Реакция турецких обозревателей на российско-турецкие переговоры в Москве. Часть 3

23 января 2019 года в Москве состоялись российско-турецкие переговоры на высшем уровне. Москву с рабочим визитом посетил президент Турецкой Республики Р.Т. Эрдоган. Это был первый зарубежный визит турецкого лидера в наступившем 2019 году.

Продолжаем обзор итогов этого мероприятия глазами турецких СМИ. Напомним, что ключевыми словами для турецкого медийного пространства, в преддверии и по итогам встречи на высшем уровне между В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом, стали: зона безопасности, Аданское соглашение, Манбидж и Идлиб. Напротив, экономика и культурные связи развиваются в «штатном режиме» и особого внимания турецких СМИ не привлекают. Переходим к турецким колумнистам.

Начнем с турецкого обозревателя Боры Байрактар, который 25 января с.г. публиковал в известном турецком издании Hurriyet Daily News статью под заголовком: «Динамика российско-турецкого партнёрства».

Важность встречи между президентами Эрдоганом и Путиным (18 встреч и 30 телефонных звонков, после российско-турецкого примирения летом 2016 года) автор обосновал тем, что она стала первой после того, как президент США Дональд Трамп публично объявил о своем решении вывести американские войска из Сирии.

Последствия этой встречи выйдут, по словам Б.Байрактара, далеко за рамки двусторонних отношений и охватят Ближний Восток, Черное море и Восточное Средиземноморье. Именно диалог между президентами Эрдоганом и Путиным должен определить будущее многих региональных вопросов, включая судьбу восточного берега р. Евфрат, после ухода американцев, будущее Идлиба (последняя зона деэскалации – В.К.) в свете продолжающейся там активности со стороны террористической группировки «Хаят Тахрир аш-Шам» (запрещена в России -В.К.), будущее конституционного процесса в Сирии и многое другое. Впрочем, заявления, сделанные двумя лидерами по итогам встречи, как отметил турецкий обозреватель, четко указывают на наличие между двумя страны противоречий, хотя наличествует и «решимость работать вместе».

Камнем преткновения, по-прежнему, остается вопрос отношения к сирийским курдам в лице ПДС / СНС. Процитируем автора: «Похоже, что для россиян СНС / ПДС должны оставаться рычагом воздействия на Турцию. Не следует забывать, что Россия с 1980-х годов использовала РПК в качестве актива. Когда заключенный в тюрьму лидер РПК Абдулла Оджалан был депортирован из Сирии, его первой остановкой была Россия в 1998 году».

С другой стороны, как отмечает автор, Россия «понимает», что Турция может предложить ей намного больше, чем террористическая организация, чем и объясняется её согласие на проведение Турцией двух военных операций: «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». Проще говоря, Турция для России – это тот партнёр, которого нельзя потерять и, как пишет автор, «Путин много раз доказывал, что он знает об этой реальности» и показателен тот факт, что именно Путин сослался на Аданское соглашение, заключенное между Турцией и Сирией в 1998 году, хотя и подсыпал «ложку дегтя», предложив туркам координировать свои действия с режимом Асада (до сих пор, Турция категорически отказывается от прямых разговоров с официальным Дамаском – В.К.).

Далее автор затрагивает вопросы, связанные с важностью Турции, проистекающей, в свою очередь, из российских геополитических интересов. Процитируем: «Москва хочет быть средиземноморской и атлантической державой. Для этого России нужны военно-морские базы в Черном море (Крым), Восточном Средиземноморье и в точках, близких к Гибралтару. Россия за последние пару лет пыталась развить свою военно-морскую базу в Тартусе, Сирия. Российские чиновники ищут возможности для строительства баз в Египте и Ливии».

С другой стороны, как отмечается автором, России, для обеспечения безопасности своих военных баз в Тартусе и ​​в Хмеймиме, нужна поддержка Турции. Поскольку обе эти базы находятся в пределах досягаемости террористических групп из Идлиба, а наличие постоянной угрозы – эквивалентно наличию слабой точки. Что и определяет приоритетность Идлибской темы для российской стороны на последних по времени переговорах между Эрдоганом и Путиным. Согласие России на турецкие замыслы в Сирии выглядит «неохотным». Процитируем автора: «Россия продолжает свои усилия, чтобы взять курдскую карту из рук американцев и разыграть ее против Турции на переговорах».

Разумеется, не мог автор умолчать и про «попытки России внести раскол в НАТО», для чего она использует поддержание хороших отношений с Турцией – достаточно классический тезис для турецких, да и, вообще, зарубежных политологов.

Россия же для Турции, как пишет автор – уравновешивающий фактор в её собственных отношениях с Западными странами. Взаимодействие Турции с Россией в Сирии обусловлено чисто практическими обстоятельствами, поскольку «Россия является одной из главных военных сил в Сирии». Это партнёрство позволило Турции разорвать террористический коридор к западу от р. Евфрат. Отношения между двумя странами продолжили развиваться и дальше, невзирая на попытки откровенного саботажа (яркий пример, приведенный автором: убийство российского посла А.Г. Карлова) и, как аккуратно заключает автор: «Пока в Сирии проблемы сохраняются и пока обе стороны извлекают из нее выгоду, это партнерство, похоже, будет развиваться дальше».

В дополнение к разобранной выше статье, газета Hurriyet Daily News опубликовала высказывания, сделанные, после встречи между двумя президентами, министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу.

Возможно, самым главным сигналом для Турции стало то, что именно российской стороной был поднят вопрос относительно правомочности использования Турцией Соглашения, подписанного в Адане два десятилетия назад – в 1998 году — между Турецкой Республикой и САР.

Во-первых, этот жест со стороны России просигнализировал Турции, хотя об этом не было сказано прямо, о том, что российская сторона принимает легитимность нахождения на сирийской территории турецких вооруженных сил. Конечно же, сама для себя Турция юридическое обоснование сформулировала, но, как такового, международного признания этой правомочности она не услышала, в том числе, от двух «приглашенных» участников сирийской гражданской войны – России и Ирана. Так что, российский шаг в Турции был встречен положительно.

Во-вторых, тот факт, что Путин сказал об Аданском соглашении, процитируем издание: «Анкара истолковала как зеленый свет, который Москва дала турецкой военной операции против «Сил народной самообороны» на ее южной границе». Именно об этом заявил сразу после встречи министр иностранных дел Турции: «Мы считаем, что он (то есть, президент В. Путин – В.К.) ссылался на этот (документ – В.К.), имея в виду, что Турция может вмешаться (в Сирию, к востоку от Евфрата – В.К.). И это – положительно для нас». В своем интервью изданию A Haber Мевлют Чавушоглу отметил, что Соглашение предписывает Сирии «бороться с террористами, которые представляют угрозу для Турции». С другой стороны, это же Соглашение дает право Турции вмешаться в ситуации, если Сирия не принимает меры или эти меры не приводят к результату.

Тут необходимо отметить, что отношения между Турцией и Сирией разорваны в 2011 году по инициативе Турции и, по меньшей мере, действительность Аданского соглашения нуждается в правовой оценке. Однако, по словам министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу, «Протокол (то есть, Аданское соглашение — В.К.) все еще действует, но он не реализуется», так что, как было отмечено министром: «ссылка Путина на Протокол — это «зеленый свет», предоставленный Турции для использования своего права на вмешательство».

Что же до сотрудничества между Турцией и США в условиях, когда последние объявили о выходе из Сирии, в частности, по созданию зоны безопасности, взаимоприемлемого решения, по словам М.Чавушоглу, пока не достигнуто. Здесь турецкий министр довольно уверенно заявил о том, что Турция «могла бы создать зону безопасности и самостоятельно, однако мы не исключим США, Россию или другие страны, если они захотят (в этом вопросе – В.К.) сотрудничать».

К настоящему времени, по словам М.Чавушоглу, Турция и США обменялись своими точками зрения на сирийский вопрос – и в американском и турецком взглядах есть как согласованные моменты, так и разногласия по важным вопросам. В частности, Турция ожидает от американской стороны, что США изымут все оружие и боеприпасы, которые ранее были американцами предоставлены в распоряжение СНС. Кроме того, Турция настаивает на том, чтобы все объекты военной инфраструктуры, включая базы, были не просто оставлены американцами, а переданы в распоряжение Турции.

Говоря о диалоге, договоренностях и разногласиях с Россией, министр М.Чавушоглу отметил, что Турция и Россия, в принципе, «договорились о Сирии», но за исключением будущего Башара Асада. То есть, по словам министра, Турция, Россия и Иран согласовали вопрос немедленного создания Комитета, целью которого будет подготовка новой Конституции для Сирийской Арабской Республики. Процитируем министра М.Чавушоглу: « «У нас наличествует общее понимание с Россией (по Сирии – В.К.), но за исключением Асада (то есть, за исключением будущего сирийского президента – В.К.). Они (то есть, российская сторона – В.К.), очевидно, хотят продолжать (работать) с ним. Но мы говорим им следующее: «Человек, ответственный за смерть более миллиона сирийцев, не сможет обеспечить единство (послевоенной Сирии – В.К.)».

Иными словами, отметим следующее: Россия сделала грамотный дипломатический ход тем, что сама вынесла на повестку дня вопрос применения Турцией условий Аданского соглашения от 1998 года. В условиях, когда дипломатические отношения между Анкарой и официальным Дамаском прерваны, с юридической точки зрения возникает коллизия – с одной стороны, Турция не признает Б.Асада и официальное руководство страны, а, с другой стороны, пытается опереться на документ, который подписан с Турецкой Республикой Асадом-старшим. Проще говоря, применение этого документа Турцией, пусть и не прямо, но все же будет означать, ни много ни мало, признание Анкарой власти, находящейся в Дамаске. А самой Турции никакое дополнительное юридическое обоснование своего пребывания в Сирии, тем более, что мыслится его расширение, в глазах международного сообщества не будет лишним. Аданское соглашение такую возможность Турции предоставляет.

Один из главных проправительственных рупоров Турции – газета Daily Sabah — на встречу между Путиным и Эрдоганом отреагирала целой серией статей своих колумнистов.

В частности, обозреватель издания Мелих Алтынок публиковал статью под заголовком «Как Турция и Россия могут найти общую почву?», под которым сформулировано основное послание читающей турецкой публике: «Турция и Россия разделяют одинаковые опасения по поводу безопасности и будущих проблем, а это означает, что они никогда не смогут допустить разрыва своих связей».

В своем материале автор говорит о том интенсивном диалоге, который развивался и продолжает развиваться между Турцией и Россией по широкому спектру вопросов, «несмотря на двусторонний кризис в недавнем прошлом». Выход из этого кризиса (когда в конце 2015 года турецкие ВВС сбили российский Су-24; так называемый «самолетный кризис» – В.К.), который мог привести к серьезным последствиям, удалось обеспечить в кратчайший период времени, что, само по себе, могло бы, по словам автора, показаться странным. Процитируем: «Процесс нормализации между Анкарой и Москвой произошёл благодаря усилиям обоих лидеров и их ориентации на подход, в центре которого – (принятие) решений и результат».

Далее автор задается вопросом, а что бы случилось, если президент Р.Т.Эрдоган не усмотрел в инциденте с российским  самолетом причастности ФЕТО (так называемая террористическая организация Фетхуллаха Гюлена – В.К.) или же президентом В.Путиным смогли бы манипулировать и прозвучали бы «обвинения (со стороны России – В.К.) Турции в ужасном инциденте»? То же касается убийства чрезвычайного и полномочного посла А.Г.Карлова в Анкаре к конце 2016 года, после которого вполне мог бы повториться сценарий даже Первой мировой войны.

После напоминания читателям об этих трагических случаях, когда обеим сторонам удалось обеспечить эффективное антикризисное управление, автор говорит о том, что на текущем этапе (развития ситуации в гражданской войне в Сирии – В.К.) требуется, чтобы Р.Т.Эрдоган и В.Путин снова смогли бы «не угодить бы в ловушку, пока будут определять будущее Сирии».

Ведь налицо – положительное развитие отношений между Россией и Турцией, при котором России даже «удалось заменить США». Сделки по АЭС «Аккую» и по поставке в Турцию российских систем ПВО С-400 являются тому наглядными подтверждениями.

По сути дела, оба эти контракта «подвинули» США с турецкого рынка, лишив их эксклюзивности в двух стратегических направлениях – в атомной энергетике и в оборонно-промышленном комплексе. Параллельно произошло то, что американская политика определения путей развития промышленного и интеллектуального потенциала Турции, а точнее – сдерживания на приемлемом для себя уровне – получила серьезный удар. Заметим, что в этом смысле контакты между Россией и Турцией оказались более эффективными, чем, допустим, между Турцией и Китаем. Намечавшаяся оборонно-промышленная турецко-китайская «сделка века» на поставку ракетных комплексов и передачу китайских технологий в Турцию в 2015 году, сразу после саммита Большой двадцатки в Анталье, была буквально разрушена американцами. Напомним, что в 2013 году Турция согласилась на покупку у Китая зенитных комплексов китайского производства на сумму в 3 млрд 400 млн долларов, однако, два года спустя под американским давлением Турция отказалась от контракта, заявив о том, что он не соответствует турецким интересам и требованиям. Повторить подобный сценарий по системам С-400, невзирая на непрекращающееся давление и на озвученное согласие американцев на поставку систем «The Patriot» Турции, США пока не удалось. Хотя настойчивые попытки продолжаются непрерывно.

Так что, как заключает автор – налицо то, что у Турции и у России – общий взгляд на возможные проблемы в регионе. А кроме того, обе страны разделяют одинаковые опасения в отношении безопасности. Наличие такого общего базиса приводит к тому, что, как указывает М. Алтынок, ни Россия, ни Турция «никогда не смогут разорвать свои связи». Процитируем заключительные строки статьи: «Предметом любопытства является то, что президент Трамп — который дал сигналы о пересмотре политики Барака Обамы на Ближнем Востоке, в Турции и в России — сделает после встречи Эрдогана и Путина. Неудивительным будет, если Эрдоган и Трамп соберутся вместе в связи с сирийским кризисом в ближайшем будущем».

Здесь, как мы видим, автор ещё питает некоторые иллюзии в отношении того, что американцы могут пересмотреть свою позицию в части выбора для себя стратегического партнёра на сирийской земле – между турками и сирийскими курдами. Что дало бы возможность Турции преодолеть сопротивление официального Дамаска, за спиной которого находится Россия, на предмет вхождения турецких ВС на север Сирии к востоку от р. Евфрат с целью создания там буферной зоны. Надеждам этим, похоже, не суждено сбыться, а российское согласие турками зоны безопасности, очевидно, — не безусловно. Российский приоритет сегодня – окончательное решение вопроса в Идлибе, где за Турцией имеются не выполненные до сих пор обязательства.

51.9MB | MySQL:101 | 0,383sec