О российско-турецких переговорах на фоне ситуации в Сирии

Представители президентов России и Турции и главы внешнеполитических и оборонных ведомств двух стран обсудят в субботу 29 декабря на встрече в Москве ситуацию на северо-востоке Сирии. Как сообщил в пятницу 28 декабря журналистам спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов, в переговорах примут участие главы МИД и Минобороны двух стран. Позднее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков уточнил, что с российской стороны, кроме Сергея Лаврова и Сергея Шойгу, во встрече будет также участвовать помощник российского лидера по международным вопросам Юрий Ушаков. По информации из Анкары, в состав турецкой делегации войдут официальный представитель турецкого лидера Ибрагим Калын, глава МИД Мевлют Чавушоглу, министр национальной обороны Хулуси Акар и глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан. Песков сообщил, что президент России Владимир Путин не планирует принимать турецкую делегацию, но отметил, что в первой половине наступающего года возможна встреча лидеров двух стран. В этой связи отметим, что такая встреча после недавнего эпизода со «входом» сирийских войск в Манбидж, становится фактически неизбежным сценарием. На официальном уровне в Москве и Анкаре говорили о повестке предстоящей встречи довольно скупо. Во вторник Чавушоглу проинформировал, что намерен в Москве «оценить процесс вывода войск США из Сирии». В пятницу 28 декабря на пресс-конференции Лавров отметил, что участники встречи собираются обсудить «ситуацию, которая складывается в связи с объявлением американцами о выводе своих вооруженных сил из Сирии». Он указал, что Москва подходит к планам Анкары провести дополнительные антитеррористические действия на востоке арабской страны с позиций «искоренения остатков терроризма на сирийской территории и восстановления территориальной целостности и суверенитета Сирии».  По словам Пескова, российско-турецкие переговоры призваны «внести полную ясность и синхронизировать действия и понимания по дальнейшему развитию ситуации в Сирии». Он не стал предвосхищать содержание встречи. «На высоком уровне состоится проговор всех [касающихся ситуации в Сирии] тем», — заметил представитель Кремля. В этой связи отметим, что большим секретом повестка дня предстоящих консультаций не является: стороны на уровне силовых ведомств пытаются четко разграничить зоны своей ответственности в силу ухода оттуда американских войск. При этом особо будет стоять курдский вопрос, а вернее те зоны, в которых курды собственно и должны будут дислоцироваться в дальнейшем. Российская сторона опять же будет нажимать на практическую реализацию сочинских договоренностей по демилитаризованной зоне в Идлибе. Отмечаем, что на сегодня этот процесс Турцией пассивно блокируется, и этот момент помимо прочих негативных вещей, например, постоянных вооруженных провокаций, имеет и еще один нюанс: такое затягивание больно бьет по репутации Москвы, как основного игрока на сирийской площадке. Поэтому вроде бы «самостоятельные действия Дамаска» по вводу своего контингента в Манбидж  (или, вернее сказать, имитация такого ввода, поскольку это пока только больше жест), однозначно пришлись ко времени: сам этот факт самым серьезным образом повышает переговорные козыри Москвы и в рамках предстоящих консультаций, и  уже в период предстоящего в январе саммита. Отметим, как очень быстро и оперативно изменилась позиция президента Турции Р.Т.Эрдогана по вопросу необходимости проведения встречи со своим российским коллегой.  Еще две недели назад он говорил, что крайней необходимости в такой встрече нет, а сегодня он уже выражает желание как можно быстрее встретиться. Президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил в пятницу 28 декабря  о готовности обсудить с российским лидером Владимиром Путиным ситуацию в Сирии. Трансляцию выступления политика вел телеканал «А хабер». По словам президента, такие переговоры могут состояться в Сочи или Москве. «После визита [турецкой] делегации в Россию я могу провести с Путиным встречу по Сирии в Москве или Сочи, — сказал Эрдоган. — Наша делегация также обсудит в Москве ситуацию в [сирийском] Манбидже». Вот сразу же и тема обозначилась, а заодно и тот инструмент в виде Манбиджа и соответствующих перспектив, с помощью которого Москва будет стимулировать Анкару на выполнение ей сочинских соглашений. После объявления американским президентом Дональдом Трампом о выводе войск Турция приступила к подготовке новой военной операции. Анкара рассчитывала занять один из крупнейших курдских центров на востоке Сирии Манбидж и присоединить его к созданной ранее зоне безопасности в пограничном районе между Аазазом и Джераблусом. Президент Турции Эрдоган сообщил 21 декабря о намерении очистить от курдских формирований восточный берег Евфрата. Курдские отряды и ранее старались воздерживаться от прямой конфронтации с сирийским правительством и не поддерживали оппозицию, требуя для себя автономию. Оказавшись в одиночестве перед угрозой турецкого вторжения, курды напрямую обратились за помощью к Дамаску. Как проинформировали в пятницу в Генштабе ВС Сирии, правительственные войска вошли в Манбидж. Ранее в пятницу 28 декабря Генштаб Сирии заявил, что подразделения правительственной армии в ответ на призыв населения вошли в город Манбидж на севере страны. Войска установили контроль над городом и подняли над ним сирийский национальный флаг. Как сообщает телеканал ТРТ со ссылкой на собственные источники в Манбидже, «ситуация в городе спокойная, присутствия сирийских правительственных войск не обнаружено».  «Режим Асада использует психологическое воздействие для того, чтобы изменить обстановку в регионе. Мы знаем, что они [ВС Cирии] хотят водрузить [в Манбидже] свои флаги. Но пока ничего определенного нет. Час назад мы проконсультировались с нашей разведкой по этому поводу, вооруженные силы Турции продолжают свою работу в этом регионе и принимают все необходимые меры», — сказал Эрдоган. По словам турецкого президента, Манбидж «принадлежит Сирии» и Турция «против ее раскола». «Наша цель — уход оттуда террористических группировок. Если они уйдут, нам нечего будет там делать», — подчеркнул Эрдоган. Как отметили в Министерстве национальной обороны Турции, «курдские формирования не имеют права от лица местного населения приглашать на подконтрольные ими территории другие силы». Минобороны также призывает все стороны отказаться от провокационных действий и заявлений, которые «могут привести к новой эскалации насилия в регионе». В этой связи отметим, что курды снова пошли на уже апробированный ими ранее шаг, и теперь активно блефуют, пытаясь одновременно рассылать сигналы всем заинтересованным сторонам: от американцев до турок. Не забывая при этом и Москву. Они пустили сирийских пограничников в очень ограниченном составе в Манбидж для того, чтобы обозначить перед американцами перспективы их выхода из Сирии (север попадает под преимущественный контроль сил Асада, а, значит и Москвы, и Тегерана); перед турками — мы имеем гарантированную защиту правительственных сил, которых российская сторона в беде не бросит; перед Москвой — мы готовы вести переговоры о компромиссе с режимом Асада и передачи под контроль Дамаска всех занимаемых ими территорий. Именно об этой многовекторной тактике свидетельствуют и высказывания курдских руководителей. Соглашение о вводе сирийской армии на подконтрольные курдским отрядам территории на севере Сирии будет распространено на восточный берег реки Евфрат. Об этом, как сообщил телеканал «Аль-Маядин», заявила в пятницу 28 декабря официальный представитель автономной курдской администрации Джейхан Ахмед. По ее словам, «Силы демократической Сирии» (СДС), костяк которых оставляют курдские отряды, поддерживают переход в руки правительственных войск города Манбидж в 85 км к северу от Алеппо. «Мы работаем вместе с Дамаском над тем, чтобы преградить путь Турции», — подчеркнула Ахмед. Расшифруем эти слова: мы  пока ограничиваемся только Манбиджем, из которого, кстати, американцы до сих пор не ушли окончательно, и будем смотреть, что будет дальше. Это посыл прежде всего американцам, которым курды очень прозрачно намекают на то, что они готовы и далее с ними сотрудничать. В СНС также заявили, что они планируют сконцентрироваться на борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) на востоке Евфрата. То есть, они готовы и далее при соответствующей поддержке США держать там фронт. При этом сам допуск ими сирийских правительственных сил в Манбидж является четкой проекцией на то, что может быть, если американцы такую поддержку прекратят и оставят курдов на произвол судьбы. Отсюда же и сохранение возможности своего присутствия в Манбидже.  Военнослужащие сирийской армии приступят в ближайшее время к патрулированию города Манбидж, которое они будут осуществлять вместе с курдскими бойцами из «Сил демократической Сирии» (СДС). Об этом сообщил портал «Аль-Масдар». По его сведениям, вопрос согласовывается сейчас с так называемым «Военным советом Манбиджа», который руководит обороной города. То есть, курды никуда уходить не собираются: они собираются использовать правительственные силы и стоящую за ними  Москву, как гаранта их безопасности, в качестве своего собственного щита от турецких военных. При этом в случае со своей аферой по Манбиджу курды ничем не рисковали, а пошли на такой шаг вынужденно, поскольку было очевидно, что США планируют оттуда уйти точно, а попытки оставить там французов успехом не увенчались.  Интересно, что после распоряжения о выводе американских войск из Сирии, Р.Т.Эрдоган предпочитает договариваться о своих действиях на севере страны уже с Москвой, а не Вашингтоном. И он к тому же уже обозначил точки компромисса в рамках предстоящих договоренностей с Москвой: Манбидж турки готовы оставить под контролем Дамаска в случае, если оттуда уйдут отряды СДС и  СНС. Как собственно и из зоны восточнее Евфрата, что пока курды делать не хотят. Они не хотят сразу сдавать все свои козыри. Ранее в интервью ТАСС научный руководитель Института востоковедения РАН, академик Виталий Наумкин заявил, что курды могут попытаться договориться с сирийскими властями на фоне угрозы конфликта с Турцией после ухода американских войск из арабской республики. По его мнению, вопрос будущего сирийских курдов приобретает особую актуальность в связи с уходом американцев. «Есть сценарий, что курды попытаются договориться с правительством в Дамаске на каких-то разумных компромиссных основаниях. Курды хотят удовлетворения своих прав в плане автономии на севере. Как этот вопрос будет решаться, мы пока не знаем», — отметил эксперт. Говорили и еще раз повторим, что решаться он  может в эффективной степени только после того, как сирийских войска зачистят и займут суннитские районы в Дейр эз-Зоре, а не только территории к востоку от Евфрата. А свое присутствие там курды пока оставляют на повестке дня, явно в надежде на то, что американцы либо не полостью оттуда уйдут, либо оставят их в обойме серьезного материально-технического снабжения и воздушного прикрытия. Это говорит только о том, что курды начали большую игру в рамках своего маневрирования между различными центрами сил, но при этом все еще очень с большой надеждой смотрят в сторону Вашингтона. А это значит, что на переговоры на условиях Москвы, Дамаска и Тегерана  они пока еще не готовы. И сподвигнуть их на принятие такой позиции может только окончательный вывод американцев и начало (или реальная перспектива)  серьезной наступательной операции турок против их анклавов. И до этого говорить о каких-то серьезных переговорах с ними нельзя.

Руководитель Центра Ближнего и Среднего Востока Российского института стратегических исследований Владимир Фитин выразил мнение, что Москва на предстоящей встрече постарается сделать все, чтобы исключить возможность военного столкновения Сирии и Турции в Приевфратье, если обе страны попытаются занять курдские территории. Он считает, что драматизировать ситуацию не стоит: вряд ли все американские войска уже выведены с северо-востока Сирии, что препятствует реализации планов по установлению контроля над этими территориями. «То, что на какую-то прилегающую к Манбиджу часть вошла сирийская армия, еще не говорит о том, что начинаются полномасштабные попытки занять весь северо-восток», — отметил Фитин. Рискнем не согласиться: ровно так видят этот момент в Дамаске. Манбидж — это, если угодно, декларация о намерениях, которую приветствуют в Кремле. И не только там, но и еще в Иране, роль которого в сирийском досье все как-то подзабыли.  Внешнеполитическое ведомство Ирана приветствует сообщение о взятии под контроль сирийской армией города Манбидж и считает это важным шагом в процессе возвращения территории страны под контроль законного правительства. Об этом заявил в пятницу 28 декабря официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми. «Иран считает водружение национального сирийского знамени в Манбидже важным шагом в процессе возвращения территории страны под контроль законного правительства Сирии, — приводит агентство ИСНА слова Касеми. — Это событие приближает решение проблемы сирийского кризиса, и мы приветствуем это сообщение». При этом дипломат подчеркнул, что «необходимо соблюдать национальный суверенитет и территориальную целостность Сирии». В этой связи совершенно очевидно, что поступательное давление на курдов в рамках вынуждения ими передачи под контроль Б.Асада территорий не только восточнее Евфрата, но и в том же Дейр эз-Зоре, будет со стороны Москвы и Дамаска только нарастать по мере выхода из Сирии американских сил. При этом острожная позиции мининдел РФ С.Лаврова по срокам и перспективам этого вывода понятна. Но пока очевидно, что отмена Д.Трампом своего решения может иметь для него очень серьезные репутационные риски внутри США, что для него в сто раз важнее, чем все Сирии вместе взятые.

52.74MB | MySQL:112 | 0,415sec