Годовщина ХАМАСа на фоне изменений в сфере безопасности Израиля

Боевое крыло «Исламского движения сопротивления» (ХАМАС) 15 декабря этого года провело в секторе Газа в районе Хан-Юниса военный парад в честь 31-й годовщины со дня основания организации. На параде демонстрировались ракеты и различные виды оружия. На следующий день в центральной части прибрежного анклава состоялся большой митинг с участием десятка тысяч человек[i].

Годовщина (ХАМАСа) в 2018 году была отмечена чередой террористических атак против израильтян и официальным заявлением лидера организации Исмаила Хании о не признании легитимности еврейской государственности. Это стало уже общепринятой практикой, которая дает основания определенным политическим сил в Израиле утверждать, что невозможно достичь долгосрочных договоренностей с правящей в секторе Газа организацией.

Глава Политбюро движения Исмаил Хания на торжественном митинге поклялся продолжить «сопротивление» до достижения полного «освобождения и возвращения». В заявлении говорится, что, несмотря на усиленные попытки сломить его волю и стойкость, ХАМАС сумел объединить и повести за собой палестинцев к реализации национального политического плана по прекращению «сионистской оккупации» и срыву «сделки века» президента США Дональда Трампа. Мирная инициатива Белого дома, направленная на урегулирование палестино-израильского конфликта, но так до сих пор не обнародованная, расценивается исламистами в Газе как «сионистско-американский заговор» с целью подрыва палестинской национальной борьбы. Следовательно, лидеры движения заявляют, что «это наше законное право очищать нашу землю от оккупации, используя все средства, разрешенные международным правом, и мы имеем право на Иерусалим как столицу государства Палестина».

Как пишет Шауль Барталь, подполковник запаса, аналитик Центра стратегических исследований Бегин-Садат (BESA Center) Бар-Иланского университета, ХАМАС даже не прилагает усилий к тому, чтобы скрыть свою конечную цель – создание палестинского государства на руинах Израиля на всей территории Подмандатной Палестины, или свое категорическое неприятие идеи еврейской государственности. Несмотря на это международное сообщество не замечает мировоззрения и деятельности движения, которые имеют характер геноцида. По мнению эксперта, об этом свидетельствует вопиющая неспособность ООН осудить бесчисленные военные преступления ХАМАСа за многие годы (будь то ракетные обстрелы гражданского населения Израиля или осуществление террористических атак). Такая ситуация привела к тому, что руководство организации уверовало в то, что их террористические действия международное сообщество принимает в качестве законных «правил игры».

ХАМАС прекрасно осознает, что раскол между Западным берегом р. Иордан и сектором Газа усложняет достижение стратегических целей движения. В своем заявлении И.Хания критикует правящее на Западном берегу р. Иордан ФАТХ за то, что Махмуд Аббас, лидер движения и глава Палестинской национальной администрации (ПНА), препятствует национальному примирению, которое позволило бы палестинцам противостоять «сионистской оккупации» и «сделке века». С точки зрения исламистов, «сионистские махинации», направленные против палестинцев только набирают обороты, включая «иудаизацию Иерусалима и Западного берега р. Иордан, убийства сотен палестинцев, ранения и заключение в тюрьмы тысяч человек». Чтобы противостоять этой «агрессии», говорится в заявлении, ХАМАС совершил многочисленные «акты сопротивления», в том числе «десятки обстрелов, а также сотни нападений с ножами, наездов на автомобилях и забрасывание бутылками с зажигательными смесями, которые убивали и ранили противника. Так мы продолжаем сопротивление». И.Хания повторяет основные принципы ХАМАСа, в частности, создание палестинского государства со столицей во всем Иерусалиме, продолжение «вооруженного сопротивления» против Израиля и непризнание права евреев на государственность. Как отмечает израильский эксперт, в 2018 году, в свою 31-ю годовщину ХАМАС сохраняет приверженность своему «геноцидному мировоззрению: «Джихад – есть джихад. Или мы победим, или умрем как мученики»[ii].

По мнению Гиршона Хакоэна, генерал-майора (запаса), старшего научного сотрудника BESA Center, политика ХАМАСа и события лета 2018 года в секторе Газа (демонстрации и вооруженные столкновения вдоль пограничного забора в рамках «Марша возвращения» и запуска на территорию Израиля воздушных змеев и шаров с зажигательными смесями) поставили под сомнение возможность полного ухода Израиля с Западного берега р. Иордан. Близость этого района к основным населенным пунктам Израиля, а также экономическим и стратегическим объектам, автоматически превращает его в основную зону боевых действий, если он подвергнется процессу милитаризации, подобный тому, который переживают сектор Газа и Ливан. Вопрос в том, будет ли у Армии обороны Израиля (ЦАХАЛа) способность дать эффективный ответ на одновременное появление серьезных угроз на нескольких фронтах[iii].

Вообще, 2018 год, по мнению Г.Хакоэна, отмечен двумя основными событиями, которые изменили ситуацию в сфере безопасности Израиля. Первое связано с растущей угрозой на северном фронте страны, которая создается осью Иран-Сирия-«Хизбалла». Устойчивость режима Башара Асада и восстановление его контроля над большей частью страны вернули сирийскую армию на Голанские высоты, где к ней присоединились иранские силы и бойцы «Хизбаллы», а также поддерживаемые Тегераном ополченцы-шииты. Для Израиля ситуация еще более осложнилась российским военным присутствием в Сирии и ограничениями, которые Москва наложила на свободу действий Израиля, особенно после гибели российского самолета в сентябре 2018 года.

Вторым поворотным моментом стала организованная ХАМАСом многомесячная конфронтация вдоль границы между Газой и Израилем, когда исламисты вернулись к расчетливой и грамотно реализованной тактике балансирования на грани войны (включая массированные ракетные обстрелы израильских населенных пунктов), которая подвергла испытанию военное превосходство Израиля над правящим в Газе движением.

Эти два поворотных момента ставят под сомнение основополагающие подходы к израильской системе безопасности, которых придерживались в течение последних десятилетий. Со времени заключения египетско-израильского мирного договора в 1979 году ЦАХАЛ был нацелен на окончательную победу на северном фронте при условии, что существующие геополитические обстоятельства позволят сосредоточить усилия в этом направлении. Процесс в Осло аналогичным образом основывался на убеждении, что угрозы со стороны предполагаемого палестинского образования на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа будут оставаться весьма ограниченными, что позволит израильской армии продолжать сосредоточивать усилия на северном фронте.

Именно в этом и заключается значение недавних событий в Газе. Хотя угроза безопасности, возникшая в Секторе, все еще вторична угрозе северного фронта, она, тем не менее, расколола израильскую концепцию применения силы. Так, например, руководство ХАМАСа использовало чрезмерную озабоченность Израиля положением на северном фронте, чтобы вывести ситуацию на грань войны. Исламисты осознавали наличие сдерживающих факторов, которые должны были помешать израильскому руководству принять решение в пользу крупномасштабной операции. При этом ХАМАС успешно изменил стратегическое уравнение с Израилем в свою пользу.

Этот (в лучшем случае временный) стратегический сдвиг становится все более актуальным, учитывая настойчивое требование большинства бывших руководителей израильских военных ведомств и служб безопасности полного вывода ЦАХАЛа с Западного берега р. Иордан в рамках израильско-палестинского мирного соглашения. По их мнению, сам акт отделения израильтян от палестинцев и установления признанной мировым сообществом границы между ними приведет к миру и стабильности. Они полагают, что в маловероятной ситуации, когда зарождающееся палестинское государство станет вдруг представлять угрозу безопасности Израиля, ЦАХАЛ оперативно сможет продемонстрировать свое подавляющее превосходство, выдержит и устранит эту угрозу безопасности в течение нескольких дней.

Как говорит Г.Хакоэн, такое предположение невероятно далеко от истины. Со времени начала процесса Осло в 1993 году соотношение сил между Израилем и палестинцами существенно изменилось в пользу последних, что наглядно показали вышеупомянутые успехи ХАМАСа. Не менее важно, что характер военных операций в последние десятилетия претерпел существенные изменения. В частности, перенос боевых действий в пространство мирных городов при активном участии местного населения, затрудняет выполнение обычных боевых заданий. Оперативные трудности, с которыми сталкиваются западные армии в Афганистане, Ираке и Сирии, особенно в густонаселенных, застроенных районах, иллюстрируют недопустимость игнорирования потенциальных стратегических угроз безопасности, связанных с полным выводом войск с Западного берега р. Иордан. Израильский военный эксперт задается вопросом, ответ на который ему вполне очевиден: «Если силам коалиции под руководством США потребовалось девять месяцев боевых действий, чтобы очистить Мосул от боевиков Исламского государства, то насколько оправданно ожидать, что израильская армия справится с военизированным палестинским государством на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа в течение нескольких дней?»

Г.Хакоэн уповает на то, что политика ХАМАСа летом 2018 года в секторе Газа образумит сторонников отхода Израиля к границам, которые существовали до Шестидневной войны июня 1967 года, и полного вывода ЦАХАЛа с Западного берега р. Иордан, несмотря на изменившиеся реалии на местах. Осуществление еще одного «одностороннего размежевания» (полного ухода Израиля, на этот раз с Западного берега р. Иордан) необходимо поставить под серьезное сомнение хотя бы по причине близости этого района к основным населенным пунктам, экономическим и стратегическим объектам Израиля со всеми вытекающими из этого последствиями. Стоит взглянуть на сектор Газа и Ливан, чтобы понять, о чем идет речь.

Позиция израильского военного эксперта имеет здравый смысл и вполне объяснима. Настораживать может только то, что им ставится под вопрос способность израильской армии дать эффективный ответ на одновременное появление серьезных угроз на нескольких фронтах. Наличие такого вопроса может во многом объяснить готовность и способность ХАМАСа не только поддерживать на протяжении десятка лет антиизраильскую риторику и политику, но и не без успеха переходить в наступление, добиваясь при этом удовлетворения своих требований.

[i]                      Ракеты и оружие: ХАМАС празднует свой день рождения // Вести. Израиль. 15.12.2018. URL: https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5426424,00.html

[ii]                     ХАМАС в свой 31 год: так же предан делу уничтожения Израиля // BESA Center. 27.12.2018. URL: https://besacenter.org/perspectives-papers/hamas-israel-destruction/ (на англ. яз.)

[iii]                   Два основных стратегических поворотных момента 2018 года // BESA Center. 25.12.2018. URL: https://besacenter.org/perspectives-papers/strategic-turning-points-2018/ (на англ. яз.)

43.44MB | MySQL:87 | 0,833sec