фунтов  в январе 2018 г. Сейчас курс местной валюты упал до почти 58 фунтов за 1 доллар США. Уровень инфляции в стране уже достиг отметки 70%.  В рамках ограничительных мер были урезаны субсидии на пшеницу, что обернулось быстрым и значительным ростом цен на хлеб. Власти, в частности, отказались от господдержки импорта зерновых и передали эту сферу под контроль частного сектора, что привело к значительному увеличению стоимости многих основных продуктов питания. В результате лепешки из муки грубого помола — основа рациона наиболее бедных слоев населения, подскочили в цене втрое, при этом по госцене в 1 суданский фунт их уже не найти, а перекупщики торгуют ими по 3 фунта. За всеми продуктами питания выстраиваются огромные очереди, действуют жесткие ограничения на снятие наличных, многие банкоматы не работают из-за отсутствия в них денег. В 2011 году после отделения Южного Судана Судан лишился 75% нефтяных месторождений и миллиардных доходов. Именно нефть составляла львиную долю доходов государства. В последующие годы эта ситуация крайне негативно отразилась на экономическом положении находящегося уже многие годы под международными санкциями государства. В 2017 году США сняли с Хартума большую часть экономических санкций, однако существенно выправить ситуацию это не смогло. В этой связи отметим, что на сегодня практически все планы правительства по возобновлению нефтяного транзита из Южного Судана, а также привлечению серьезных зарубежных инвестиций в сектор золотодобычи успеха не принесли. Второй момент по своему экономическому эффекту вообще является очень пролонгированным этапом улучшения экономической конъюктуры. Все это приводит к жесткому дефициту валютной ликвидности. Особенно с учетом того, что прекратились регулярные финансовые транши на поддержку курса национальной валюты со стороны КСА. Этот кризис отношений обозначился еще в марте с.г. (последний транш в размере 3 млрд долларов пришел в марте 2017 года). И в этой связи разочарованный ослаблением поддержки со стороны КСА, Омар аль-Башир начал активизировать свои отношения с Анкарой и Дохой с целью компенсирования невыполненных обещаний со стороны Эр-Рияда. Судан разорвал дипломатические отношения с Ираном в январе 2016 года в надежде обеспечить саудовские инвестиции в сельское хозяйство и гидроэлектростанции. Но так их и не дождался. При этом экономический кризис продолжал нарастать, кульминацию чего мы сейчас и наблюдаем. Что еще хуже, Саудовская Аравия в мае с.г. изгнала десятки тысяч суданских граждан на том основании, что у них не было вида на жительство, и тем самым лишило Хартум серьезных источников поступления валюты, которую эти рабочие отправляли домой. Причин для недовольства КСА поведением О.аль-Башира несколько. Несмотря на то, что Хартум согласился предоставить 4000 военнослужащих для участия в боевых действиях в рамках аравийской коалиции против хоуситов в Йемене, Эр-Рияд считает, что эти бывшие ополченцы из «Джанджавид», которые теперь интегрированы в суданскую армию, ведут себя как наемники, уклоняются от боевых действий и попали под полное влияние ОАЭ. Вторая причина в том, что наследный принц КСА Мухаммед бен Сальмана на основании данных своих спецслужб придерживается мнения о том, что Судан не соблюдает свое обязательство по полному разрыву связей с Ираном, а в аппарате безопасности Судана сильны проиранские настроения. Эр-Рияд также недоволен поддержанием отношений О.аль-Башира с Дохой и дипломатическим «медовым месяцем» Судана с Турцией, в результате которого в мае с. г. остров Суакин был передан Анкаре в аренду в обмен на обещания инвестиций, реконструкции и военного сотрудничества.
При этом финансовый сектор Судана терпит крах. По информации ряда источников, О.аль-Башир отреагировал на кризис валютной ликвидности страны поручением Центральному банку Судана разработать новый свод правил по регулированию купли-продажи иностранной валюты. Но новая стратегия банка была основана на ожидании финансового транша (1,4 млрд долл. США наличными) из ОАЭ. Он был получен в марте с.г. в обмен на подтверждении обязательства Судана сохранить свои силы в Йемене. Но и эти деньги уже потрачены. По неофициальным оценкам министра международного сотрудничества Судана Идриса Сулеймана, отмена санкций США сыграла определенную роль в купировании экономического кризиса в Судане, но при этом главной причиной продолжения кризиса остается факт того, что местная бизнес-элита, поддерживаемая генералами, отказываются демонтировать параллельную экономику. Кроме того, обширные долги страны мешают Хартуму инвестировать в приоритетные сектора, чему не способствует тот факт, что Судан по-прежнему фигурирует в списке американских государств-спонсоров терроризма. По оценкам Идриса Сулеймана, долг его страны составляет 45 млрд долларов. При этом решение Китая пересмотреть сроки погашения своего кредита Судану в 10 млрд долларов, и обещания турецких инвестиций (объем торговли между Турцией и Суданом составляет всего 500 млн долларов в год) не являются исчерпывающими мерами для того, чтобы спасти Хартум от банкротства.
Суммируя сказанное отметим, что нынешние беспорядки в Судане являются комбинацией ряда внешних и внутренних факторов, наложенных на серьезный финансовый кризис в рамках дефицита наличной твердой валюты. Обратим внимание и на то, что попытки разжечь такие же по формату беспорядки в январе с.г. (погиб один студент), были очень быстро купированы. Но с той поры много изменилось: была разгромлена оппозиционная внутрипартийная группа бывшего министра иностранных дел И.Гандура, что позволило в августе О.аль-Баширу продавить свое выдвижение на новый президентский срок. Практически везде волнения происходят по схожему сценарию: акции протеста против тяжелой экономической ситуации в стране перерастают в беспорядки и столкновения, затем начинают гореть административные здания и офисы правящей в стране ПНК. Полиция в большинстве районов старается не вмешиваться в ситуацию. Это свидетельствует прежде всего о том, что местные кланы при попустительстве «обиженных» в рамках массовых кадровых чисток за последние два года руководителей правящей ПНК выражают недовольство лично президентом Судана О.аль-Баширом, который собрался идти на очередной президентский срок, несмотря на серьезную оппозицию этому решению в рядах его собственной партии и необходимости менять для этого конституцию страны. В этой связи отставка в мае с.г. министра иностранных дел Судана И.Гандура и зачистка его сторонников в партийном аппарате стала последним элементом кадровой подготовки этого решения и вызвала серьезное недовольство в низовых партийных ячейках. Кроме того, последние по времени меры правительства больно ударили именно по местным кланам и элитам. Различные источники объяснили волну протеста в провинциях именно тем, что федеральное правительство сократило количество субсидируемой муки, выделяемой штатам из-за необходимости покрытия большого дефицита в штате Хартум. Это решение привело к росту цен на хлеб в других регионах. Таким образом, О.аль-Башир ударил по очень серьезному сектору теневой экономике, которая очень тесно аффилирована с местными элитами. И наконец, недовольство политикой О.аль-Башира со стороны различных филиалов «Братьев-мусульман», которые составляют основу суданского режима. Попытки президента публично дистанцироваться от «братьев» в рамках заигрываний с США, КСА и ОАЭ, воспринимаются ими неоднозначно. Сейчас суданское исламистское движение переживает трудный период после окончательного разрыва между Партией национального конгресса президента Омара аль-Башира и Партией народного конгресса  покойного лидера исламистской оппозиции Хасана аль-Тураби. Их союз по разделению власти развалился в сентябре с.г. с формированием нового правительства во главе с Мотазом Муссой Абдаллой, которое исключило из правительства и госаппарата практически всех сторонников Тураби. В политическом манифесте, опубликованном 29 сентября, генеральный секретарь Партии народного конгресса выступил с яростной критикой правительства, обвинив его в коррупции и отказе от исламской политики в обмен на помощь, предоставленную Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. В этой связи участие в нынешних беспорядках сторонников  «Братьев-мусульман»  сомнений не вызывает.

52.18MB | MySQL:103 | 0,537sec