Ирак: о положении дел в законодательной и исполнительной власти в канун парламентского перерыва

В среду, 16 января, депутат от альянса «Аль-Бина» («Строительство», «Созидание»), Аббас Ябир вновь обратил внимание представителей СМИ, аккредитованных при парламенте Ирака, на планы в очередной раз заменить кандидатов на вакантные министерства.  Как мы уже сообщали на страницах сайта Ближнего Востока, не занятыми остаются несколько ведомств, главными из которых являются министерства внутренних дел и обороны.

Между тем, представители общественно-политического движения «Саирун», высказались в пользу отмены всех прежних договоренностей и раскладов и предложили совершенно новый подход к проблеме, фактически обнуляющий все прежние предвыборные и послевыборные соглашения, и призывают к управлению этими ведомствами «доверительным» образом, то есть, с их прямым номинальным подчинением премьер-министру.  По мнению «Саирун» это лучший вариант, нежели, чем «позволить пропартийным кандидатам возглавить министерства».

Пока же, премьер-министру предложено заменить министра образования, Шиму аль-Хаяли, после того, как было выявлена причастность членов ее семьи к террористическим группировкам. Имена новых кандидатов, как пояснил А.Ябир, должны быть рассмотрены перед уходом законодателей на перерыв по окончании законодательной сессии, то есть, в самые ближайшие дни.

«Нынешние имена не будут рассматриваться, если они не будут заменены премьер-министром на другие лицами», — заявил А.Ябир, отметив, что «парламент проголосует в предстоящие дни по наибольшему количеству законов, включая законопроект о федеральном бюджете на 2019 год».

Коллега А.Ябира по партийному списку Риад Масуди, в интервью для портала «Аль Сабах аль-Джадид», вновь акцентировал внимание на том, что «тема формирования кабинета министров является приоритетной для улицы Ирака». Вместе с тем, «часть политических сил демонстрирует, что у них нет полного видения при отборе кандидатов в министерства», — сказал Р.Масуди.

Он напомнил, что «парламентское соглашение состояло в определенном подходе к формированию правительства и поставило перед премьером Аделем Абдель Махди главную задачу — отстранить партии от министерских постов».

По мнению Р.Масуди, «разбивка процедуры назначения на министерства на несколько раундов позволила реализовать новые подходы относительно завершения работы над кабинетом министров и дезавуировать прежние соглашения между блоками «Реформа» и «Аль-Бина».

Парламентарий так пояснил происходящее: «на втором и третьем этапах голосования по оставшимся министерствам возникли реальные разногласия, и трещины между политическими блоками, которые привели к серьезной проблеме при достижении консенсуса». Текущие консультации показали, что большинство политических сил сходятся в мнении о том, что разрешение кадровой проблемы оставшихся министерств, особенно внутренних дел и обороны, должна состоятся после законодательного перерыва.

Р.Масуди, призвал к решению этого вопроса уже как совершенно назревшего, поскольку далее, по мнению депутата, «законодатели сталкиваются с проблемами, которые могут быть гораздо более значительными».

«Палата представителей стоит на пороге голосования по бюджету, затем переходит к назначениям на руководящие позиции среднего и высшего звена в государственных учреждениях, что является важным делом, которое невозможно провести до завершения формирования кабинета министров», — уверен Р.Масуди.

«Нахождение силовых министерств под управлением доверенных лиц лучше, чем выбор политических партий для управления ими, поэтому мы исходим из наименьшего, на сегодня, ущерба», — сказал Р.Масуди.

Депутат заявил, что «шестьдесят депутатов формально возражают против механизмов голосования за третий этап формирования правительства, в ходе которого был, в итоге, отклонен кандидат на должность министра обороны, Фейсал аль-Джерба и, вначале, был выдан мандат доверия Шиме аль-Хаяли».

Однако, в дальнейшем, «доказательства, представленные несколькими сторонами о существовании связи между террористической организацией и ее семьей были признаны исчерпывающими и исключающими ее кандидатуру на пост министра», — пояснил депутат и  добавил, что «имеющаяся у нас информация указывает на то, что  Адель Абдель Махди уже отказался от аль-Хаяли, и есть другие кандидаты, которые представились на министерское место,  и среди которых и будут выбран наиболее достойный из них для голосования в Палате представителей».

Выступил перед журналистами и еще один представитель «Саирун» в парламенте, депутат Рами аль-Сакини, заявивший в интервью «Аль Сабах аль-Джадид», что «все силы реформы и реконструкции продолжают поддерживать Аделя Абдель Махди в выполнении его правительственной программы».

Он добавил, что «эта поддержка также зависит от выполнения того, что было согласовано, особенно в вопросе назначения министров, особенно силовых, предназначенных, независимым военным деятелям, обладающим компетентностью и порядочностью».

Переведем это с иракского парламентского языка на обычный. «Саирун» и их союзники, установившие практически полный контроль над парламентом позволяют номинальному премьер-министру выполнять то, что соответствует их воле и отвечает интересам тех кругов, которые поддерживают политику Муктады ас-Садра.  Пока что, преодолеть их гегемонию никому не под силу, даже в свете явной абсурдности отсутствия министров внутренних дел и обороны. Складывающаяся таким образом, рефлекторная система управления текущими делами государства чревата и ошибками, и злоупотреблениями и очень напоминает своего рода властный «шатдаун», наподобие того, что происходит в США, с той лишь разницей, что деньги в текущем бюджете Ирака есть, но совершенно непонятно, куда, кому и как их тратить, и с кого потом спрашивать. Не с депутатов же. А тратить, между тем надо, уже сейчас и помногу.

В среду парламентский финансовый комитет обнародовал обязательство правительства Ирака выплатить 25 трлн динаров бюджета в качестве долгов нефтяным компаниям, а также займов фермерам (их надо выдавать уже сейчас, посевная не ждет) и другие долги, отметив, что общий бюджет составляет 133 трлн динаров (1 иракский динар равняется 0.00084 доллар США).

Член комитета Фейсал аль-Иссави заявил в заявлении для прессы, что «бюджет на 2019 год отличается большим дефицитом и заимствует внутренние и внешние средства для его погашения».

«Бюджет на 2019 год составил 133 трлн динаров, включая 15 трлн долга, в дополнение к выплатам нефтедобывающим компаниям, причитающихся им платежей, в размере более 25 трлн динар», — сообщил он.

Он добавил, что «более 90 процентов доходов Ирака в твердой валюте уходит за границу из-за необходимости импорта, практически, всего».

При этом, недавно «случайно было выявлено, что «68 млрд динар вырученных в Центральном банке на аукционе по продаже долларов были истрачены всего в размере 4 млрд, остальные 64 млрд, предназначенные для оплаты импорта, так и лежали без движения и были возвращены, когда товары уже наполнили рынок».  И таких примеров масса. Возможно, сложившийся режим управления устраивает некоторых политиков и государственных служащих, но, ничего хорошего для имиджа страны и ее реноме, как платежеспособного партнера не несет.

52.49MB | MySQL:104 | 0,313sec