США сохраняют военное присутствие в Ираке

Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев считает, что заявление президента США Дональда Трампа о намерении сохранить военную базу в Ираке связано с его желанием погасить недовольство республиканцев из-за решения о выводе американских войск из Сирии. В среду 25 декабря во время встречи с американскими военнослужащими в Ираке Трамп заявил, что Соединенные Штаты не собираются выводить свои войска из этой ближневосточной страны. 19 декабря президент США объявил о решении начать вывод американских войск из Сирии. Трамп мотивировал это тем, что победа над «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) в Сирии одержана и что это было единственной причиной, по которой Вооруженные силы США там находились. «Заявив в ходе неожиданного визита в Ирак о намерении сохранить военную базу в этой стране в качестве передового плацдарма для действий в Сирии, президент США Дональд Трамп пытается усидеть на двух стульях. С одной стороны, он по-прежнему хочет продемонстрировать намерение отказаться от роли мирового жандарма с вытекающей из нее миссии проливать кровь американцев за страны, о которых большинство ничего не слышало. С другой стороны, Трампу, безусловно, нужно гасить недовольство в рядах республиканцев в связи с решением о выводе американских военных из Сирии», — написал Косачев на своей странице в «Фейсбуке» в четверг. Он напомнил, что решение Трампа по Сирии уже стало поводом для отставки главы Пентагона Дж.Мэттиса, который «был в Вашингтоне явно популярнее самого Трампа». «Полагаю, само заявление ничего не изменит в нынешней ситуации. Американцы находятся в Ираке (в отличие от Сирии) на вполне легальных основаниях, ибо поддерживают местное правительство в противодействии боевикам», — отметил Косачев. По его словам, если США захотят нанести удар и в Сирии, вряд ли их остановят какие-либо соображения, кроме внутриполитических. Сенатор уверен, что есть смысл на всех уровнях напоминать США, что военные действия в соседней стране без согласия ее руководства и мандата СБ ООН являются силовым вмешательством во внутренние дела суверенного государства и выполнением той самой миссии мирового жандарма, которой Вашингтон никто не наделял. В этой связи отметим, что не надо приписывать Д.Трампу того, о чем он даже не подозревает: так легко самому впасть во всепоглащающий обман. Можно сколько угодно напоминать Вашингтону, что размещение его сил за рубежом должно быть международно-легитимным, но это не изменит главной сути нынешней концепции Белого дома по вопроса антитеррора и поддержания своего уровня военного присутствия за рубежом: войска размещаются только там и тогда, когда это необходимо для решения четких задач поддержания либо национальной безопасности, либо национальной экономики, что в период правления Д.Трампа является одним и тем же. В этой связи рекомендуем сенатору «зрить в корень» проблемы, а не выдавать желаемое за действительное. Войска остаются в Ираке не потому, что «Трамп старется усидеть на двух стульях», а по очень прозаичной причине — Ирак нужен США стабильным в силу того, что он является одним из главным инструментов замещения выпадающих объемов иранской нефти и соответственно играет одну из важнейших ролей в рамках поддержания нужного для Вашингтона уровня мировых цен на углеводороды. Если в Ираке на фоне нынешнего раскола в шиитской политической элите произойдет возрождение ИГ, как крайней кульминации суннитского недовольства в рамках распределения властных полномочий и экономических преференций, с соответствующим кризисом в области нефтеэспорта и возобновления гражданской войны, то о всей стратегии Вашингтона по экономическому удушению Ирана в рамках смены там режима можно будет благополучно забыть. Но еще важнее тот факт, что в этом случае резко пойдут вверх розничные цены на бензин в самих США, что совершенно не ввяжется с курсом Трампа по экономическому подъему и его планами идти на второй срок. От Сирии ничего в плане экономики не зависит, но зато она требует затрат на поддержание контингента не только своего, но и «Сил демократической Сирии» (СДС); надо тратить деньги на восстановление контролируемых районов (аравийские монархии на соответствующий призыв откликаются туго); постоянно отвлекаться на раздраженные переговоры с Турцией; гасить противоречия между арабами и курдами, то есть заниматься трудоемкой и затратной работой на налаживанию какого-то стабильного режима существования на контролируемых территориях. Причем без всякого экономического резона. Вот ровно этими соображениями и обусловлено решение Трамп сохранить свое военное присутствие в Ираке, которое будет там оставлено вне зависимости от желания ряда шиитских проиранских партий. Коалиция «Строительство» в Совете представителей (парламенте) Ирака выступила за скорейший вывод воинского контингента Соединенных Штатов на фоне визита американского президента Дональда Трампа в арабскую страну. Соответствующее заявление альянс, имеющий порядка половины мест в парламенте, разместил на своей странице в «Фейсбуке». «Мы крайне удивлены визитом президента США на военно-воздушную базу Айн аль-Асад, что противоречит всем дипломатическим протоколам», — говорится в тексте. Это «является вопиющим нарушением дипломатических правил» и «иллюстрирует неуважительное отношение США к властям Ирака». «Этот визит ставит множество вопросов о характере военного присутствия США, об их реальных целях, которые могут угрожать безопасности Ирака, — считают в коалиции. — Призываем все политические силы единым фронтом выступить за сохранение суверенитета Ирака и положить конец подозрительному военному присутствию Соединенных Штатов на иракской земле». Как сообщили в Белом доме, Трамп вместе с супругой Меланьей нанес 26 декабря необъявленный визит в Ирак, где встретился с военнослужащими США. Во время выступления президент объявил, что не планирует выводить войска из арабской страны, а Ирак может стать базой для операций против террористов в Сирии. В Багдаде подтвердили, что знали о готовящемся визите американского лидера, но официальных встреч с руководством Ирака не было. Визит президента США прошел на фоне ожесточенных споров в парламенте относительно статуса американских военных в Ираке после победы над террористической группировкой «Исламское государство». Ранее шиитские депутаты неоднократно выступали с требованием законодательно закрепить временные рамки для выхода иностранных сил. Эти дискуссии были поддержаны демонстрацией мускулов. Вернее, их имитацией. Серия взрывов прогремела в четверг 26 декабря в особо охраняемой «зеленой зоне» Багдада вблизи посольства США в Ираке. Как сообщил новостной портал «Шафак ньюс», несколько минометных снарядов разорвалось вблизи американского диппредставительства. Как заявили изданию чиновники, работающие в правительственном квартале, охранники посольства сделали предупредительные выстрелы в ответ на атаку. То есть одни сделали вид, что атакуют, другие сделали вид, что отражают нападение. Очень по-восточному. Официального комментария американской дипмиссии пока не последовало. Ранее ряд арабских телеканалов сообщал о мощном взрыве, прогремевшем в районе Багдада, где расположено посольство США. Вот собственно этот «белый шум» со стороны радикальных шиитских групп — это все, что они могут противопоставить сейчас варианту сохранения американских сил в Ираке. Первое, что делает все попытки шиитов повлиять на военное присутствие США в этой стране бесполезным делом — это нефтяной экспорт Ирака в США, который составляет примерно 4,5% от всего уровня нефтяного американского экспорта. Если мы учетом тот факт, что Ирак уверенно занимает 4-5 строчку в список основных экспортеров нефти, а расчеты в этой сфере осуществляются в долларах США, то очевидно, что никаких резких движений шиитские правители Ирака в отношении США делать не будут ни при каких обстоятельствах. Для  Косачева специально напомним, что Ирак в свое время категорически отказался предоставлять свои базы для российских штурмовиков и разрешать им бомбить цели сторонников ИГ на своей территории. И сделано это было шиитским проиранским вроде бы правительством по просьбе США. И сейчас все эти крики шиитских депутатов, которые используют визит президента США ровно для того, чтобы набрать больше очков в рамках формирования кабинета министров, являются лишь правилами хорошего тона, но ничего не меняют по сути. Багдад при всех режимах и правительствах сейчас волнует отсрочка по присоединению к антииранским санкциям, поскольку это обстоятельство является краеугольным камнем физического выживания режима. И он такую 90-дневную отсрочку получил. Правда, на определенных условиях.

  1. Ирак остановил в ноябре экспорт нефти в Иран с месторождений в провинции Киркук на севере страны из-за энергетических санкций США. До последнего времени Ирак поставлял в Иран с этого месторождения с помощью грузовиков менее 30 тыс. баррелей нефти в сутки. В то же время, как сообщили источники, Багдад может возобновить поставки нефти с Киркука в Турцию. В обмен Ирак получил возможность закупать иранский газ и электроэнергию, от поставок которых он критическим образом зависит. В рамках особых условий, которые им обозначили в Вашингтоне, иракцы теперь могут отгружать лишь необходимые для бартерных сделок объемы нефти в обмен на иранский газ и электроэнергию.
  2. Это массированная военная помощь со стороны США Ираку, которая сейчас осуществляется в большей части в долг. Несмотря на то, что США в 2018 году сократили идущую по линии Госдепа американскую помощь Ираку на 14% по сравнению с установленным в 2016 году уровнем, такая поддержка идет по другим каналам. Официальной причиной подобного сокращения стало якобы отсутствие просьбы о военной помощи со стороны Ирака. В 2016 финансовом году Ирак получил военной помощи по программе FMF на сумму в  250 млн долларов. Ирак также получает значительную помощь в области безопасности по каналу Пентагона для финансирования иракской программы обучения и экипировки иракской армии для борьбы с ИГ. При этом, при планируемом сокращении военной помощи в 2018 году президент США одновременно намерен удвоить американскую экономическую помощь Ираку из Фонда экономической поддержки (ESF) со 122,5 млн в 2016 году до  300 млн долларов в 2018 году. Очевидно, что возросшие объемы этой помощи планируется направить на восстановление территорий, освобожденных от ИГ. В общем виде экономическая и военная помощь США Ираку составила  0,4 млрд (2016) — 0,347 млрд долларов (2018). Но самое главное — Багдад рассматривает США, как единственного гаранта сохранения своей стабильности, а значит и продолжения пребывания шиитской элиты во главе исполнительной власти. Ровно по этой причине сразу же после опубликования решения Трампа вывести свои силы из Сирии премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди провел в пятницу 20 декабря телефонный разговор с госсекретарем США Майклом Помпео. Как сообщила канцелярия премьера, стороны обсудили в частности сотрудничество в борьбе с терроризмом в свете решения Вашингтона о выводе войск из Сирии. В канцелярии Абдель Махди сообщили, что в ходе беседы Помпео подтвердил иракскому премьеру, что США привержены борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в Ираке, несмотря на вывод войск из соседней Сирии. Стороны также подтвердили необходимость политического решения сирийского кризиса, от чего напрямую зависит безопасность и стабильность в Ираке. То есть, Багдаду дали четкие гарантии того, что американцы в Ираке останутся. И последующий визит Трампа это только подтвердил. В этой связи рискнем предположить, что и летел он туда в основном ради этой демонстрации, а не для того, чтобы: как полагает Косачев, успокоить Пентагон или республиканцев (их частичная фронда носит больше публичный характер, но не влияет на уровень поддержки президента на общепартийном уровне) после отставки министра обороны Дж.Мэттиса. Опять же для сенатора отметим, что Мэттис не обладал уже давно правом решающего голоса в Белом доме: по крайней мере, такая тенденция стала нарастать после прихода туда Дж.Болтона на должность советника по национальной безопасности. А с учетом того, что Трамп сейчас меняет практически весь свой состав советников, которые отвечают за тему антитеррора, влияние военных в администрации в рамках принятия ключевых решений сократится еще в большей степени.
52.52MB | MySQL:103 | 0,903sec