К вопросу о заявлениях США о выходе из Сирии и о реакции на них в Турции. Часть 4

19 декабря 2018 г. руководство США выступило с рядом знаковых инициатив, в числе которых прозвучавшее от Государственного департамента предложение продать Турции систему ПВО The Patriot стоимостью в 3,5 млрд долл., а также заявление президента Д.Трампа о немедленном выходе американских солдат из Сирии.

Продолжаем разбираться с той ситуацией, которая потенциально возникает вокруг поставки в Турцию американских систем «Пэтриот» и их связи с действующим российско-турецким соглашением по системе С-400.

В предыдущей публикации мы привели оценку, данную авторитетному турецкому изданию «Миллиет» со стороны специалиста по военной авиации и системам обороны Хакан Кылыч, заключающуюся в том, что системы С-400 и «Пэтриот» являются, в силу своих технических особенностей, не конкурирующими, а взаимодополняющими в системе ПВО Турции. Ну, а система С-400, помимо всего прочего, является недостаточно проверенной в условиях реальных боевых действий.

Обратимся к мнению, данному тому же изданию со стороны исследователя в сфере оборонной политики Арды Мевлютоглу.

Цитируем: «Утверждение продажи этой системы (со стороны Государственного департамента США – В.К.) может быть оценено в качестве новой стадии торга, которая ранее обсуждалась или готовилась. В США есть 15-дневный процесс для утверждения (сделки — В.К.) со стороны Сената. США входит в длинный период каникул по случаю Нового года. В этом смысле, выбор времени (для обнародования американцами принятого решения – В.К.) представляется интересным».

Продолжая свою мысль, турецкий эксперт отметил: «На заднем плане, до обнародования подобных решений, обязательно прощупывается пульс. Если бы ожидалось, что Сенат заблокирует эту сделку, то это решение не было бы обнародовано».

Переходя непосредственно к эффекту от прозвучавшего с американской стороны заявления, А.Мевлютоглу отметил: «Турция демонстрирует склонность к обоим предложениям, говорит о том, что нуждается в них обоих (то есть, и в С-400 и в «Пэтриотах» — В.К.). С другой стороны, это дело, некоторым образом, может быть связано с Сирией. Если будут изменения к Востоку от Евфрата, то может возникнуть влияние и на соглашения (то есть существующее – по С-400 с Россией и потенциальное – по «Пэтриотам» с американцами» — В.К.). На заднем плане принятого со стороны американцев решения может быть цель остановить закупку у России С-400».

Что касается предпочтительности той или иной системы, мнение А.Мевлютоглу совпадает со сказанным уже ранее: «Если Турция будет вынуждена выбирать, то с технической точки зрения у американских «Пэтриотов» есть преимущество. Потому, что все оборонные системы (Турции – В.К.) организованы по стандартам НАТО. И Турция может интегрировать «Пэтриоты» в существующую систему противовоздушной обороны. Что же до С-400, то эффективное использование системы – невозможно из-за того, что есть вопросы с подключением её к существующей системе. При всем при этом, С-400 известна в качестве системы противовоздушной обороны, отвечающей самым высоким стандартам. Однако, из-за ситуации с интеграцией, в одиночку эта система может не обеспечить этих стандартов».

При этом А.Мевлютоглу придерживается той точки зрения, что на этой стадии военно-технического сотрудничества между Турцией и Россией, американское решение не приведет к изменению политики турецкой стороной. Процитируем: «Было бы преждевременным утверждать то, что направление Турции переключилось от России в сторону США. Конечно же, там идут встречи и есть торг, но я не предвижу у Турции в этом смысле кардинальных изменений. Нужно следить за процессом, в течение 24 часов ещё все может поменяться».

Прошло уже более 24 часов и пока ситуация кардинально не изменилась. Однако, когда турецкий эксперт говорил о «прощупывании» заранее ситуации с решением по «Пэтриотам», то ему стоило бы ещё сказать, что до обнародования своего решения американцы, совершенно очевидно, прощупывали и возможную реакцию турецкой стороны. И совершенно неслучайно по времени системы «Пэтриот» и выход из Сирии совпали. Это означает только то, что на такой ход с американской стороны турки «кивнули». Как минимум, они получили возможность говорить о своей дипломатической победе в вопросе Восточного Евфрата на внутриполитической арене.

Если рассуждать в терминах бизнес-логики, то в чем состоит американская заинтересованность?

Разумеется, их мишенью является военно-техническое сотрудничество между Россией и Турцией, которое может привести не только к закупке систем С-400, но и к целому ряду последствий посерьезнее появления «российского железа», пусть и дорогостоящего, на турецкой территории.

Речь идет о том, что турецкие военнослужащие будут готовиться российскими специалистами. Кроме того, что более важно, возникнет важный прецедент российско-турецкого сотрудничества в сфере ВТС, который надо пресекать в зародыше, как были пресечены китайские попытки.

Но, самое главное, так или иначе, надо расшатать Астанинский формат по Сирии и не допустить появление устойчивого и долгосрочного альянса между Россией, Турцией и Ираном. И «американский кидок» курдов в этом смысле с их квазигосударственностью, которую придется долго и трудно создавать и отстаивать, смотрится в качестве неприятного, но не лишенного практического смысла шага. Выйдя из Сирии, США расчищают для Турции поле для стратегического маневра и заставляют её фокусироваться на проблемах уже внутри Астанинского формата, попутно решая для себя сложную дилемму: на кого «поставить»? На США или на Россию? После такой новой вводной, Астанинский формат может получить новую динамику.

52.79MB | MySQL:104 | 0,336sec