О военной ситуации в Сирии (29 декабря 2018 г. – 5 января 2019 г.)

По данным совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня, в течение прошедшей недели было зафиксировано 179 нарушений режима прекращения огня. Это значительно ниже показателя предыдущей недели (205). Причем 5 января бюллетень Российского центра не вышел. Продолжила очень  активно фиксировать нарушения турецкая часть комиссии. Заметный всплеск нарушений – 48 – зафиксировал 31 декабря Российский центр.

Российская и турецкая части представительства в течение недели фиксировали нарушения главным образом в провинциях Алеппо, Идлиб, Латакия, Хама. В последующих данных учитывались максимальные показатели из представленной двумя частями информации. В частности, в провинции Латакия было зафиксировано по меньшей мере 24 нарушений (в течение предыдущей недели – 40), в провинции Алеппо – 18 нарушений (19). Не сокращалось число зафиксированных нарушений в провинциях Хама (43) и Идлиб (36).

В течение недели самолеты ВКС России наносили удары по целям группировки «Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ) в провинциях Идлиб, Алеппо. Удары по целям джихадистов в провинции Идлиб 31 декабря наносились впервые после нескольких недель перерыва в боевых вылетах.

Самолеты ВВС Сирии работали по целям террористов в провинции Алеппо.

31 декабря стало известно, что в результате авиаудара  самолетов ВВС Ирака по деревне Ас-Суса в провинции Дейр эз-Зор уничтожены до 30 полевых командиров «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Удар был нанесен по одному из зданий в момент, когда там проходило совещание полевых командиров.

В тот же день сирийские официальные СМИ сообщили, что Ирак получили разрешение Дамаска атаковать цели ИГ в Сирии без получения предварительного разрешения сирийских властей.

3 января очередной удар по целям ИГ на востоке провинции Дейр эз-Зор в районе Ас-Суса нанесли самолеты ВВС Ирака. В результате удара уничтожены 7 полевых командиров ИГ.

В течение недели продолжались активные боевые действия в ряде провинций страны.

В провинции Алеппо в городе Манбидж 30 декабря продолжали оставаться американские военнослужащие, которые вели патрулирование города. Сам город, похоже, на тот момент остался под контролем «Сил демократической Сирии» (СДС). Сирийские войска расположились в окрестностях города. 30 декабря их позиции к западу от города обстреляли протурецкие формирования. В район Манбиджа 30 декабря отмечено прибытие частей 4-й механизированной дивизии сирийской армии.

3 января район Манбиджа начали покидать как курдские бойцы, так и боевики протурецких формирований, что могло быть следствием договоренностей, которые, возможно, были достигнуты в Москве на российско-турецкой встрече в формате «два плюс два».

На западе провинции Алеппо 1 января вспыхнули бои между группировками «Тахрир аш-Шам» и «Нуреддин аз-Зенги». В ходе боев погибли по меньшей мере 19 человек, в том числе 12 джихадистов. «Нуреддин аз-Зенги» входит в состав протурецкого «Фронта национального освобождения» (ФНО). В результате боев джихадисты овладели деревнями Ас-Саадия, Аль-Хабайя, а также горой Шейх Баракат. Позднее стало известно, что джихадисты также овладели городом Дарт Изза.

В провинции Идлиб 2 января продолжилось ожесточенное противостояние между группировками «Тахрир аш-Шам» и «Нуреддин аз-Зенги», начатое первоначально в провинции Алеппо. В ходе боев джихадисты установили контроль над 7 населенными пунктами, потеряв при этом 24 бойца. 3 января бои между двумя группировками распространились на северо-запад провинции Хама.

В провинции Эс-Сувейда в зоне Тулуль ас-Сафа 30 декабря сирийские военные уничтожили схрон боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). При этом уничтожены 3 джихадиста.

31 декабря командование сирийской армии объявило об увольнении военнослужащих, призванных в 2010 году. Это стало 4-м решением подобного рода, принятым за последние несколько месяцев. Эти решения свидетельствуют как о постепенной стабилизации ситуации в Сирии, так и об улучшении ситуации с комплектованием сирийской армии.

2 января в Нуакшоте было объявлено, что президент Мавритании Мухаммед ульд Абдель Азиз посетит Дамаск с визитом в первой половине января. В свое время Мавритания была одной из немногих арабских стран, которые не присоединились к режиму бойкота Дамаска.

4 января высокопоставленный иракский дипломат Мухаммед аль-Хаким заявил, что его страна поддержит возвращение Сирии в лоно Лиги арабских государств.

4 января Госдеп США откорректировал заявление Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии, заявив, что точных сроков завершения этого процесса не установлено. Уже 5 января некоторые СМИ сообщили о намерении США сохранить свое военное присутствие в районе Эт-Танф на юге провинции Хомс.

4 января стало известно, что эмиссар США по вопросам Сирии Джеймс Джеффри будет также занимать пост спецпосланника США при международной коалиции. Он заменил на этом посту Бретта Макгурка, подавшего в отставку вслед за решением Трампа о выводе американских войск из Сирии.

5 января представитель командования СДС заявил о неизбежности достижения соглашения с Дамаском в условиях новых реалий, сложившихся после решения США о выводе американских войск из Сирии.

4 января были подведены некоторые итоги 4-дневного наступления группировки «Тахрир аш-Шам» на позиции протурецкого альянса ФНО, которое, начавшись в провинции Алеппо, распространилось на провинции Хама и Идлиб. За 4 дня боев джихадисты потеряли 61 человек убитыми, ФНО в лице группировки «Нуреддин аз-Зенги» — 58 бойцов. В ходе боев джихадисты установили контроль над 23 населенными пунктами только на западе провинции Алеппо. В местах боев сирийские войска вели артиллерийский огонь по позициям джихадистов, фактически поддерживая формирования ФНО. Судя по всему, самолеты ВКС РФ и ВВС САР также оказывали фактическую помощь формированиям ФНО, что представляется невозможным без тесной координации действий между Москвой и Анкарой.

В настоящее время провинция Хама практически полностью контролируется Дамаском, за исключением некоторых ее северных районов. Дамаск также контролирует примерно 40% территории провинции Алеппо. Провинция Идлиб — единственная в Сирии, которую Дамаск не контролирует.

52.8MB | MySQL:107 | 0,611sec