О новой стратегии США против ИГ на фоне вывода американских войск из Сирии

Соединенные Штаты начинают вывод своего воинского контингента из Сирии, одновременно сражаясь с оставшимися в стране боевиками террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Об этом заявил в воскресенье 13 января в своем «Твиттере» президент США Дональд Трамп. «Приступаем к выводу [воинского контингента] из Сирии, что давно пора было сделать. Но при этом продолжаем атаковать остатки территориального халифата ИГ с разных направлений», — отметил он. «Россия, Иран и Сирия получили больше всего пользы от продолжительного курса США на уничтожение ИГ в Сирии — настоящего врага. Мы тоже от этого получили пользу, однако сейчас настало время вернуть наших военных домой. Нужно прекратить бесконечные войны!» — написал американский лидер. Из этой патетики можно сделать на сегодня самый главный вывод: как мы и предполагали ранее, решение о выводе из Сирии американских войск в своей основной массе, принято окончательно, и никакие новые вводные на него повлиять не могут. В том числе и неутешительные, судя по последним угрозам Трампа «разорить» Турцию в случае  атаки на курдов, итоги миссии Дж.Болтона в Анкару. Но он опять же не уговаривал турок следовать американской линии поведения в Сирии, а наоборот очень предметно обрисовывал им негативные последствия в случае их отказа. В этой связи встает закономерный вопрос: какова же стратегия США в Сирии (и Ираке) в среднесрочной перспективе? Пока совершенно очевидно только одно: США постараются через свои силы в Ираке и за счет продолжения материально-технической и воздушной поддержки курдских отрядов в Сирии продолжать оказывать влияние в этом регионе, в том числе в рамках решения двух основных задач: а) минимизации возможного ренессанса ИГ в Сирии и Ираке (в последнем случае это критично для вопросов восполнения выпадающих объемов иранской нефти и соответственно — повышение мировых цен, что невыгодно для американской экономики и предвыборной борьбы Трампа); б) продолжения сдерживания иранского и российского влияния в Сирии и субрегионе в целом.  В этой связи безусловно американцы будут поддерживать боевой потенциал курдских отрядов без всякой оглядки на соответствующую позицию Анкары по этому вопросу с целью сохранения за ними контроля над рядом ключевых районов в Заевфратье и особенно на ирако-сирийской границе. О такой тактике свидетельствует и последняя по времени вспышка боевой активности в этом районе. Террористы из запрещенной в России группировки «Исламское государство» (ИГ) «переживают свои последние мгновения» в последнем удерживаемом ими анклаве на востоке Сирии, где бойцы вооруженной коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС), поддерживаемые США, ведут операции против боевиков ИГ. Такую оценку выразил в беседе с агентством Рейтер в воскресенье 13 января директор информационной службы СДС Мустафа Бали. По его словам, «Силы демократической Сирии» в последние два дня активизировали свои действия против ИГ близ границы с Ираком. «Они живут последние мгновения и осознают, что эта битва является битвой по их ликвидации», — сказал Бали агентству. По данным Рейтер, официальный представитель штаба операции «Непоколебимая решимость», полковник американских Сухопутных войск Шон Райан прокомментировал достижения СДС в борьбе с ИГ, заявив о значительном успехе. «СДС добивается значительного прогресса и продолжает освобождать все больше территории, когда-то удерживаемой ИГ, но борьба продолжается», — приводит агентство слова Райана. Согласно информации, опубликованной в субботу 12 января пресс-службой СДС, бои с террористами идут в населенном пункте Эш-Шаафа (провинция Дейр-эз-Зор) и его окрестностях.

Но самое основной индикатор в данном случае — бюджет оборонного ведомства США в рамках поддержания своих усилий в Ираке и Сирии. В этой связи обратимся к соответствующей пояснительной записке Пентагона, которая обосновывает постатейный бюджет на 2019 год, выделенный на эти цели. В этой записке указывается, что основной задачей Пентагона в рамках новой стратегии правительства Соединенных Штатов является противодействие ИГ путем проведения кампании по деградации, демонтажу и, в конечном счете, разгрому этой структуры. Усилия Минобороны будут сосредоточены на работе с иракскими силами безопасности  в Ираке и «проверенными» силами сирийской оппозиции в Сирии, а также в рамках кооперации с правительством Ирака в рамках создания ключевых сил безопасности, содействия профессионализации этих сил безопасности и содействия долгосрочной стабильности в регионе. Хотя большая часть «халифата» ИГ разгромлена, остатки организации все еще существуют как в Ираке, так и в Сирии с намерением перегруппироваться, отстроиться и продолжить сражение в будущем. Противодействие ИГ требует создание такой среды, которая сделает невозможной ее возрождения и начало  новой экспансии за пределы региона. Собственно этой основной задачей мотивируют следующие необходимые финансовые затраты. Финансовый  президентский бюджет на эти цели составляет $1 400 млн, включая $850 млн для Ирака, $300 млн для Сирии в рамках реализации программы «подготовки и оснащения» (Т&Е), и $250 млн — в рамках обеспечения безопасности границ и иных потребностей на местах за пределами Ирака и Сирии. Все эти средства аккумулируются  в рамках единого Train and Equip Fund (CTEF). CTEF предназначен для обеспечения гибкого и надежного источника финансирования, который позволяет министру обороны, с согласия госсекретаря, переводить средства, предоставлять оборудование и соответствующие возможности для противодействия возникающим угрозам со стороны ИГ. Вместо того, чтобы ограничиваться одной конкретной страной, программа CTEF сосредоточена на победе над ИГ и его идеологией в любой точке мира, где бы они ни существовали. При этом конкретные категории финансирования, представляют собой прогнозируемые Пентагоном  направления деятельности в ключевых областях противодействия ИГ. При этом конкретные требования могут быть скорректированы в связи с новыми оперативными требованиями с соответствующим уведомлением Конгресса. В этой связи общая сумма на Ирак и Сирию  включает в себя следующие статьи. Наращивание боевого потенциала партнеров — $445 млн. (Ирак) и $420 млн (Сирия), Техническое обслуживание и поддержка  оборудования и программ — $92 млн (Ирак) и  $70 млн (Сирия); ремонт, техническое обслуживание и поддержка — $90 млн (Ирак) и $60 млн (Сирия),  оперативное обеспечение — $365 млн (Ирак) и $290 млн (Сирия); доукомплектование боевых действий — $329 млн. В Ираке эти средства пойдут на финансирование усилий Центрального командования США (USCENTCOM) по реализации  кампании по деградации, демонтажу и, в конечном счете, разгрому ИГ силами партнеров. В течение 2017 года коалиционные партнерские силы добились значительных успехов, особенно в освобождении Мосула, Таль-Афара и Хавиджи. В этой связи ожидается, что ИГ на нынешнем этапе перейдет к асимметричному подходу, направленному на предотвращение консолидации власти федеральных властей  в освобожденных районах. Консолидация усилий федерального правительства требует эффективного выполнения задач, связанных с обеспечением тренинга национальной армии, включая курдскую Пешмергу, что является ключевым компонентом в рамках общей стратегии безопасности  в рамках создания условий для стабильной среды. Повышение эффективности иракской армии  на поле боя является важным показателем позитивной тенденции в ее развитии , как самостоятельной силы. Тем не менее, на сегодня иракская армия  по-прежнему полагается на присутствие значительных коалиционных сил для достижения тактического превосходства над ИГ. Продолжающиеся усилия по обучению и оснащению национальной армии в Ираке по-прежнему являются четким требованием для обеспечения того, чтобы она позиционировала себя в качестве главного инструмента предотвращения ренессанса ИГ. Бюджетный запрос Пентагона на 2019 финансовый год предусматривает все необходимые ресурсы для продолжения обучения и оснащения всех элементов  иракской армии  превращения ее в  устойчивую силу, способные обеспечить безопасность Ирака. В этой связи важно отметить один нюанс — все средства выделяются на тренинг и экипировку исключительно суннитских подразделений иракской армии, но не шиитских формирований «Аль-Хашд аш-Шааби», которые с прошлого года окончательно инкорпорированы в вооруженные силы. Поскольку темп наступательных операций замедляется, этот бюджетный запрос перераспределяет ресурсы от необходимости поддержки сил партнеров в рамках срочной материальной помощи для проведения крупных боевых операций к решению задач по повышению боевого потенциала сил безопасности для предотвращения возрождения ИГ. В этой связи дополнительные  средства будут направлены на обеспечение безопасности ключевых территорий пяти освобожденных провинций Ирака и их населения, западной границы с Сирией и критически важной инфраструктуры. Эти потребности включают формирования дополнительных 5 батальонов пограничной охраны, 20 провинциальных подразделений чрезвычайного реагирования и 6 батальонов «энергетической полиции». Что касается контртеррористических операций, то предусматривается, что «бригады рейнджеров» Министерства обороны Ирака заместят на этом направлении  Контртеррористическую службу (КТС) МВД Ирака, которая ранее была основной сухопутной силой. Это позволит КТС сосредоточиться на решении проблем поддержания внутреннего порядка в рамках функций МВД. В рамках этой  перезагрузки контртеррористические силы будут состоять из 3 батальонов «бригады рейнджеров» и специальных учебных курсов и поставок специального оборудования. Кроме того, для решения финансовых проблем может потребоваться помощь со стороны коалиции в виде поддержки и стипендий для обеспечения целостности иракской армии  и их способности поддерживать оперативный потенциал. Перед суннитскими подразделениями  армии поставлена задача обеспечить безопасность ключевых районов и населения, освобожденного от ИГ. По мере решения этих задач предполагается передача основных функций по созданию  местной полиции, пограничникам и «энергетической полиции». Отдельно отмечается, что  безопасность границ является критически важной способностью Багдада предотвращать передвижение отрядов ИГ между Ираком и Сирией и защищать западные иракские территории. Эта задача будет решаться в том числе за счет финансирования в этом году создания,  подготовки и оснащении 5 пограничных батальонов (около 1500 человек в общей сумме, 300 человек в каждом). Основное оборудование, необходимое для батальонов пограничной охраны, будет включать в себя сочетание тактических и  транспортных средств, приборы ночного видения и системы связи. Это оборудование предоставят силам пограничной охраны возможности, необходимые  для обеспечения безопасности границы от локализованных и меняющихся угроз со стороны ИГ. Таким образом основные усилия Пентагона в Ираке и Сирии в 2019 году будут сосредоточены на теме создания надежной пограничной охраны. Для этого  предусматривается поставка боеприпасов, средств связи и приборов ночного видения, необходимых для расширения возможностей Объединенных вооружений сил пограничной охраны. Также предусматривается создание Сил быстрого реагирования пограничной безопасности, что позволит укрепить потенциал  федерального правительства в в рамках  реагирования на пограничные вторжения посредством усиления воздушной логистики, защищенной наземной мобильности и материально-технической поддержки. Это предложение опирается на предыдущую поддержку Сил быстрого реагирования путем обеспечения наземной подготовки и воздушного прикрытия и разведки. Пограничники нуждаются в получении оборудования для  обнаружения пересечения границ, наблюдения за мертвыми зонами вдоль границ и обеспечение подготовки и оснащения сил безопасности, а также в повышении мобильности для обеспечения безопасности границ и в способности быстро мобилизовать Силы быстрого реагирования в ответ на инциденты и пограничные вторжения. Необходимо приобрести средства связи и мониторинга, подвижную технику, современную систему командования и управления для обеспечения безопасности своих границ от ИГ и других террористических организаций. Пограничники и силы обороны, обеспечивающие безопасность вдоль границ, испытывают крайний дефицит  в технических средствах для создания препятствий (земляные стены, траншеи, проволока и другие искусственные барьеры) в уязвимых районах. Это же предусматривает поставку  приборов ночного видения, тепловизионных приборов и прицелов, а также блоков глобальной системы позиционирования (GPS), биноклей. Предусматривается также обеспечение пограничников  дополнительными воздушными возможностями для оказания непосредственной воздушной поддержки и наблюдения за наземными силам противника  вдоль  границы.

Еще один ключевой аспект поддержания системы внутренней безопасности по оценке Пентагона — усиление боевого потенциала местной полиции, и прежде всего подразделений реагирования на чрезвычайные ситуации (ЕСВ). В этой связи предполагается добиться того, чтобы группы ЕСВ в освобожденных районах имели достаточный потенциал для борьбы с локализованными угрозами со стороны ИГ и ее филиалов. ЕСВ состоят из полицейских подразделений безопасности численностью 300 человек, обученных тактике, методам  сил безопасности и стабилизации, и  они предоставляют провинциальным властям силы быстрого реагирования для усиления местной полиции в чрезвычайных ситуациях. Статьи бюджета Пентагона  на этот год подразумевает финансирование  обучения и оснащения 20 дополнительных подразделений ЕСВ (приблизительно 6000 бойцов) из Анбара, Диялы, Салах эд-Дина и Киркука. Основным оборудованием для ЕСВ являются тактические транспортные средства, стрелковое вооружение экипажей и системы связи. Эти оборудование должно повысить потенциал ЕСВ по проведению патрулирования  и способности реагировать на угрозы, которые превышают возможности реагирования со стороны местной полиции. В этой связи отметим интересный и важный факт: американцы взяли курс на воссоздание своей прежней модели опоры на местные племенные по своей сути суннитские милиции, что должно обеспечить режим устойчивый безопасности именно в суннитском треугольнике.

Энергетическая полиция играет важную роль в усилиях по обеспечению безопасности важнейших объектов инфраструктуры в пяти освобожденных провинциях. Энергетическая полиция входит в состав Министерства внутренних дел с миссией по обеспечению безопасности и защите нефтяных, электрических и транспортных линий от угроз терроризма. Бюджет Пентагона предусматривает выделение средств на подготовку и оснащение 6  батальонов энергетической полиции (300 человек каждый, примерно 1800 человек) в пяти освобожденных провинциях плюс резерв. Основным оборудованием для батальонов энергетической полиции являются тактические транспортные средства, обслуживаемые экипажами, стрелковое оружие и системы связи. Эти усовершенствования оборудования позволят батальонам энергетической полиции проводить рекогносцировку местности и принимать ответные меры для защиты инфраструктуры от нападений ИГ.

КТС ранее функционировала как элитная пехота для борьбы с ИГ в рамках разгромам основных оплотов сопротивления. Предусматривается, что КТС должна вернуться к выполнению своей главной задачи по созданию потенциала для борьбы с повстанцами и террористами. КТС активно участвовала в борьбе с ИГ и понесла высокие боевые потери личного состава и техники. Бюджет Пентагона  предусматривает финансирование подготовки и оснащения 24 батальонов КТС, состоящих из 300-600 человек в каждом (в общей сложности 13 000; около 1000 находятся в резерве).

Бюджет предусматривает  поддержку подготовки и оснащения еще одной  Бригады рейнджеров, состоящей из трех батальонов (670 человек в каждом).  Батальоны будут также обеспечивать быстрое реагирование в рамках выполнения функций  Министерства обороны, освобождая службу по борьбе с терроризмом для ее миссии на национальном уровне.

Для поддержания боеспособности и закрепления достигнутых успехов иракской армии по-прежнему необходимы постоянное профессиональное обслуживание и поддержка. Это будет обеспечиваться за счет снабжения объектов иракской армии необходимыми инструментами и запасными частями, с тем чтобы подразделения  могли проводить плановое техническое обслуживание и своевременный ремонт автотранспортных средств, оружия и оборудования. Такая поддержка будет тесно связана с новым акцентом американской стратегии на укреплении материально-технического потенциала иракской армии. В этой связи  запрос Пентагона на финансирование в этой области охватывает общие перевозки и постановки закупленного оборудования и расходных материалов. Увеличение расходов по сравнению с 2018 финансовым годом ($42 млн) обусловлено двумя факторами: ориентацией на закупку запасных частей для проведения ремонтных работ вместо замены основных конечных изделий и переходом от Багдада и Мосула к широко рассредоточенному присутствию технических центров армии.

Следует обратить внимание и на статью расходов, которые предусматривают выплату стипендий лояльным американцам силам в Ираке и Сирии. На эти цели Пентагона планирует выделить $101 млн. Американские командиры предоставляют стипендии таким группам, активно борющимся с ИГ. В настоящее время такие стипендии выплачиваются  примерно 10 000 бойцов только в Ираке. Индивидуальные выплаты стипендий варьируются от $200 до $400 в месяц. В этой связи предусматривается, что по мере свертывания наступательных операций Минобороны перейдет к усилиям по стабилизации, которые будут сосредоточены на поддержке местных сил внутренней безопасности, которые будут получать стипендии за свои усилия по обеспечению безопасности освобожденной территории и предотвращению ренессанса ИГ. Выплату стипендий предполагается в дальнейшем  увязывать с динамикой оперативной эффективности таких сил, надлежащего использования учебной подготовки и снаряжения.

52.53MB | MySQL:104 | 0,385sec