О ходе мирных переговоров между США и афганским движением «Талибан»

Представители США и радикального движения «Талибан» (запрещено в РФ) достигли принципиальных договоренностей о рамках мирного соглашения, согласно которому боевики гарантируют не укрывать террористические группировки на афганской территории, что может привести к полному выводу американских войск из страны в обмен на перемирие и переговоры между талибами и Кабулом. Об этом заявил в интервью газете «Нью-Йорк таймс» специальный представитель США по Афганистану Залмай Халилзад, возглавлявший американскую делегацию на состоявшихся на прошлой неделе переговорах с талибами в Дохе. «У нас есть проект рамок, который необходимо конкретизировать, прежде чем он станет соглашением. «Талибан», к нашему удовлетворению, обязался сделать необходимое для того, чтобы предотвратить превращение Афганистана в платформу для международных террористических групп или отдельных лиц», — приводит издание его слова. При этом высокопоставленный представитель американских властей заявил газете, что делегация талибов попросила предоставить ей время, чтобы обсудить со своим руководством требование США о переговорах представителей движения с афганским правительством, а также о прекращении огня в рамках любого окончательного соглашения. Как отметили представители США и Афганистана, достижение принципиальной договоренности обсуждать эти два пункта выглядит как прорыв, пишет «Нью-Йорк таймс». Как ранее сообщали американские СМИ, США ведут переговоры с талибами по поводу возможности вывода американских войск из Афганистана в обмен на получение от них обязательств не укрывать террористические группировки на подконтрольной им территории. В середине января талибы распространили заявление, в котором предупредили Вашингтон, что прекратят вести мирные переговоры с США, если те откажутся включать в повестку дня вывод иностранных, в основном американских, войск из Афганистана. Они отметили, что на переговорах в ноябре минувшего года в Дохе американцы «согласились обсуждать вывод иностранных войск из Афганистана», однако затем отошли от этой позиции. На прошлой неделе в Дохе прошли шестидневные консультации между представителями США и талибами. По их итогам Халилзад заявил о достижении «значительного прогресса». В этой связи еще раз подчеркнем основной посыл этих консультаций. Американцы постарались под совершенно надуманным предлогом (никакой сколь-нибудь серьезной структуры иностранной террористической группы в Афганистане сейчас нет. Если мы берем в этом контексте пресловутую «Аль-Каиду» (запрещена в России), то ее влияние на процессы в Афганистане сейчас самым кардинальным образом минимизированы. В данном случае важен сам пропагандистский посыл — США добились формально своей главной цели, для которой они собственно в Афганистан в свое время пришли) оправдать свои уступки талибам. Прежде всего с точки зрения начала вывода своих военных из Афганистана. Но при этом главным условием американцев остается необходимость и обязательство для талибов войти в прямые переговоры с Кабулом, что формально оставляет его в ряду ключевых переговорщиков в отношении будущей политической архитектуры Афганистана. На этом фоне президент Афганистана Ашраф Гани написал президенту США Дональду Трампу письмо, в котором предложил уменьшить расходы на пребывания американских войск в стране. Об этом в среду 29 января сообщила газета «Нью-Йорк таймс» со ссылкой на источники, знакомые с содержанием письма. По мнению газеты, такое предложение означает, что Гани серьезно обеспокоен вероятными последствиями вывода военного контингента США из Афганистана. Как сообщил один из источников «Нью-Йорк таймс», письму предшествовали консультации с бывшим командующим американскими войсками в Афганистане Джоном Николсоном. Источник также отметил, что в письме Гани просит обсудить, как можно снизить расходы на пребывание войск и сократить число американских военнослужащих в Афганистане с нынешних 14 тысяч до «более эффективного уровня». Газета уточняет, что на консультациях с Николсоном обсуждалась возможность сократить американский контингент до трех тысяч человек, а также уменьшить финансирование контрактов на техническое обслуживание, что позволит США экономить до $2 млрд в год. Отмечается, что Гани уже поднимал этот вопрос, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе на прошлой неделе. «США как суверенная держава вправе уйти [из Афганистана]. Но мы должны сделать это правильно. Выполнены ли цели, ради которых США пришли в Афганистан? Стоимость — это первоочередный вопрос. Мы полностью согласны, что стоимость должна быть сокращена, должна стать более эффективной», — заявил он. В данном случае отметим правильность вывода американского СМИ: Кабул и, добавим, Пентагон крайне обеспокоены перспективами вывода американских войск и автоматического обвала режима в Кабуле в этом случае. Отсюда и явно предупреждающий маневр с точки зрения спекуляции на самой больной для Трампа теме: финансовых расходов на афганскую миссию, которая оценивается рядом экспертов в 14 млрд. долларов в год. Цель также проста — убедить Трампа пойти только на частичную эвакуацию американских военных. При этом «копья ломаются» в отношении числа выводимого контингента. В конце декабря газета «Уолл-стрит джорнэл» сообщила, что президент США Дональд Трамп приказал Пентагону подготовить план вывода из Афганистана около 7 тыс. американских военных. Пентагон при этом пока настаивает на цифре от 2,5 до 3 тыс. военных при сохранении в полном объеме программ тренировки национальных сил безопасности и военных.
Какие перспективы таких баталий в версии американских политологов? Они полагают, что скорость и масштабы сокращения американского военного контингента еще подлежит корректировке. При этом Трамп будет настаивать на начале такого процесса в целом, поскольку по его видению основное внимание сейчас надо концентрировать на стратегической конкуренции с Китаем и Россией. С учетом того, что выход США из Афганистана является критически важной темой для «Талибана», то он, скорее всего, пойдет на предварительное соглашение о прекращении огня, но дальнейший переговорный процесс будет всячески тормозиться выдвижением им новых условий для продолжения этого процесса. Пакистан будет поощрять упорядоченное и взвешенное сокращение американского контингента, чтобы предотвратить возникновение вакуума безопасности на своем западном фланге. В то же время Исламабад будет настаивать на том, чтобы любое постконфликтное правительство в Кабуле включало сильное представительство талибов. Эксперты при этом солидарны во мнении, что надежды на установление прочного мирного урегулирования в Афганистане сейчас находятся в своей высшей точке. При этом о прорыве говорить пока рано. Залмай Халилзад, афганский дипломат, возглавляющий американскую переговорную группу, на этой неделе отправился в Кабул, чтобы обсудить механизм предварительного соглашения с Ашрафом Гани, который до сих пор оставалось вне переговоров. Несмотря на прогресс переговоров, Халилзад подчеркнул, что стороны еще не достигли соглашения и не завершат сделку до тех пор, пока не будет согласовано «все», включая всеобъемлющее общенациональное прекращение огня между талибами и Национальными силами обороны и безопасности. Эксперты в этой связи отмечают несколько «подводных камней» на этом направлении. И прежде всего, это синхронизация вывода своих войск с заключением мирного соглашения между правительством в Кабуле и движением «Талибан». На сегодня талибы категорически отвергают вероятность прямых переговоров с А.Гани, поскольку считают его правительство незаконным образованием, которая существует исключительно благодаря иностранной поддержке. Но любой прогресс на переговорах требует участия в них А.Гани, поскольку окончательное прекращение боевых действий сначала потребует налаживания взаимопонимания между Кабулом и талибами. Представители талибов в настоящее время совещаются на эту тему со своими кураторами в Пакистане для обсуждения своих следующих шагов, и ожидается, что переговоры между противоборствующими сторонами возобновятся в феврале. На данном этапе общая цель Халилзада и Гани будет заключаться в том, чтобы заставить талибов трансформировать их нежелание говорить с Кабулом напрямую. Это сейчас задача «номер один» в рамках миссии Халилзада, и от успеха этой миссии будет зависеть и динамика вывода американцев. Без готовности талибов к этому сценарию переговоры будут прерваны. На этом этапе мирного процесса цель Вашингтона будет заключаться в достижении соглашения, которое заставит все стороны прекратить боевые действия и начать длительный и затяжной процесс формирования постконфликтного правительства.
В то время как первый пункт нынешней стратегии Вашингтона остается на повестке дня (готовность Вашингтона обсудить сокращение численности своих войск, несомненно, побудила талибов приступить к переговорам), второй пункт (прямые переговоры талибов с Кабулом) пока до конца не определен. Безусловно, нынешнее соглашение является пока только проектом, в котором отсутствует консенсус по важнейшим деталям. И не исключено, что зарождающийся мирный процесс все же рухнет, если сторонам не удастся достичь компромисса по условиям прекращения огня или по пока еще непредвиденным обстоятельствам. Талибы хотят, чтобы все иностранные войска покинули страну до того, как они рассмотрят вопрос о прекращении боевых действий, в то время как Соединенные Штаты настаивают на том, что они не уйдут до заключения долгосрочного перемирия. Причем в рамках прямых внутриафганских переговоров.
Нынешние согласованные усилия Белого дома по поиску выхода из Афганистана означают, что он готов действовать в соответствии с ключевой реальностью: тупик между Кабулом и Талибаном по существу заморожен — и вряд ли изменится в ближайшем будущем. Это положение дел вынуждает американцев концентрироваться на поиске соглашения с «Талибаном», какими бы несовершенными и рискованными они бы не были, поскольку такая стратегия несет в себе больше «плюсов», чем все издержки для США при сохранении нынешнего тупика. В конце концов, цель прежней стратегии США заключается не в военной победе, а в оказании давления на повстанцев на поле боя, с тем чтобы заставить руководство талибов принять решение о переговорах с Кабулом.
Каковы перспективы в трансформации позиций сторон? По оценкам американских экспертов, талибы стремиться вести переговоры с позиции силы. При этом они, вероятно, в конечном счете возьмут на себя обязательство заключить предварительное мирное соглашение с Кабулом (хотя споры и дебаты между лидерами движения по поводу деталей соглашения могут привести к медленному и громоздкому процессу). Талибы признают, что нынешняя динамика развития ситуации в Афганистане предоставляет наилучшую возможность для достижения их главной цели — инициированного США вывода всех иностранных сил, численность которых в настоящее время составляет 22 000 военнослужащих США, НАТО и союзников. Талибы уже давно намекают на свою склонность положить конец конфликту. В феврале прошлого года они написали открытое письмо, призывая американскую общественность оказать давление на Вашингтон с целью прекращения войны. В июне 2018 г. движение «Талибан» поддержал трехдневное прекращение огня в ответ на недельное прекращение огня Гани в ознаменование праздника Курбан-Байрам — первого такого шага в ходе войны. (Прекращение большей части боевых действий во время праздника продемонстрировало способность лидеров «Талибана» координировать политику прекращения огня между его разрозненными ветвями.). И, наконец, назначение 24 января муллы Барадара, старшего должностного лица движения и одного из его основателей, на должность главного переговорщика с американцами в Дохе свидетельствует о стремлении «Талибана», как минимум, к продолжению таких консультаций. В конечном счете, вывод американских войск позволил бы талибам одержать очень серьезную моральную победу. Гани, естественно, хочет прекращения войны на выгодных для афганского центрального правительства условиях. Но поскольку режим не может решить вопросы своего самостоятельного политического выживания без поддержки США и НАТО, у него нет достаточной степени влияния на окончательное решение США по выходу из конфликта. Это вынуждает Кабул принимать предложенные американцами правила игры. Поскольку Кабул рассматривает движение «Талибан» как креатуру Пакистана, он, в конечном счете, будет стремиться сформировать постконфликтное правительство таким образом, чтобы максимизировать его автономию от Исламабада.
Соединенные Штаты, самый сильный актор в конфликте, продемонстрировали самим фактов переговоров с талибами смещение своих стратегических приоритетов. Согласованные усилия Белого дома по поиску выхода из Афганистана означают, что он готов действовать в соответствии с ключевой реальностью: патовой ситуацией в стране и признание тем самым фиаско своей прежней стратегии по Афганистану. Это трансформация в подходах нашла свое отражение и в пунктах Стратегии национальной обороны США на 2018 год: «межгосударственная стратегическая конкуренция, а не терроризм, теперь является главной заботой национальной безопасности США».
Это смещение стратегических приоритетов США вынуждает Исламабад, главного внешнего спонсора талибов, воспользоваться усталостью Вашингтона от войны и добиться своей главной цели — вынудить США вывести свои войска из Афганистана. Пакистан сейчас находится в разгаре реализации масштабного проекта по возведению ограждения вдоль «линии Дюранда», которую британцы провели более чем на 2000 километров (1250 миль) в 1893 году, и легитимность которой оспаривает Кабул. Формальная цель этого пакистанского проекта — не допустить, чтобы боевики «Исламского государства» и «Техрик-и-Талибан» Пакистана свободно пересекли границу между странами. Рассматриваемый в тандеме с историческим слиянием в прошлом году федеральных племенных районов с соседней провинцией Хайбер-Пахтунхва, цель Пакистана становится ясной: он хочет успокоить этот регион с целью концентрации дополнительных континентов своей армии на границе с Индией. С учетом этой цели Пакистан будет и впредь стимулировать талибов к участию в переговорах. Достижение этой цели подразумевает достижение стабильности в Афганистане. Исламабад предпочел бы видеть такое постконфликтное афганское правительство, которое будет иметь сильное представительство талибов с целью обеспечения минимизации влияния Индии в Афганистане. В любом случае Пакистан с подозрением относится к американскому военному присутствию на своей западной границе (особенно с учетом того, что американские военные недавно перешли к налаживанию более тесного оборонного партнерства с Индией). Таким образом, Пакистан будет готов поддержать сокращение, хотя и частичное, военного контингента США и НАТО, но в такой степени, чтобы не создать тем самым вакуум безопасности. То есть, осуществлять этот вывод с планомерным заполнением этих районов лояльными себе силами талибов. По оценкам американцев, в этой ситуации Россия, Китай и Иран, будут хеджировать свои ставки на афганском направлении, укрепляя свои позиции в движении «Талибан» и расширяя свое влияние в районах Афганистана, ближайших к их границам.

52.5MB | MySQL:104 | 0,408sec