Израильские эксперты о возможном развитии событий в сфере военной безопасности Израиля

2018 год в Израиле был одним из наиболее сложных с точки зрения безопасности, за последние десятилетие. К счастью, обострение ситуации, как на юге, так и на севере страны не переросло в масштабное столкновение или полноценные военные действия. На данном этапе израильские военные эксперты активно обсуждают вероятность вооруженного столкновения в 2019 году.

Военный обозреватель издания «Маарив» Таль Лев-Рам анализирует задачи, стоящие перед израильской оборонной системой в наступившем 2019 году.

Среди событий, нёсших взрывоопасный потенциал для безопасности Израиля, автор упоминает падение израильского самолета F-16 в феврале и выпущенные по израильской территории в мае Сирией ракеты; падение российского разведывательного самолета в сентябре и последовавший за этим намеренно инсценированный Москвой кризис. И хотя президент РФ В.Путин не предъявил Израилю однозначный ультиматум, израильским ВВС стало сложно проводить операции в Сирии в прежнем объеме.

2019 год, по мнению автора, пройдет под знаком растущей напряженности в противостояния с ливанской  «Хизбаллой» на северной границе страны. «На данном этапе ЦАХАЛ практически завершил ликвидацию диверсионный туннелей, ведущих на израильскую территорию. Однако открытым остается вопрос, что делать с подобными туннелями, близко подходящими к границе, но не пересекающими ее», — пишет автор.  Так же, основной задачей ЦАХАЛа было и остается стремление остановить усиление ракетных возможностей «Хизбаллы» (речь идет о ракетах с точным наведением – авт.).

Израильские военные полагают, что уже сейчас шиитская группировка планирует модифицировать сотни ракет. Однако, по данным израильской разведки на данный момент в распоряжении «Хизбаллы» имеется незначительное число «точных» ракет.  Большая часть операций по предотвращению подобной модернизации ракетного арсенала шиитской группировки осуществлялась на сирийской территории. «Теперь же ситуация меняется, и перед израильской оборонной системой встают новые задачи. Несмотря ни на что, «Хизбалла» не намерена отказываться от программы модернизации своего арсенала ракет. С этой целью используется сегодня даже Бейрутский международный аэропорт – через него осуществляются прямые поставки из Ирана», — пишет Таль Лев-Рам .

Автор считает, что перед политическим руководством еврейского государства и новым начальником Генерального штаба ЦАХАЛа Авивом Кохави рано или поздно встанет вопрос: когда наступит точка невозврата, и израильские ВВС будут вынуждены нанести удар по ливанской территории, что может привести к военному столкновению и даже к полномасштабной войне.

Обозреватель издания «Гаарец» Ури Мисгав так же считает, что Израиль находится на пороге военной конфронтации на северной границе. Только по мнению автора, неясно, происходит ли это в соответствии с необходимостью обеспечить безопасность, или сугубо политическими соображениями.

Обозреватель отмечает, что о начале операции «Северный щит» глава правительства Биньямин Нетаньяху объявил на совместной пресс-конференции с начальником генштаба Гади Айзенкотом. Но перед этим премьер постарался предотвратить уход из коалиции «Еврейского дома», для чего драматизировал ситуацию. Теперь же после того, как были назначены досрочные выборы в Кнессет, Нетаньяху организовал поездку военно-политического кабинета по Галилее и, к удивлению представителей армии, объявил, что «операция «Северный щит» позади». Вечером того же дня ВВС атаковали Сирию. В ответ сирийцы выпустили ракету. На следующий день была проведена проверка воздушных сирен системы оповещения населения в Гуш-Дане.

«Когда израильские ВВС атакуют из воздушного пространства Ливана автоконвои с иранским оружием для «Хизбаллы» на сирийской территории… цель определяется, как «предотвращение укрепления «Хизбаллы». Это невозможно оспорить, и единственный способ достигнуть этой цели – военный», — пишет автор.

По мнению автора положение Израиля в плане военной безопасности в новом году отнюдь не лицеприятное:

Кнессет распущен, соответственно, лишена всякого смысла деятельность комиссии по иностранным делам и обороне.

«Система тормозов и противовесов не действует. Дух демократии, который должен помогать режиму эффективно справляться с чрезвычайными ситуациями, подорван. Судьба Израиля отдана в руки руководителя народа, которого рекомендовано привлечь к суду», — пишет он. И задается вопросом: «Действительно ли Израиль готов к эскалации в сложившихся условиях?»

Алекс Фишман — военный обозреватель газеты «Едиот ахронот» в своей статье анализирует ситуацию в сфере безопасности с точки зрения российско-израильских отношений. Он отмечает, что Россия и Израиль вступили в новый период взаимодействия. Однако, несмотря на внешние проявления дружелюбия, кризис лишь усугубляется.

Алекс Фишман пишет, что сейчас уже можно сказать точно: период, когда Израиль мог наносить удары по территории Сирии, завершается. «Хозяйничать в небе, атаковать любой объект и уничтожать живую силу без опасений спровоцировать ответный удар или навлечь на себя санкции можно было лишь до тех пор, пока в Сирии властвовал хаос. Сегодня там властвует Россия. А она не готова мириться ни с кем, кто дестабилизирует режим Асада, будь то Израиль, Иран или Турция», — пишет он.

Автор отмечает, что в сентябрьский инцидент с крушением Ил-20 и был той чертой, которая разделила периоды «до» и «после». И одновременно стал также новой точкой отсчета в израильско-российских отношениях. В Израиле первоначально отказывались воспринимать кризис как нечто серьезное, полагая, что общие интересы, связанные со стабилизацией в Сирии, помогут быстро преодолеть разногласия.

«Последовавшие за атакой 25 декабря заявление Министерства обороны РФ, в котором Израиль обвинялся в «угрозе гражданским самолетам2, и заявление МИД РФ, в котором на Израиль возлагалась ответственность за нарушение суверенитета Сирии и резолюции № 1701 Совбеза ООН, стали последним гвоздем в крышку гроба израильских иллюзий»,- считает автор.

В этих условиях Израилю предстоит сделать непростой выбор из двух вариантов:

  1. Продолжить атаки по Сирии, решив, что борьба с иранским присутствием в Сирии – главный приоритет, пусть даже и ведет к углублению конфликта с Россией;
  2. Приостановить атаки по Сирии, чтобы возобновить диалог в Россией и склонить ее к выполнению прежних обязательств по устранению иранского базирования в Сирии и вооружения «Хизбаллы».

«Предвыборный период, в который вступил Израиль, затрудняет выработку решений. Главе правительства не до диалога с Россией, а военно-политический кабинет заниматься этой проблемой не уполномочен. К сожалению, наш главный союзник (США – авт.) тоже уже не в сирийской теме. Так что Израиль остался один. Точнее – один на один в играх с огнем», — заключает Алекс Фишман .

42.25MB | MySQL:87 | 0,903sec