Особенности и значение соглашения Израиля и Украины о свободной торговле

В понедельник завершился 30-часовой визит в Израиль президента Украины П.Порошенко. Его основным итогом стало подписание соглашения о свободной торговле, над которым стороны работали долгие годы. Фактически оно стало логическим продолжением мер по либерализации взаимной торговли, работу над которыми государства начали еще после визита тогдашнего президента республики Л.Кучмы в Израиль в 1996 г. Затем активность на данном направлении попала в число приоритетов после визита в ближневосточную страну другого украинского лидера  — В.Януковича в 2011 г. Тогда была обозначена надежда на быстрое проведение всех необходимых согласительных процедур. Однако последующая кризисная ситуация в стране и т.н. «европейский выбор» Украины, предопределивший внешнеполитический акцент на ассоциации с ЕС, помешали этому.

Уже после некой стабилизации политической системы республики стороны приняли решение возобновить работу над соглашением. На том же этапе стали очевидны, опасения израильской стороны. Сложная экономическая ситуация в Украине, ставшая одним из следствий политического кризиса, привела к тому, что соглашение с Израилем стало восприниматься как один из элементов борьбы с негативными тенденциями. В результате, возникли разногласия по номенклатуре экспорта. В частности, как обозначил в августе 2017 г. глава межправительственной комиссии Израиля по развитию сотрудничества с Украиной  З.Элькин, Киев просил для себя большие квоты на поставки пшеницы, без должных гарантий продуктовой безопасности для населения ближневосточного государства. В частности израильская сторона опасалась, что очередной взрыв борьбы за власть спровоцирует проблемы, которые приведут к тому, что основная часть пшеницы будет отправляться на внутренний рынок республики.

В итоге в понедельник министр экономики и промышленности Израиля Э.Коэн и первый вице-премьер, министр экономического развития и торговли Украины С.Кубив подписали соглашение, о котором затем объявили два лидера. Б.Нетаньяху приветствовал документ сдержанно, что было особенно заметно на фоне сделанных накануне комментариев по поводу значимости восстановления дипломатических отношений с Чадом. Журналистам он сообщил: «сегодня было подписано соглашение о свободной торговле, и мы работаем над ним уже много лет». П.Порошенко был существенно более воодушевлен происходящим. Украинский президент назвал день подписания документа «историческим», добавив в твиттере, что оно «выводит отношения на новый уровень», «будет способствовать развитию торгово-экономического сотрудничества между странами и поможет снизить цену украинских товаров в Израиле, а израильских – в Украине», а также «активизирует деятельность бизнеса».

При этом Киев явно пытается продвигать на израильском рынке не только сельхозпродукцию, и прежде всего зерновые культуры, несмотря на то, что даже по собственным данным посольства Украины в Израиле, подготовленным по данным на 2018 г., они составляют основу экспорта республики в ближневосточную страну. Одним из акцентов, который делают дипломаты, является взаимная торговля услугами, которая за 9 месяцев 2018 г. возросла на 21 %. Помимо этого, как отмечает Yedioth Ahronoth, украинская сторона пытается продемонстрировать конкурентоспособность своих кадров в израильской высокотехнологичной сфере. По информации издания, сейчас в стране занято порядка 15 000 украинских разработчиков программного обеспечения, в 2019 г. украинская сторона ожидает двукратного увеличения. Вместе с тем несмотря на общую  эйфорию с украинской стороны, сама пресс-служба президента П.Порошенко не скрывает, что пока согласована лишь часть, касающаяся товаров, в то время как достижение аналогичных договоренностей в торговле услугами еще предстоит, следовательно, заявлять о таком масштабном прогрессе пока рано. Также Киев хотел бы способствовать притоку инвестиций. Комментируя документ, С.Кубив отметил, что страна ожидает «увеличения израильских инвестиций в промышленность, АПК, высокотехнологичные сектора, IT, инновации», как кажется, также забывая отметить названную выше оговорку.

Частично подобные ожидания Украине помогают формировать международные институты. Так, согласно рейтингу Всемирного банка Doing Business-2018, республика отыграла за год 5 позиций, поднявшись в 2018 г. на 71 место из 190 стран, когда годом ранее была на 76-м месте, а в разгар политических кризисов оставалась за пределами первой сотни. Сообщается, что улучшиться свои показатели Киев смог за счет упрощения в сфере получения разрешений на строительство и развития транспортной инфраструктуры, что отвечает интересам израильских кампаний, вкладывающихся в проекты в республике. А также путем улучшения системы защиты миноритарных акционеров и повышения прозрачности процедуры урегулирования споров по исполнению контрактов, что согласуется с опасениями по выходу на украинские рынки.

Вместе с тем Украина по-прежнему уступает многим, включая представителей т.н. бывших республик СССР. К примеру, далеко впереди находится Грузия, которую Израиль после президентских выборов там также пытается склонить к признанию Иерусалима своей столицей и переносу туда посольства. Другими словами при схожих внешнеполитических ожиданиях от страны Израиль может получить от Тбилиси более выгодные условия ведения бизнеса при сравнительно большей внутриполитической стабильности. Худшее положение с точки зрения инвестиционной привлекательности в рамках бывшего СССР, хотя с учетом всех трансформаций сравнение бывших республик уже не видится отвечающим современным международным реалиям, а потому присутствует преимущественно в русскоязычных СМИ, имеет Таджикистан. Впрочем, стратегическое значение Центральной Азии все же представляется более важным, нежели Украина, а значит, как минимум, спорным является вопрос, если предстоит рискнуть инвестициями, куда их все же целесообразнее направить.

В том, что касается будущего Украины, особенно в свете предстоящих ей президентских выборов, в Израиле в нее мало кто верит. Следовательно, в отношениях с Киевом вновь обозначается одна из главных проблем – ратификация, жертвой которой некогда оказалась договоренность о социальном обеспечении выходцев из республики в Израиле. Украинская сторона связывает основные трудности на этом пути с Кнессетом, распущенным из-за досрочных выборов. Однако с израильской стороны присутствуют опасения, что на фоне выборов сам Киев может существенно замедлить данный процесс, а то и вовсе обвинить Иерусалим во вмешательстве, что рискует автоматически поставить крест на договоренностях, согласованных в понедельник.

Таким образом, соглашение о свободной торговле, разумеется, имеет значение для отношений двух государств, однако, на нынешнем этапе основной его эффект скорее политический. Заключается он в том, что страны пытаются развивать взаимную поддержку в ООН, при этом Иерусалим, делая более явные шаги в сторону Киева в том, что касается Крыма, не боится Москвы, хотя ранее именно по соображениям ее возможного недовольства избегал четкой демонстрации стратегии в отношении принадлежности полуострова и общей оценки российско-украинских отношений. Сама нынешняя договоренность в таком контексте служит дополнительным свидетельством заинтересованности друг в друге. Экономический эффект от соглашения оценивать пока рано, поскольку ему предстоит вступить в силу и показать свою эффективность для каждой из сторон. Более того, далеко не все значимые элементы либерализации взаимной торговли вошли в нынешнее соглашение, следовательно, говорить о завершении работы пока рано. Кроме того, не исключено, что это соглашение может повторить судьбу договоренности о безвизовом режиме. Она, напомним, привела к притоку в Израиль лиц, нарушающих визовые требования, которые вместо туристических целей пытаются вести в государстве трудовую деятельность. Таким образом подтвердились предположения скептиков, что данный шаг в отношении Украины оказался, как минимум, преждевременным.

44.1MB | MySQL:89 | 0,923sec