О развитии политической ситуации в Ливане

Политическая ситуация в Ливане продолжает характеризоваться неустойчивостью и  нестабильностью. Несмотря на оптимистические заявления президента республики Мишеля Ауна о том, что «завершение правительственного кризиса ближе, чем предполагается» и исполняющего обязанности премьер-министра о том, что «до формирования правительства осталось последних сто метров», формирование кабинета министров вновь сорвалось. Таким образом, ливанцы, полвина которых составляют христиане, так и не получили долгожданного подарка к Рождеству.

Тремя основными препятствиями на пути формирования нового правительства были друзский, христианский и суннитский узлы. Друзский узел заключался в претензиях лидера ПСП Валида Джумблата на все три министерских портфеля, которые зарезервированы в правительстве за общиной друзов. Христианский узел заключался в разногласиях и борьбе между ведущими партиями этой общины Свободное патриотическое движение (лидер – Джебран Басиль) и «Ливанские силы» (лидер – Самир Джаджаа) за министерские портфели. Напомним, что «Ливанские силы» претендовали в соответствии с итогами парламентских выборов на 5 министерских портфелей.

Оба эти препятствия удалось устранить в октябре с.г. 4 октября лидер ПСП Валид Джумблат заявил о том, что его партия согласна на уступки и готова взять два министерских портфеля, выделенных для друзов, вместо трех, но при условии, что это будут ключевые министерства: сельского хозяйства и здравоохранения или общественных работ. По мнению одного из ливанских политологов, это могло создать новые трудности, так как «Хизбалла» и партия «Марада» также претендуют на эти портфели. Одновременно было выдвинуто предложение отдать партии В.Джумблата одно христианское министерство для христианина из ПСП, представляющего округ Алей или Шуф. 9 октября Валид Джумблат констатировал свою готовность «пойти на уступки ради спасения страны». 29 октября представители христианских партий СПД и «Ливанские силы» договорились об устранении препятствий для формирования нового кабинета министров. Лидер «Ливанских сил» Самир Джаджаа поблагодарил «братьев» из СПД за то, что они предоставили ЛС четыре министерских портфеля вместо трех. Напомним, что изначально ЛС претендовали на пять министерских портфелей.

Третье препятствие на пути формирования правительства связано с появлением группы «независимых суннитов», депутатов ливанского парламента, находящихся в оппозиции к движению «Мустакбаль» Саада Харири и связанных с Коалицией 8 марта, в которой первую скрипку играет движение «Хизбалла». В данную фракцию входят шесть депутатов-суннитов просирийской направленности, не входящие в состав движения «Мустакбаль» Саада Харири: Фейсал Караме, Абдель Рахим Мрад, Валид Суккарие, Касем Хашем, Джихад ас-Самад и Аднан Траблуси. Все они в разное время были близки к движению «Хизбалла». В настоящее время эти депутаты требуют для своей фракции одно министерское место на основании того, что, согласно ливанской конституции, пять депутатов могут выдвинуть своего кандидата в министры. Наиболее влиятельными членами данной группы являются бывший министр обороны Абдель Рахим Мрад и депутат от Триполи Фейсал Караме, представляющий старую политическую династию Ливана.

Премьер-министр Саад Харири, начиная с октября, был категорически против включения министра от «независимых суннитов» в правительство, так как подобный прецедент подрывал бы его влияние в среде суннитской общины. Функции посредника в урегулировании кризиса, взял на себя руководитель Службы общей безопасности Ливана генерал-лейтенант Аббас Ибрагим (шиит, близкий к движению «Амаль»). Генерал А.Ибрагим уже проявил себя как талантливый посредник в урегулировании ряд кризисов внутри и вне Ливана. В 2014 году он участвовал в освобождении группы сирийских православных монахинь, захваченных боевиками террористической организации «Джебхат ан-нусра» (запрещена в России). Позже улаживал конфликты, возникающие в лагерях палестинских беженцев. Генерал А.Ибрагим с мая с.г. выполняет роль связующего звена между ливанским руководством и правительством Сирии  в деле возвращения сирийских беженцев. В результате С.Харири нехотя согласился на включение министра от «независимых суннитов» в состав правительства.  Премьер-министру был подан список кандидатов, из которого он выбрал Джавада Адру. Другими кандидатами в списке были близкий к Фейсалу Караме политик из Триполи Таха Наджи, выдвиженец того же Караме Осман Махзуб и сын Абдель Рахима Мрада Хасан Мрад. 22 декабря стало известно о том, что «независимые сунниты» не согласились на кандидатуру Адры на основании того, что он не выражает интересов их фракции. Сам Джавад Адра также сказал о том, что не является сторонником «Консультативной встречи» (группы независимых суннитов).

Интрига состоит в том, что Адру переманили и не Саад Харири, как это можно было думать, а сторонники ливанского президента. Джавад Адра вошел в состав блока «За сильный Ливан», лидером которого является зять президента, министр иностранных дел Джебран Басиль. Таким образом, если бы этот кандидат вошел в правительство, то с учетом министров от СПД и назначенцев президента, у Мишеля Ауна была бы в кабинете блокирующая треть (11 министров из 30).

Помимо новых разногласий с «независимыми суннитами» существует неясность в том, какие министерские посты получат движения «Хизбалла» и «Амаль». Изначально предполагалось, что представители этих политических партий получат министерства финансов, сельского хозяйства, здравоохранения, труда, экологии, по делам молодежи и государственное министерство (входит в президентскую часть). В то же время Джебран Басиль старается получить для представителя своей партии Министерство экологии (охраны окружающей среды) и предлагает «Амаль» взамен Министерство информации. Также взамен Министерства труда он хотел бы отдать «Хизбалле» Министерство по делам беженцев. В то же время Хасан Насралла и Набих Берри  уже выразили недовольство таким предполагаемым обменом. Лидер движения «Амаль» настаивает на предоставлении однопартийцам Министерства экологии (весьма коррупционно-емкого с точки зрения штрафов хозяйствующим субъектам), а руководство движения «Хизбалла» хотело бы получить Министерство промышленности вместо Министерства по делам молодежи.

Между тем, на фоне склок за места в будущем кабинете в Ливане развернулись массовые социальные протесты. 23 декабря в Бейруте прошла 20-тысячная демонстрация с протестами против ухудшающихся условий жизни и с требованием скорейшего создания нового правительства. Демонстранты, многие из которых по французскому образцу надели желтые жилеты, несли лозунги «Нет конфессионализму», «Мы хотим медицинские полисы», «Народ хочет свергнуть режим». Демонстрация началась на площади Шахидов, где расположены здания правительства и парламента Ливана, а затем направилась к площади Рияда ас-Сольха. На фешенебельной улице Хамра, по которой прошли протестующие, были зафиксированы случаи погрома банкоматов. Один из демонстрантов сказал в интервью газете «Ан-Нахар»: «Мы не копируем французов, но хотим, чтобы наше правительство по примеру французских коллег повысило зарплаты рабочим и служащим, а также снизило некоторые налоги, чтобы народ смог вздохнуть свободней». Он также добавил, что треть ливанцев в настоящее время живет за чертой бедности, а промедление с формированием кабинета министров ведет к отсрочке получения международных кредитов, одобренных на Парижской конференции CEDRE в апреле с.г.

Состоявшаяся в воскресенье в Бейруте демонстрация является самым крупным проявлением уличных протестов со времени мусорного кризиса 2015 года. Таким образом, социальные протесты ширятся, а политическая элита Ливана находится в состоянии перманентного раскола. На этом фоне резко уменьшаются возможности Ливана реагировать на сложные внутренние и внешние вызовы в наступающем 2019 году.

52.57MB | MySQL:104 | 0,408sec