О проблемах эфиопской общины в Израиле

Согласно официальным данным на конец 2016 года, в Израиле проживают 144 тысячи лиц эфиопского происхождения (58,6 тысяч из них – уроженцы страны), составляющих 1,67% от всего населения Государства Израиль. В сугубо политическом смысле это означает, что если бы в Израиле существовала партия выходцев из Эфиопии, то она не преодолела бы электорального барьера, составляющего сейчас 3,25% от всех поданных на выборах голосов.

Несмотря на это, выходцы из Эфиопии неплохо представлены в Кнессете в рамках общеизраильских партий. Массовая алия из Эфиопии началась в 1977 году. За прошедшие десятилетия в Кнессет были избраны следующие уроженцы этого африканского государства: Алали Адамасо (Ликуд), Авраам Негусе (Ликуд), Мазор Бахайна (ШАС), Адисо Масала (Авода), Шломо Мула («Кадима», а затем — «Тнуа»), Ашер Фентаюн Сеюм («Кулану»), Шимон Соломон («Еш атид») и Пнина Тамано-Шата  («Еш атид»). Выходцы из Эфиопии в Израиле есть и среди депутатов муниципальных органов, среди журналистов, офицеров, судей, дипломатов и на других должностях, которые могут быть отнесены к истеблишменту.

Не будет преувеличением сказать, что в отношении репатриантов из Эфиопии, учитывая крайне низкий уровень развития страны их исхода, в Израиле проводится активная политика «поощрительной дискриминации» (безусловно, эта политика была импортирована в Израиль из США, где она проводится в отношении афро-американцев) с целью упростить их интеграцию в израильское общество. Например, в высшее образование в Израиле платное. Только новые репатрианты в течение первых лет пребывания в Израиле имеют право на два года бесплатного обучения. Что же касается выходцев из Эфиопии, включая уроженцев Израиля, то для них высшее образование бесплатное. Плюс к этому они получают стипендии на проживание. И это лишь один такой пример из многих. На любую семью репатриантов из Эфиопии государством затрачивается во много раз больше денег, чем на семью репатриантов из любого другого государства.

Несмотря на это, культурный шок, переживаемый выходцами из Эфиопии от столкновения с современным обществом, слишком велик. Интеграция значительной их части проходит тяжело. Среди них гораздо шире, чем в израильском обществе в целом распространены уголовная преступность, алкоголизм и другие негативные явления. В результате представители других этнолингвистических еврейских общин, как правило, стремятся покинуть кварталы с высокой концентрацией выходцев из Эфиопии. На сегодняшний день в таких израильских городах, как Кирьят-Гат, Бейт-Шемеш, Реховот, Ришон ле-Цион, Кирьят-Малахи, Нетанья и Мевасерет-Цион сложились кварталы, в которых доля выходцев из Эфиопии превышает треть, а в некоторых местах даже половину всего населения.

Наиболее крупные общины выходцев из Эфиопии (более 7 тысяч человек) проживают в крупных городах Нетанья, Ришон ле-Цион, Беер-Шева, Петах-Тиква, Реховот и Ашдод. При этом наибольшая концентрация выходцев из Эфиопии наблюдается в сравнительно небольших населенных пунктах городского типа. Кирьят-Малахи (16,6% всего населения), Кирьят-Экрон (10%) и Кирьят-Гат (9%). В сельской местности выходцев из Эфиопии почти нет. В еврейских поселениях Иудеи и Самарии (Западного берега, пользуясь арабской терминологией), проживают только 2% выходцев из Эфиопии. При этом там они сконцентрированы в крупных поселениях – Маале-Адумим, Кирьят-Арба, Офра и Кдумим. Крайне низкий образовательный уровень и социальная инертность большинства выходцев из Эфиопии ведут к тому, что их средний социально-экономический уровень намного ниже среднеизраильского.

В таких условиях у значительной части выходцев из Эфиопии в Израиле сложился комплекс дискриминируемого по расовому признаку меньшинства. При этом все средства, вкладываемые государством в интеграцию данной общины, и льготы, получаемые ею, воспринимаются как сами собой разумеющиеся и недостаточные. Формирующаяся среди заметной части молодежи выходцев из Эфиопии в Израиле идентичность, которая может быть названа «афро-израильской», представляет собой перенесенную на израильскую почву афро-американскую идентичность, которая берется за образец.

Именно в этом контексте следует рассматривать состоявшуюся в среду в Тель-Авиве демонстрацию выходцев из Эфиопии, проходившую под лозунгом борьба против того, что ее организаторы именуют «полицейским насилием против выходцев из Эфиопии». Непосредственным поводом к ней стал тот факт, что страдавший от психического расстройства 24-летний Иегуда Биадага, уроженец Израиля эфиопского происхождения, был застрелен в Бат-Яме полицейским, когда бросился на него с ножом. В демонстрации приняли участие несколько тысяч человек, приехавших в Тель-Авив из разных городов Израиля.

Исполняющий обязанности начальника полиции Израиля генерал-лейтенант Моти Коэн заявил, что «инцидент, в ходе которого в Бат-Яме был убит Иегуда Биадага, это прискорбный случай который расследуется сейчас отделом расследования действий полицейских. Я от всего сердца сочувствую его семье». Однако демонстранты утверждали, что Иегуда Биадага был убит полицейским, потому что был чернокожим. Элиас Инбарам, один из организаторов демонстрации, заявил перед ее началом: «Ни один (политический – В.Ч.) лидер не осудил убийство Иегуды Биаги, и это печально. Видимо, это не интересует их, но, может быть, сегодня, это заинтересует их, когда шоссе будут перекрыты, а площадь Рабина (площадь перед городским муниципалитетом Тель-Авива – В.Ч.) будет забита людьми. (…) Мы приходим, чтобы дать понять одно: что за каждым выходцем из Эфиопии, который пострадал от полиции, (…) есть как минимум 150 тысяч человек (имеются в виду все проживающие в Израиле лица эфиопского происхождения – В.Ч.), которые встанут на его сторону, и это именно то, что происходит сейчас. Пусть все полицейские увидят это и усвоят это». Другой лидер протестов Шахар Мула потребовал срочного заседания правительства. «Отдел по расследованию действий полицейских утратил доверие выходцев из Эфиопии, — заявил он журналистам, имея в виду, что действия полицейского, застрелившего Иегуду Мулу, были признаны в результате расследования законными.

В социальных сетях со стороны радикальных эфиопских активистов появлялись призывы нападать на полицейских и обстреливать полицейские участки. Как и следовало ожидать, особым нападкам подвергался министр внутренней безопасности Гилад Эрдан (Ликуд).

Изобилие лозунгов на английском языке, которым подавляющая масса израильтян эфиопского происхождения не владеет, тот факт, что плакаты, которые несли демонстранты, были напечатаны в типографиях в больших количествах и высоком качестве, наличие явно заимствованных у афро-американских движений лозунгов – всё это свидетельствовало, что в организации демонстрации выходцев из Эфиопии принимали активное участие финансируемые из-за рубежа и, прежде всего, из США радикальные левые организации.

Что касается представителей политического истеблишмента эфиопской общины в Израиле, то они оказались абсолютно неспособными как-то повлиять на ситуацию. Они ограничились выражением солидарности с членами своей общины и попытались приобрести на этом какой-то политический капитал. Так, в поддержку демонстрации высказалась в СМИ депутат Кнессета, уроженка Эфиопии адвокат Пнина Тамано-Шата («Еш атид»), которая лично приняла в ней участие.

Некоторые публичные заявления израильских политиков эфиопского происхождения по этому поводу были просто бредовыми. Так, например, принявший участие в демонстрации уроженец Эфиопии Давид Абаба, получивший 28-е место, забронированное для репатрианта, в списке Ликуда на предстоящих выборах в Кнессет, заявил: «Большинство демонстрантов здесь – уроженцы Израиля, и поэтому истеблишмент подавляет их, наверное, для того, чтобы мы были рабами. Нас привезли сюда, чтобы мы были рабами. В нас стреляют, как будто мы ХАМАС. Истеблишмент убивает своих граждан. Это — не демократическое государство». И это говорит член правящей израильской партии, только что избранный членами ЦК Ликуда на место, забронированное для репатрианта, несмотря на то, что, например, репатриантов из бывшего СССР в Ликуде на порядок больше.

Максимум, что позволили себя представители эфиопско-израильской политической элиты, это призывы к протестующим воздерживаться от насилия. Так, журналист популярной ежедневной израильской газеты «Едиот ахронот» уроженец Эфиопии Дани Абаба, который сейчас занимает пост представителя молодежного сионистского движения «Га-боним» в ЮАР, выразил на своей странице в фейсбуке и в газете опасение, что демонстрация выходцев из Эфиопии быстро выльется в насилие, и предостерег демонстрантов, что насилие «будет действовать против нас и не поможет достигнуть цели, ради которой  мы выходим протестовать».

Учитывая уроки демонстрации выходцев из Эфиопии четырехлетней давности (тогда они протестовали против того, что процент выходцев из Эфиопии среди заключенных в израильских тюрьмах намного превышает их долю в населении страны), которая сопровождалась массовыми беспорядками и нанесением значительного ущерба имуществу, Полиция Израиля провела  серьезнейшую подготовку к состоявшейся в новой демонстрации такого рода. В Тель-Авив были заранее переброшены сотни полицейских из других городов страны, целый ряд центральных улиц города были перекрыты для движения транспорта, причем в часы пик. Начальник оперативного отдела тель-авивского округа полиции Ягель Финк заявил накануне демонстрации, что все полицейские будут с видеокамерами.

Следует отметить, что часть организаторов демонстрации понимали, что агрессивное противопоставление выходцев из Эфиопии израильскому еврейскому коллективу в целом приведет к отрицательным для выходцев из Эфиопии результатам. Поэтому демонстрация проходила по большей части под флагами Израиля. Для того, чтобы подчеркнуть свою приверженность к еврейству, организаторы демонстрации привлекли к ней традиционных религиозных лидеров эфиопского еврейства – кейсов. Выступивший на площади Рабина в Тель-Авиве от их имени кейс Самаи Махарат сказал в частности: «Мы пришли, чтобы сказать да – протесту и нет – насилию». Обращаясь к полицейским кейс утверждал: «Наша молодежь не агрессивна. Они – хорошие мальчики, которые хотят быть частью этого государства. Мы мечтали об этой стране, наши дети хотят быть во всех сферах жизни, а не в тюрьмах».

Однако призывы кейсов воздержать от насилия возымели действие далеко не на всех демонстрантов. Следует учитывать, что на сегодняшний день большинство выходцев из Эфиопии в Израиле составляют не представители общины Бета-Исраэль, традиционно исповедовавшие в стране исхода особую, очень отличающуюся от ортодоксальной форму иудаизма, а фалашмура – христиане, претендующие на то, что среди их предков были Бета-Исраэль. Несмотря на то, что в Израиле они проходят гиюр (процедуру принятия иудаизма), и связь с еврейство весьма слаба, многие из них продолжают исповедовать христианство, а кейсы не являются для них авторитетом.

Демонстрация выходцев из Эфиопии завершилась беспорядками. Правда, в них приняли участие всего несколько десятков человек, которые кидали камни и бутылки в полицейских, в окна домов и в припаркованные на улицах Тель-Авива машины. Тогда полиция,  тех пор воздерживавшаяся от вмешательства и даже позволившая демонстрантам перекрыть скоростное шоссе Нетивей-Аялон, что вызвало транспортный коллапс во всем Тель-Авиве и его окрестностях, начала действовать. Участники беспорядков были разогнаны, а 11 из них были арестованы. При этом 6 полицейских получили легкие ранения.

Все без исключения, ведущие израильские политики – как правые, так и левые – воздержались от публичных заявлений по поводу данной демонстрации. Однако рядовые израильтяне выразили свое мнение в социальных сетях и в ток-беках интернет-сайтов. Очевидно, что демонстрация резко ухудшила отношение среднего израильтянина к выходцам из Эфиопии. Их обвиняют в неблагодарности, напоминая, что ни одна группа репатриантов в Израиле не получает таких льгот, как выходцы из Эфиопии в социальной помощи, в учебе, в жилье и т.п. (следует отметить, что это действительно так), в неспособности интегрироваться в современное общество, в широком распространении насилия над женщинами и в высоких показателях уголовной преступности. Большинство израильтян выражает поддержку полиции. Попадаются и неполиткорректные призывы вернуться в Эфиопию, если им так плохо в Израиле.

В заключение представляется уместным сделать следующие замечания:

  1. В Израиле есть и другие чернокожие группы, например, «черные кочинские евреи» из южноиндийского штата Керала или американские black hebrews, проживающие в основном в израильском городе Димона. Ни одна из этих групп не утверждала, что она подвергается дискриминации из-за ее цвета кожи.
  2. Раздававшиеся на демонстрации лживые обвинения Израиля в том, что он является «государством апартеида», безусловно, идут на пользу антиизраильской пропаганде и соответственно они были восприняты израильским обществом.
  3. Можно предположить, что итогом демонстрации станет углубление раскола в самой общине выходцев из Эфиопии в Израиле на ту ее часть, которая рассматривает себя в качестве евреев и реально предпринимает усилия к интеграции в израильском еврейском национальном коллективе, и ту ее часть, которая намерена культивировать особую афро-израильскую идентичность.
  4. В связи с идущей сейчас в Израиле избирательной кампанией можно предположить, что авторитет политиков эфиопского происхождения сильно пострадает из-за агрессивной формы протеста выходцев из Эфиопии. Собственных электоральных ресурсов эфиопской общины в Израиле недостаточно для проведения тех или иных кандидатов в Кнессет, особенно в условиях, когда в идеологическом отношении эта община, как уже было сказано, не является единой. Что же касается имевшего до сих пор место в Израиле непропорционально высокого представительства выходцев из Эфиопии в Кнессете, вызванного соображениями «поощрительной дискриминации», то в условиях, когда большая часть израильского общества отреагировала с крайним раздражением на демонстрацию выходцев из Эфиопии в Тель-Авиве, то продолжение прежней политики в отношении данной общины больше не найдет общественной поддержки. Именно такой поворот имел в виду журналист Дани Абаба, заявляя накануне демонстрации своим землякам, что насилие «будет действовать против нас».
52.54MB | MySQL:104 | 0,412sec