Об обострении внутриполитической борьбы накануне выборов в Тунисе

Предвыборная внутриполитическая борьба в Тунисе продолжает обостряться. Развал в сентябре т.н. «Карфагенского соглашения», которое долгое время обеспечивало существование фактически коалиционного правительства между светской партией «Призыв Туниса», которую возглавляет нынешний президент страны Бейджи Каид Эссесби (БКЭ), и исламистской партией  «Ан-Нахдой» привел к резкой поляризации двух основных противоборствующих на сегодня центров силы: собственно БКЭ и премьера-министра Ю.Шахеда. Последнего теперь уже совершенно осмысленно поддерживают местные «братья-мусульмане» из «Ан-Нахды», что резко повышает его шансы на победу в этой предвыборной гонке. Напомним, что суть всего происходящего в Тунисе на внутриполитической арене, — это борьба за президентское кресло, которое БКЭ вознамерился всеми способами передать своему сыну Хафеду. Против этого на сегодня резко выступает группа технократов и бизнесменов во главе с Ю.Шахедом, которого поддерживают не только исламисты, но и еще серьезные круги из окружения бывшего тунисского диктатора Бен Али. В этой борьбе БКЭ фактически уже проиграл парламент, безусловно проигрывает «улицу», что вынуждает его искать нетрадиционные пути устранения своего основного конкурента в лице премьера из этой гонки и нивелирования любой ценой фактора «Ан-Нахды», как главной силы  электоральной поддержки Ю.Шахеда. В этой связи БКЭ выводит на переднюю линию борьбы подконтрольный себе полностью Совет национальной безопасности (CНБ), который превращается фактически в «теневое» правительство Туниса, но естественно уже под полным контролем президента. Одним из первых поручений, которое БКЭ дал руководству CНБ, это задача дестабилизации «Ан-Нахды», как политической структуры. А если совсем конкретно, то Беджи Каид Эссебси еще 28 ноября поручил СНБ расследовать деятельность «тайной организации» исламистской партии «Ан-Нахда», которое сейчас резко интенсифицировалось. В основу нынешней кампании легли данные расследования в отношении убийства в 2013 году двух лидеров оппозиции Шукри Белаида и Мухамеда Брахми, которые выступали против политического присутствия «Ан-Нахды» во власти. В ходе расследования, которое длилось несколько лет и проводилось независимо от судебной системы в рамках т.н. «комитета обороны», адвокаты этой структуры пошли по следу, который привел в конечном счете к Мустафе Хедеру. Этот исламистский боевик находился в тюрьме с 1991 года и до момента свержения режима Бен Али за его роль в деле Барраката Эссахеля, который планировал в свое время ликвидировать высшее командование тунисской армии. После падения режима Бен Али М.Хедер стал главным организатором секретной ячейки «Ан-Нахды», которая проводила разведывательные операции, а также внедряла своих эмиссаров в государственные учреждения и планировала убийства. Не совсем, правда, понятно, зачем это надо было «Ан-Нахде», которая сначала вообще монопольно формировала правительство, а затем имела в аппарате исполнительной власти достаточное число своих представителей на очень весомых должностях. При этом законность таких поручений со стороны президента в адрес CНБ вызывают большие сомнения. «Ан-Нахда» и ее сторонники вполне естественно утверждают, что это противоречит принципу разделения властей. В любом случае, раскол между БКЭ и «Ан-Нахдой», теперь, похоже, необратим. Партия Рашида Ганнуши в этой связи должна будет найти новых союзников до парламентских и президентских выборов в конце 2019 года, и на данный момент Юсеф Шахед выглядит самым идеальным выбором.
Еще одним поручением со стороны БГЭ руководству CНБ, который возглавляет его советник по вопросам безопасности Камель Акрут, было придание нового импульса в расследовании резонансных дел о коррупции. В практическом плане CНБ с этой целью создаст новую специальную комиссию в дополнение уже к пятнадцати, созданным в конце 2017 года. Официально мотивировка такого решения звучит в контексте того, что увеличение числа случаев хищений и их беспрецедентная серьезность представляют угрозу национальной безопасности. Этот диагноз бесспорен, но реальную цель главы государства нужно искать в другом месте. В первую очередь, он ставит своей целью оспорить «монополию», установленную Ю.Шахедом в вопросе расследования дел о коррупции. Эти расследования вызвали серьезную положительную реакцию в тунисском обществе в мае 2017 года, когда премьер инициировал серию эффектных антикоррупционных операций, что привело к аресту многих бизнесменов и контрабандистов. В рамках перехватывания инициативы в этом вопросе у Ю.Шахеда, БКЭ хочет, прежде всего, однако, получить возможность возбуждать дела против сторонников премьер-министра и членов его окружения с целью создания условий по легитимному отстранению Ю.Шахеда от участия в президентских выборах в конце 2019 года. Следует сказать, что сам Ю.Шахед также очень активно использует это инструмент, но уже в собственных политических целях. Самый последний по времени пример — это дело его бывшего сторонника и бизнесмена Слима Риахи, который является новым генеральным секретарем президентской партии «Призыв Туниса». Расследование, начатое против него в 2017 году было в свое время тем же премьером заморожено, но теперь после его «дезертирства» в ряды сторонников президента оно возобновлено, да и еще усилено новыми обвинениями. На этот раз его подозревают в незаконном присвоении средств, принадлежащих знаменитому футбольному клубу Club Africain, председателем которого он долгое время был. С.Рияхи, который сейчас в Париже совместно с сыном президента Хафедом пытается убедить влиятельных представителей местной тунисской общины в необходимости поддержать усилия по смене Ю.Шахеда, в настоящее время вынужден отложить свое возвращение на родину именно по причине риска своего ареста. Тем более, что суд уже вынес обвинительный вердикт в его отношении по обвинению в заговоре против интересов государственной безопасности. Без сомнения, что в этой связи С.Рияхи прекрасно помнит ситуацию с одним из ближайших сторонников сына президента Хафеда и фактически его заместителем в «Призыве Туниса» Шафиком Джаррая, который был арестован в мае 2017 года военным судом за «нарушение государственной безопасности». Хотя первоначальное обвинение против него было снято в августе с.г. Кассационным судом, но бизнесмену по-прежнему грозит гражданское преследование по нескольким обвинениям в коррупции. Это является для С.Рияхи очень серьезным напоминаем о собственных перспективах.

52.75MB | MySQL:104 | 0,344sec