Вывод американского военного контингента из Сирии усиливает позиции Турции и угрожает интересам России

Указ о предстоящем выводе американского воинского контингента из Сирии подписан. Данный факт подтвердил в воскресенье 23 декабря корр. ТАСС представитель Пентагона, отказавшись сообщать какие-либо подробности. «Исполнительный указ был подписан. Другой операционной информации я вам предоставить не могу», — ответил он на просьбу прокомментировать ранее опубликованный материал телекомпании Си-эн-эн на этот счет. Президент США Дональд Трамп объявил 19 декабря о выводе американских военнослужащих из Сирии. Он мотивировал это тем, что победа над террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в Сирии одержана. По словам американских официальных лиц, вывод войск численностью более 2 тысяч человек займет от 60 до 100 дней. Вашингтон начал военную операцию против ИГ в Ираке в июне 2014 года, а в Сирии — в сентябре 2014 года. Решение Трампа о выводе войск из Сирии застало врасплох не только союзников США, в том числе на Ближнем Востоке, но и членов американского Конгресса. В этой связи отметим, что, судя по всему, процесс вывод американского контингента уже начался. На это указывают не только колонны армейских грузовиков, которые потянулись  в Ирак, но и тот факт, что  формирования так называемой Сирийской свободной армии (ССА) начали переброску сил к городу Манбидж в связи с возможной военной операцией Турции против находящихся там курдских подразделений. Об этом в понедельник сообщает со ссылкой на представителей ССА Анатолийское агентство. В частности, в регион передислоцируется тяжелое вооружение и бронетехника. Направленные в Манбидж подразделения ССА, как отмечает агентство, будут играть важную роль в реализации возможной военной операции против курдских бойцов «Сил народной самообороны» (СНС). ССА занимает позиции близ границы соприкосновения с курдскими силами на территории, ранее освобожденной в ходе турецких операций. 14 декабря президент Турции Р.Т.Эрдоган пообещал, что турецкие ВС войдут в сирийский Манбидж (и в эом сейчас нет никаких сомнений), если его не покинут курдские формирования. Анкара провела на территории Сирии уже две военные операции — «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». Основной ударной силой на земле были формирования ССА, которым Турция оказывала главным образом поддержку артиллерией и ВВС. В результате была создана буферная зона безопасности между пограничными городами Аазаз и Джараблус, а также оккупирован населенный курдами регион Африн. Переброска ССА началась после того, как президент США Дональд Трамп объявил 19 декабря о выводе американских военнослужащих из Сирии. При этом Анкару уже долгое время возмущает оказываемая США военная помощь курдским силам в Сирии. Турция считает СНС сирийским ответвлением запрещенной в республике Рабочей партии Курдистана и заявляет, что Манбидж должен быть освобожден и передан арабскому населению Сирии. Теперь очень многое будет зависеть от «торопливости» американцев: если они начнут выходить из Сирии обвально, то этот момент может привести не только к началу полномасштабных вооруженных столкновений между курдами и протурецкими группировками, но и массовому оттоку сил СДС из района Хаджина на защиту курдских анклавов на турецкой границе и оживлению на востоке Сирии крайних форм суннитского радикализма. Местные арабы, «наконечником копья» которых является пресловутое ИГ, безусловно расценивают выход США в контексте своей локальной победы «над врагом».  Президент Турции Р.Т.Эрдоган заверил американского лидера Дональда Трампа, что уничтожит то, что могло остаться от группировки ИГ  в Сирии. Об этом Трамп рассказал в воскресенье в своем Твиттере. «Президент Турции Эрдоган решительно проинформировал меня, что вырвет с корнем все, что осталось от ИГ в Сирии, <…> а он человек, который может сделать это, плюс Турция [находится] прямо «по соседству». Наши военные идут домой!» — написал Трамп. Если отбросить в сторону весь лишний пафос, то в сухом остатке остается только то, что по мере выхода американцев их места дислокации планомерно будут занимать протурецкие силы или даже части регулярной армии Турции. При этом Пентагон будет согласовывать такую ротацию  в Анкарой, как это на первом этапе произойдет с тем же Манбиджем. И пока входить собственно в сами курдские анклавы турки не будут, они будут стягивать вокруг этих районов кольцо, и какие-то вразумительные попытки разоружить курдов будут предприниматься уже после окончательного выхода американских сил.

В этой связи мы говорили ранее и повторим сейчас: ситуация развивается по наиболее худшему для Москвы сценарию. Опасность создания глобального американо-турецкого альянса на севере Сирии отпала, и на смену ему пришел сценария ползучей экспансии турок на севере Сирии при полном попустительстве Вашингтона. Таким образом, оптимизируя свои репутационные  и материальные издержки Трамп и его советники делают попытку стравить Турцию и Россию на сирийском направлении, тем самым ликвидировать окончательно астанинский формат переговоров в пользу прерогативы женевского. Рискнем предположить, по мере этой ротации позиция Анкары по сирийскому урегулированию начнет все в большей степени трансформироваться практически по всем вопросам внутрисирийского политического урегулирования, и совсем не в ту сторону, в какую бы хотелось Москве. При этом заверения Р.Т.Эрдогана о том, что Турция не собирается задерживаться в Сирии надолго, серьезно воспринимать не следует. Анкара оченьвсерьез оживилась сейчас на тему создания на севере Сирии устойчивого плацдарма своего влияния, и этот момент будет теперь все более обостряться в рамках соответствующих дискуссий Москвы с Дамаском и Тегераном. Другой вопрос, что у турок просто не хватит физически сил для массовой экспансии, и в этой связи дорога правительственным силам в провинцию Дейр эз-Зор будет фактически открыта. Но сама ситуация с исчезновением из сирийского досье одного из центров силы в лице США самым серьезным образом ситуацию изменит. Прежде всего в рамках того, что в этом контексте Анкара превращается в основную силу поддержки суннитского сопротивления в Сирии, какие бы формы оно при этом и не принимало и как бы не называлось. Что касается борьбы с ИГ, то напомним желание главы турецкой Национальной разведывательной организации (МИТ) Х.Фидана  признать ИГ в качестве официального партнера по переговорам, которое он высказывал публично в начале сирийского кризиса. Эта позиция Анкары никуда не делась, и сейчас Турция направит свои усилия на усиление  своего доминирования над всеми фракциями суннитского сопротивления, которое, лишившись в рамках  ухода американцев внятной альтернативы своей окончательной исламизации и радикализации, будет все более тяготеть именно к турецкой орбите влияния.

52.56MB | MySQL:112 | 0,341sec