О различных политических силах на севере Сирии в связи с выводом американских войск. Часть 1

Объявленное президентом США Дональдом Трампом 19 декабря прошлого года решение о выводе американских военнослужащих с северо-востока Сирии привело к стремлению различных заинтересованных сторон заполнить складывающийся вакуум. К основным игрокам на северо-востоке Сирии относятся, прежде всего, Турция, «Силы демократической Сирии» (СДС), представляющие сирийских курдов и правительство САР, пользующееся поддержкой со стороны России и Ирана. Очевидно, что у этих акторов существует разное видение ситуации и различные политические проекты будущего по поводу этого стратегически важного региона.

Основной заботой Турции является обеспечение безопасности своих южных границ от возможных угроз со стороны СДС, которые в Анкаре воспринимаются в качестве ответвления Рабочей партии Курдистана (РПК), объявленной в Турецкой Республике террористической организацией. Сложным вопросам американо-турецкого взаимодействия на севере Сирии в новых условиях была посвящена поездка в Анкару помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, состоявшаяся в первой декаде января с.г. По информации американской газеты Moon of Alabama, турки выдвинули на переговорах с американской делегацией ряд требований о помощи Вашингтона Анкаре как союзнику по НАТО в части, касающейся дальнейшего сотрудничества по искоренению «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). К ним относятся нанесение американских воздушных ударов по позициям ИГ (воздушное пространство на северо-востоке САР контролируется американскими ВВС), логистическая и транспортная поддержка. Требование о воздушной поддержке обосновано неудовлетворительным состоянием турецких ВВС, подвергшихся массовым чисткам после неудавшегося путча в июле 2016 года. По мнению военных экспертов, в настоящее время ВВС Турции не способны выполнять боевые вылеты 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Турецкие запросы имеют настолько масштабный характер, что их удовлетворение вызовет не уменьшение, а увеличение американской вовлеченности в конфликт в Сирии.

Наряду с Дж.Болтоном в американскую делегацию входили председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Джозеф Данфорд и спецпредставитель Госдепартамента США по Сирии Джеймс Джеффри. При этом, по сообщению Moon of Alabama, Джемс Джеффри представил турецкой стороне карту разграничения сфер влияния на северо-востоке Сирии между турками и курдскими союзниками США, которую журналисты окрестили «Планом Сайкс-Пико, нарисованным под воздействием ЛСД». Действительно, в условиях смешанного характера этнического расселения на севере Сирии, крайне трудно разграничить чисто курдские и чисто арабские районы. Изначально президент Трамп, вынося решения о выводе американских войск, планировал передать северо-восток Сирии под ответственность Сирии, однако Болтон и другие члены президентской команды сумели отговорить его, доказав, что это вызовет масштабный военный конфликт между турками и курдскими вооруженными формированиями. Новый план заключается в предоставлении турецким войскам контроля над 25-километровой зоной безопасности по периметру турецко-сирийской границы. В эту зону должны войти Манбидж к западу от Евфрата, к востоку от Евфрата – Кобани (арабское название – Айн аль-Араб), Тель-Абьяд, Рас аль-Айн. По мнению американского эксперта Хуана Коула, в планы Турции никак не входит ни борьба против «Исламского государства», ни оккупация Ракки и других арабских районов на севере Сирии. Целью Анкары является свести на нет военную и политическую мощь СДС.

Понятно, что план создания «полосы безопасности» на границе категорически неприемлем для сирийских курдов. В него попадают населенные пункты с преимущественно курдским населением. Например, Кобани прославился обороной от террористов из «Исламского государства» осенью 2014 года. Отрицательную реакцию этот план вызвал также в Москве и в Дамаске. Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров отметил 16 января, выступая на пресс-конференции перед журналистами: «Мы убеждены в том, что единственным и наилучшим решением является передача этих территорий под контроль сирийского правительства, сил безопасности и административных структур Сирии». Однозначна в этом смысле и позиция сирийского правительства. По словам пресс-секретаря МИД САР, «Сирия заявляет о том, что всякая попытка посягнуть на ее территориальную целостность будет рассматриваться как агрессия, а оккупация приграничных территорий – как пособничество терроризму». Остается надеяться на то, что переговоры между президентами России и Турции 23 января помогут в урегулировании этого спорного вопроса.

Новым осложняющим моментом в процессе вывода американских военнослужащих стал теракт 16 января в Манбидже, в результате которого погибли четверо граждан США (два кадровых военных, один гражданский служащий Пентагона и один контрактник), а также 12 местных жителей, среди которых как курдские боевики, так и мирные жители. Можно дать разные объяснения данному происшествию. Некоторые аналитики убеждены том, что теракт может сорвать или затормозить вывод американских войск. В аналитическом обзоре, опубликованном на сайте «Аль-Монитор», содержится мнение о том, что это террористическое проявление выгодно Турции. Теперь турки могут утверждать, что СДС не могут обеспечить порядок и безопасность в контролируемых ими районах.

Еще одной проблемой американской администрации является как совместить вывод американских военнослужащих с задачей противостояния усилению Ирана на Ближнем Востоке вообще и в Сирии в частности. Именно эта цель была декларирована Джоном Болтоном в сентябре 2018 года, когда помощник президента по национальной безопасности заявил о том, что главная задача военного присутствия США в Сирии является уже не борьба против ИГ, а противостояние Ирану и проиранским вооруженным формированиям. Судя по настрою Болтона, часть американского истеблишмента хочет оставить американских военнослужащих в Эт-Танфе. Кроме того, американцы надеются консолидировать и укрепить свое военное присутствие в Ираке.

По сообщению турецкого агентства «Анадолу» со ссылкой на представителя иракского правительства от 25 декабря 2018 года, США создали две новые военные базы в провинции Анбар на иракско-сирийской границе. «Американская армия установила две новых военных базы в необитаемых районах Анбара», — сказал член муниципального совета провинции Анбар Фархан аль-Дулейми. Первая база расположена в зоне Румана непосредственно вблизи от сирийской границы в 360 километрах западнее Рамади. Вторая база создана в 310 километрах западнее Рамади и в 100 километрах от сирийской границы недалеко от города Ар-Рутба. По словам Ф.аль-Дулейми, новые базы предназначены для помощи силам безопасности Ирака в охране границы государства и предотвращать проникновение террористов из ИГ. На этих базах размещены десятки американских солдат и беспилотники. Всего в Ираке в настоящее время находятся 5 тысяч американских военнослужащих.

26 декабря прошлого года президент США Дональд Трамп совершил неожиданный и во многом скандальный визит на американскую военную базу Аль-Асад в 180 километрах к западу от Багдада. Никто из трех высших руководителей Ирака (президент Бархам Салех, премьер-министр Адель Абдель Махди, спикер парламента Мухаммед аль-Халбуси) не встречался с Трампом, так как американский президент в связи с опасениями за свою безопасность отказался как ехать в Багдад, так и встретиться с официальными лицами принимающей стороны в иракской части базы Аль-Асад (она совместно эксплуатируется вооруженными силами США и Ирака). Премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди расценил это как оскорбление и заявил о том, что не собирается быть гостем на собственной земле.

Нет сомнения в том, что американцы будут расширять свое присутствие в Ираке, необходимое им как для противодействия иранским интересам в этой стране, так и для того, чтобы держать под контролем иракско-сирийскую границу и не допустить создания сухопутного коридора Тегеран-Багдад-Дамаск-Бейрут.

52.19MB | MySQL:103 | 0,621sec