О стратегическом значении отношений Израиля и Египта

Отношения с Египтом, в целом имеющие большое значение для Израиля на фоне непростого процесса выстраивания контактов с арабским миром, в настоящий момент приобретают особую роль во внешней политике страны в свете нескольких причин. С одной стороны, нельзя не отметить важность выборов и обеспечения преемственности власти. В Израиле за пост премьер-министра борется Б.Нетаньяху, непрерывно находящийся на этом посту с 2009 г., а также имеющий шанс возглавить кабинет министров в пятый раз на протяжении своей весьма продолжительной политической карьеры. Дилемма пребывания у власти стоит сейчас и перед египетским лидером А.Ф.ас-Сиси, несмотря на то, что победу на выборах он одержал менее года назад. В воскресенье группа парламентариев подготовила поправки в Конституцию АРЕ с тем, чтобы в числе прочего добиться увеличения срока полномочий главы государства с нынешних четырех до шести лет. Помимо этого обсуждается возможность продления начавшейся каденции А.Ф.ас-Сиси или отказ от учета предыдущей, что потенциально может позволить ему пребывать у власти продолжительный период после 2022 г., а по оценкам израильского портала Arutz Sheva, даже до 2034 г.

Свою попытку добиться конституционной реформы депутаты объясняют необходимостью обеспечения политической стабильности с учетом факторов во внешней и внутренней политике страны. Однако есть в данном процессе и подводные камни, заключающиеся в том, что даже сам А.Ф.ас-Сиси некогда критиковал экс-лидера Египта Х.Мубарака за слишком долгое пребывание у власти. Впрочем, преемственность может нести в себе ряд преимуществ. В том случае, если и Б.Нетаньяху добьется переизбрания, Ближний Восток продемонстрирует тренд, противоположный западному, где ключевые позиции заняли лидеры новой волны, такие как Д.Трамп в США или Э.Макрон во Франции. Эксперт Тель-Авивского университета Э.Зиссер полагает, что и сам факт отношений с Израилем поможет А.Ф.ас-Сиси укрепить положение, поскольку даже политические элиты страны согласны с тем, что контакты с соседом не только способствуют сближению с американской администрацией, но и позволяют добиться прогресса в экономике и безопасности.

О последней следует сказать отдельно, поскольку текущий год для египетско-израильских отношений начался с признания А.Ф.ас-Сиси в интервью CBS факта взаимодействия с Израилем для борьбы с террористами на Синае, хотя ранее египетские военные заявляли публично, что только они совместно с полицией проводят операции против джихадистов в этом районе. Косвенно тесные связи для обеспечения безопасности подтверждали до этого публикации New York Times, где указывалось, что израильская авиация, участвовавшая в операциях, использовала самолеты без опознавательных знаков и сложные маршруты подлета к целям. При этом значение имеет не только объявление о совместных действиях, которое, по словам президента Египта, было частью более масштабного сотрудничества, но и то, что данные слова прозвучали, несмотря на позицию значительной части населения арабской республики, где далеко не все воспринимают Израиль как союзника. Этим Египет отличается от другого израильского соседа – Иордании, где призывы к давлению на страну звучат гораздо сильнее. Так, в воскресенье в парламенте королевства прозвучал призыв привлечь Израиль к международной ответственности в связи с открытием аэропорта «Рамон» близ Эйлата. Он, как утверждают иорданские депутаты, не первый раз намекающие на необходимость ужесточения линии в отношении Иерусалима, нарушает территориальный суверенитет и границы их государства.

Отдельного внимания заслуживает палестинская тема, где нестабильность Газы является источником беспокойства для обоих государств. В числе общих вызовов – активность палестинских боевиков по строительству трансграничных туннелей. Об израильских действиях на этом направлении известно довольно много, однако аналогичные усилия с 2013 г. предпринимает и египетская сторона. Помимо этого в 2018 г. ЦАХАЛ уничтожил туннель, имевший ответвления в Израиль и Египет. По информации АОИ предполагаемый сценарий его использования заключался в доставке оружия и боевиков из Египта в Газу с последующим нападением на израильский КПП «Керем-Шалом».

В настоящий момент Каир предпринимает шаги по снижению напряженности на «Маршах возвращения», где вновь наблюдаются признаки обострения. По статистике за минувшую пятницу, было ранено 98 человек, среди которых 15 детей. Позднее палестинские источники сообщили об одном скончавшемся от ран. Иерусалим воспринимает эту ситуацию как провокацию, инициируемую в свете израильских выборов, поскольку, боевики полагают, что в таких условиях операция в Секторе начата не будет. На этом фоне Б.Нетаньяху заявил в воскресенье: «Если в Газе не будет сохраняться тишина, даже во время предвыборной кампании мы без колебаний будем действовать». В тот же день СМИ со ссылкой на Министерство обороны Израиля распространили информацию о начале строительства заградительного барьера на границе с Газой, протяженностью 65 км и высотой 6 м, расположенного над подземной бетонной стеной. Его завершение планируется к концу текущего года.

В таких обстоятельствах Каир пристально следит за ситуацией, координируя свои шаги со спецпредставителем ООН Н.Младеновым. Как и ранее усилия арабской республики концентрируются на двух направлениях: усиление сотрудничества с Израилем и палестинское единство. При этом главным козырем, который пытается использовать Каир, выступает КПП «Рафах». Важным элементом египетской активности на данном направлении является четкое следование собственным интересам безопасности, совпадающим с израильскими, а не палестинскими. Каир отдает себе отчет в том, что израильские силы безопасности имеют большой опыт борьбы с палестинским насилием и живут в условиях «Марша возвращения» с весны прошлого года. Следовательно, в случае нагнетания социального недовольства в Газе, где положение населения не улучшается, а глава ПНА М.Аббас грозит новыми мерами воздействия с целью наказания ХАМАСа, волна палестинских протестов может обернуться и против Египта, а ему обеспечивать свою безопасность гораздо сложнее. При этом риторика египетских представителей в отношении ХАМАСа и «Исламского джихада» звучит довольно жестко.

Таким образом, отношения с Египтом представляют для Израиля важный стратегический актив в выстраивании региональной политики. Осложнение положения КСА после убийства Дж.Хашогги в Турции и навязчивые попытки закрепить легитимность режима Б.Асада в Сирии через восстановление отношений с региональными центрами силы и участие в ЛАГ будут толкать израильские власти на то, чтобы сместить акценты с многосторонней дипломатии на Ближнем Востоке в сторону двухсторонней. В этой связи Каир, отличающийся большим количеством точек соприкосновения с Иерусалимом, может оказаться полезен как в решении вопросов безопасности, так и с точки зрения обоснования необходимости обеспечения преемственности власти.

52.75MB | MySQL:104 | 0,355sec