Оценки китайских специалистов некоторых факторов, связанных с заявлением президента США Дональда Трампа о выводе американского воинского контингента из Сирийской Арабской Республики. Часть 3

Некоторые китайские специалисты указывают, что президент США фактически лично пришел к решению о выводе контингента из Сирии, поскольку не было зафиксировано консультаций с  руководителем Пентагона и даже телефонных переговоров с Парижем или Эр-Риядом. Резкая смена риторики руководителя Белого Дома стала неожиданностью и для министра обороны Франции Флоранс Парли, которая не рассчитывала столкнуться с таким неожиданными поворотом событий.

Французский фактор

По данным китайских и турецких  источников, на территории Сирии находится несколько сотен французских военнослужащих (распределены между несколькими опорными пунктами), в распоряжении которых находятся самоходные артиллерийские орудия калибра 155 мм предназначенные для оказания огневой поддержки передовым группам разведчиков и наблюдателей в случае столкновения с противником.

Как известно, Вооруженные сил Пятой Республики неоднократно наносили удары по объектам исламистов, однако ни ВВС, ни ВМС Франции не располагают достаточным количеством исправных самолетов и кораблей для формирования группировки, способной эффективно бороться с террористической угрозой. В качестве примера недостаточных возможностей французских военных представляется возможным привести данные китайских специалистов об использовании учебных боеприпасов палубной авиацией ВМС Франции на второй неделе операции в Ливии в 2011 г.

Вполне очевидно, что Д.Трамп хочет вывести войска из Сирии и возложить груз ответственности за ситуацию на Францию, военно-политическое руководство которой, на протяжении нескольких лет вооруженного конфликта, просто наблюдало за происходящим, а при необходимости нанесения совместных бомбовых ударов требовало, чтобы ВВС США предоставили самолеты-заправщики и дополнительные разведывательные силы.

 

Саудовский фактор

Саудовский аспект выхода американского военного контингента из Сирии  состоит в том, что в ноябре и декабре 2018 г. ВС КСА и ОАЭ перебросили на север САР до 500 своих военнослужащих, которые должны были участвовать в неких операциях против правительственных сил. С учетом изменившейся обстановки Эр-Рияду и Абу-Даби необходимо оперативно вернуть своих военных обратно. Китайские специалисты фиксируют рост антисаудовских настроений среди высшего военного руководства США, которое «выставило счет» официальному Эр-Рияду за действия самолетов-заправщиков, которые обеспечивали топливом истребители ВВС КСА во время вылетов в Йемен.

Недружественная риторика со стороны Эр-Рияда не представляет особой проблемы для ВВС США, поскольку основная база находится в Катаре, а 5-й флот ВМС США базирован в Бахрейне. В этой связи следует упомянуть, что официальная Доха находится в очень сложных отношениях с Эр-Риядом, а руководство Бахрейна с неохотой подчиняется требованиям из КСА о создании единого воинского контингента для совместной обороны и выполнения задач за пределами национальных границ (подразумевается война в Йемене и возможное вмешательство в сирийский конфликт).

 

Иранский фактор

Официальный Тегеран на протяжении семи лет внутреннего вооруженного конфликта в Сирии занимал сторону официального легитимного правительства и  по мере собственных экономических и военных возможностей оказывал помощь Дамаску в борьбе с незаконными вооруженными формированиями и террористами. Ежегодно иранские власти выделяют на сирийскую операцию до 2 (по другим оценкам до 4) млрд долл. США, что неблагоприятно сказывает на экономическом развитии.

К сожалению не представляется возможным установить точное количество потерь в личном составе среди подразделений КСИР и ВС ИРИ по причине высокого уровня секретности. Кроме того, именно экономические проблемы (высокий уровень безработицы – 30%, инфляция – 200%), вызванные участием в сирийском конфликте и санкциями со стороны США являются благодатной почвой для роста сепаратных настроений внутри иранского общества, что подтверждается периодическим террористическим актами в крупных городах.

Очевидно, что активное военное вмешательство Ирана в сирийский конфликт также привело к тому, что американские военные и их подопечные увязли в боестолкновениях местного значения. При этом иранские военные получили бесценный опыт ведения боя в сложных условиях населенного пункта в дневное и ночное время, а также отдельные отряды иранских военных во взаимодействии с сирийцами неоднократно вступали в огневой контакт с американскими подразделениями. В некоторых случаях иранским военным удавалось вынудить подразделения ВС США не только принять бой, но и заставляли их оставить «насиженные места».

Известно, что основной целью иранских военных является передовая оперативная база ВС США «Эт-Танф» на сирийско-иорданской границе, вокруг которой установлена демилитаризованная зона с диаметром 50 км. По данным китайских специалистов, все предыдущие попытки проникновения в эту зону в ночное время окончились неудачно.

Американские военные организовали постоянное наблюдение за прилегающей территорией при помощи беспилотных летательных аппаратов разных классов и моделей, которые позволяют операторам достаточно быстро определить местоположение целей и выдать указания для артиллерийских подразделений, на вооружении которых находятся РСЗО М-142 HIMARS.

Одновременно с боевыми действиями, иранские специалисты постепенно налаживают производство некоторых видов боеприпасов, а также оказывают техническую и конструкторскую поддержку сирийским товарищам в создании новых образцов ВВТ. С учетом размаха этой деятельности американский воинский контингент просто не в состоянии противодействовать или как то затруднять сирийско-иранское взаимодействие.

 

Российский фактор

С момента входа российской межвидовой группировки в Сирийскую Арабскую Республику в сентябре 2015 г. американские военные неоднократно организовывали различные провокации и оказывали психологическое давление на российских военных. Основными средствами сдерживания американской агрессии стали зенитно-ракетные комплексы С-400 и С-300В4, дислоцированные на АвБ Хмеймим и ПМТО Тартус, ЗРК «Бук-М2», зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1», а также системы и комплексы радиоэлектронной борьбы, которые прикрывают важнейшие опорные пункты, используемые российскими военными.

Высокопоставленные американские военные чиновники неоднократно отмечали в своих докладах, что совокупные возможности российской группировки позволяют закрыть воздушное пространство западных районов Сирии от действий авиации США и их союзников.

Очевидно, что основной план Вашингтона по быстрому разрушению Сирии не сработал, и после того как ВС РФ вошли в САР, единственным «ассиметричным» вариантом стало дополнительное размещение подразделений ВС США в районах, которые оставались неподконтрольны официальном у Дамаску.

Отчасти военно-политическое руководство США достигло своих целей, а именно:

– создана нестабильная военно-политическая обстановка;

– официальная Москва вынуждена затрачивать значительный объем финансовых средств на оказание военной помощи Дамаску;

– за счет подконтрольных антиправительственных сил обеспечено торможение процесса восстановления экономики Сирии (по разным оценкам необходимо от 300 до 400 млрд долл. США).

Конечно, побочным для США эффектом стало не просто эффективное вмешательство РФ, но и продвижение российского вооружения и военной техники на мировом рынке, а также получение нового опыта в сложных, несвойственных для России условиях. Кроме того, ВС РФ получили возможность проверить несколько сотен образцов ВВТ в реальных боевых условиях, что на протяжении первых 15 лет нового тысячелетия было свойственно только ВС США, которые одновременно испытывали новую технику и вооружение в Ираке и Афганистане.

52.19MB | MySQL:103 | 0,469sec