Израильские эксперты о значении для Израиля развития ситуации на северном фронте

На фоне ночных событий 26 декабря 2018 года, когда израильские ВВС в очередной раз бомбили объекты на территории Сирии, на этот раз из воздушного пространства Ливана, в Израиле продолжают настаивать на том, что Иран активен на сирийской территории, где он все еще пытается достичь своих целей, в то время как по соседству, в Ливане, он давно и эффективно управляет страной. Об этом пишет Гиора Айленд, бывший глава Совета национальной безопасности Израиля, старший научный сотрудник Института исследования национальной безопасности Тель-Авивского университета (INSS)[i].

По мнению Г.Айленда, атаки израильских ВВС в Сирии в ночь на 26 декабря 2018 года достигли своей цели, еще раз доказав, что руководство еврейского государства не просто говорит, а действует, укрепляя свой авторитет и региональное сдерживание. «Уничтожая склады оружия террористической группировки «Хизбаллы» и иранских сил в охваченной войной Сирии, Израиль дает понять всем, что ни крушение российского самолета в результате действий сирийских военных в попытке отразить израильские авиаудары в сентябре 2018 года, ни вывод американских войск из Сирии, не заставит его изменить свою политику на севере страны».

По мнению израильского эксперта, последняя по времени израильская атака в Сирии может стать поворотным моментом в трех аспектах. Во-первых, если на самом деле это была трехчасовая атака с участием большого количества израильских самолетов, это свидетельствует о решимости Израиля уничтожить иранские объекты, а также продемонстрировать свою грубую военную силу. Во-вторых, Сирия также сигнализирует о своих намерениях тем, что были задействованы средства ПВО для перехвата ракет, выпущенных израильскими ВВС из ливанского воздушного пространства. В-третьих, есть ливанская проблема. Израиль подтвердил тот факт, что тоннели, вырытые «Хизбаллой» под израильско-ливанской границей, являются нарушением его суверенитета, что требует ответных мер, в то время как Ливан утверждает, что Израиль постоянно нарушает его суверенитет. Эти взаимные обвинения, которые усилились после выступления премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху на 73-й сессии Генеральной Ассамблее ООН в конце сентября 2018 года, могут усилить напряженность в отношениях между двумя сторонами.

Г.Айленд настаивает на том, что Израиль больше должен волновать ливанский фронт, а не сирийский. «С одной стороны, Иран действительно стремится закрепиться на сирийской территории для действий против Израиля, но Исламская Республика Иран все еще далека от достижения этой цели в Сирии. С другой стороны, Иран выполнил все свои задачи на ливанской территории». «Это только кажется, что Ливан является независимой страной, несмотря на то, что «Хизбалла» действует на его территории; в реальности дело обстоит совсем по-другому. Ливан и шиитская террористическая организация заключили негласное соглашение: правительство отвечает за гражданские вопросы и представляет положительную сторону государства, в то время как поддерживаемая Ираном «Хизбалла» является единственной военной силой в стране, которая указывает ливанской армии, где размещать войска, и решает, будет ли спокойствие на израильско-ливанской границе. «Хизбалла» – это иранский спутник, или прокси, а значит, Ливан эффективно контролируется Ираном.

Из этого эксперт делает два вывода: Россия, как и Израиль, не заинтересована в укреплении Ирана в Сирии. «Москва, которая стремится сохранить контроль над Сирией с помощью марионеточного режима президента Башара Асада, не желает позволить Ирану захватить Сирию точно так же, как он захватил Ливан. Поэтому Россия будет и впредь терпеть израильские удары по Сирии, но только до тех пор, пока Иерусалим уничтожает иранские объекты. Русская риторика может быть агрессивной, но ее реакция будет мягкой».

Кроме того, по словам Г.Айленда, Израиль должен сообщить мировому сообществу, что если Иран решит активизировать против него «Хизбаллу», это приведет не только к новой войне между Израилем и «террористической организацией», но и к тотальной войне между Израилем и Ливаном.

Соединенные Штаты, Франция и Саудовская Аравия, уже приложившие огромные усилия в Ливане и желающие спасти его от уничтожения, должны объяснить ливанскому правительству последствия передачи военной силы страны в руки «Хизбаллы» и ее покровителя Ирана. Если в Ливане начнется третья [ливано-израильская] война, Израиль выступит против страны в целом, чтобы обеспечить короткую военную кампанию, в отличие от Второй ливанской войны 2006 года, которая длилась 34 дня.

По словам израильских экспертов по безопасности, решение президента США Дональда Трампа о выводе американских войск оставил Израиль одного в битве против военного закрепления Ирана в Сирии. По мнению генерал-майора в запасе Гиршона Хакоэна, старшего научного сотрудника Центра стратегических исследований Бегин-Садат Бар-Иланского университета (BESA Center), эта неудача может обернуться для Израиля в положительную сторону. Чем скорее Израиль признает ненадежность регионального Pax Americana, тем скорее он поймет тщетность «болезненных территориальных уступок» на Западном берегу р. Иордан, не говоря уже о Голанских высотах[ii].

Решение президента США Дональда Трампа вывести американские войска из Сирии может стать уроком для Израиля. Это вынуждает Иерусалим пересмотреть основные положения «мирного процесса» с палестинцами со времен соглашений Осло (1993 – 1995 годы), который в последние десятилетия активно и принудительно возглавляли сменяющие друг друга администрации США. «С тех пор произошли далеко идущие изменения. Россия вновь превратилась в крупную глобальную силу и восстановила свой статус великой державы путем прямых военных интервенций в Грузии, Украине и Сирии. США, напротив, значительно сократили свое глобальное присутствие за последнее десятилетие и утратили позицию гегемона на Ближнем Востоке. В этом отношении недавнее решение Трампа вывести войска США из Сирии является лишь продолжением политики размежевания, начатой ​​его предшественником – Баракой Обамой». С одной стороны, можно утверждать, что вывод войск вызывает серьезные сомнения в авторитете США в качестве стратегического союзника. С другой стороны, несмотря на все сопутствующие выводу войск недостатки, этот шаг должен поколебать давнюю веру Израиля в, казалось бы, непоколебимую поддержку США. Широко распространенная вера в якобы способность Вашингтона выступить в качестве гаранта какого-либо арабо-израильского мирного соглашения постоянно довлеет над Иерусалимом, подталкивая его взять на себя риски, связанные с уходом из районов, жизненно важных для его национальной безопасности. Так, чтобы подготовить почву для полного вывода ЦАХАЛа с Западного берега р. Иордан в рамках палестино-израильского мирного соглашения, администрация Б.Обамы предложила комплексный пакет мер в сфере безопасности, который заменил развертывание американских сил в долине реки Иордан в свете давнего требования Израиля защитить его границы (признанные резолюцией 242 Совета Безопасности ООН от ноября 1967 года).

По мнению Г.Хакоэна, иностранные вооруженные силы, действующие в совершенно чуждой обстановке, не могут обеспечить адекватную замену Армии обороны Израиля в деле обеспечения демилитаризации не только Западного берега р. Иордан. Об этом свидетельствует опыт международных сил на Ближнем Востоке в последние десятилетия. По словам израильского эксперта, Временные силы Организации Объединенных Наций в Ливане (ВСООНЛ), развернутые вдоль израильско-ливанской границы с 1978 года, с треском провалились. Им не удалось предотвратить превращение района, находящегося под их юрисдикцией, в террористический анклав – сначала, до 1982 года, Организации освобождения Палестины (ООП), а затем шиитских террористических организаций. По словам Г.Хакоэна, как продемонстрировали обнаруженные террористические тоннели «Хизбаллы», проникающие на территорию Израиля, ВСООНЛ полностью не смогли обеспечить выполнение резолюции 1701 Совета Безопасности ООН от 11 августа 2006 года. Принятая в конце Второй ливанской войны резолюция предусматривала разоружение всех ополченцев в Ливане и запрещала поставки оружия любой группировке без разрешения правительства, запрещалось также присутствие вооруженных сил к югу от реки Литани. Кроме того, опыт западной коалиции в Афганистане и Ираке за последние десятилетия не внушает особой уверенности в способности внешних сил эффективно справляться с постоянными террористическими и джихадистскими движениями.

Более того, несмотря на имеющиеся ограничения, международное посредничество страдает от присущего ему политического и правового недостатка – полной зависимости от согласия правительства принимающей страны, которое может потребовать немедленного вывода всех иностранных сил со своей территории (как это произошло с выводом сил ООН из Египта в мае 1967 года). К этому следует добавить многочисленные случаи, когда международные надзорные силы или силы реагирования были выведены из стран, которые они должны были защищать, в результате односторонних решений направивших их правительств. В октябре 1983 года после атаки боевиков «Хизбаллы» в Бейруте произошла эвакуация американских, французских, британских и итальянских сил из Ливана. В 2011 году американцы поспешно вывели свои войска из Ирака, после чего «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) усилилось и захватило крупные районы Ирака и Сирии, а сейчас последовало решение президента Д.Трампа.

Что больше всего нужно Израилю от США в настоящее время, так это политическая и дипломатическая поддержка его жизненно важных национальных интересов. Во-первых, поддержка Израиля в удержании им Голанских высот, как важное условие обороны государственных границ. Во-вторых, прекращение давления на Израиль с целью дальнейших территориальных уступок на Западном берегу р. Иордан. Вполне вероятно, надеется Г.Хакоэн, что крутой разворот Д.Трампа в Сирии сможет стать катализатором изменения региональной стратегии США как раз в этом направлении.

Отметим, что государственный секретарь США Майкл Помпео заявил 1 января 2019 года, что Соединенные Штаты будут продолжать сотрудничать с Израилем по Сирии и противодействовать Ирану на Ближнем Востоке, даже если президент Дональд Трамп планирует вывести войска США из Сирии. В этот же день премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху во время встречи с М.Помпео в бразильской столице отметил, что планирует обсудить вопрос об активизации разведывательного и оперативного сотрудничества с США в Сирии и в других местах, чтобы блокировать иранскую «агрессию». В своих первых публичных комментариях по поводу решения Д.Трампа госсекретарь США сказал, что оно «никоим образом ничего не меняет в том, над чем эта администрация работает вместе с Израилем»[iii]. Представитель Госдепартамента Роберт Палладино заявил, что М.Помпео и Б.Нетаньяху «обсудили неприемлемую угрозу  для израильской и региональной безопасности, которая исходит от Ирана и его агентов, от их региональной агрессии и провокации». М.Помпео подтвердил приверженность США безопасности Израиля и его праву на самооборону. Впрочем, еще в декабре 2018 года, после объявления Д.Трампа, Б.Нетаньяху заявил, что Израиль будет наращивать свою борьбу против иранских сил в Сирии после вывода войск США.

[i] Израиль должен сосредоточиться на ливанском фронте // Ynet. 28.12.2018. URL:https://www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-5434522,00.html (на англ. яз.)

[ii] Выход США из Сирии: скрытое благословение? // BESA Center. 30.12.2018. URL: https://besacenter.org/perspectives-papers/us-withdrawal-syria-blessing/ (на англ. яз.)

[iii] Помпео заявил, что сотрудничество с Израилем по Сирии и Ирану будет продолжено // Reuters. 01.01.2019. URL: https://uk.reuters.com/article/uk-mideast-crisis-syria-israel/pompeo-says-cooperation-with-israel-over-syria-and-iran-to-continue-idUKKCN1OV1MR?rpc=401& (на англ. яз.)

42.15MB | MySQL:95 | 1,103sec