О проблеме военной помощи США КСА и ОАЭ на фоне йеменского конфликта

Саудовская Аравия и ее партнеры по коалиции, которая ведет военные действия в Йемене, в нарушение договоренностей с США передают оружие американского производства связанным с сетью «Аль-Каида» (запрещена в РФ) экстремистам. Такие итоги журналистского расследования в понедельник 4 января представила телекомпания Си-эн-эн. По ее словам, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) используют американские вооружения в качестве инструмента, позволяющего добиваться лояльности боевиков и мятежных племен, наращивать доходы конкретных продавцов оружия и в целом оказывать влияние на сложный расклад политических сил в Йемене. Такой подход, как отметила телекомпания, является нарушением условий соглашений о продаже американских вооружений, военной техники и снаряжения членам коалиции. Си-эн-эн направила результаты своего расследования в Министерство обороны США, где заявили, что по данному вопросу уже проводится внутреннее расследование. Телекомпания в сентябре прошлого года информировала о том, что правозащитники обнаружили осколки американских авиабомб в ряде мест в Йемене, где при ударах возглавляемой Саудовской Аравией коалиции гибли мирные жители. Так, в августе 2018 года были найдены элементы произведенной в США бомбы на месте удара в западной части Йемена, при котором погиб 21 человек, в том числе 11 детей. Позднее йеменские правозащитники предоставили Си-эн-эн документы, свидетельствующие о том, что осколки американских авиабомб обнаруживали и в целом ряде других мест, где с 2015 года в результате ударов коалиции гибли мирные жители. В Йемене с августа 2014 года идет противоборство между правительственными силами и мятежниками-хоуситами (сторонниками движения «Ансар Аллах»). В наиболее активную фазу оно перешло с вторжением в марте 2015 года аравийской коалиции. По данным йеменского Центра по правам и развитию, с весны 2015 года в стране были убиты более 10 тыс. мирных жителей, в том числе почти 2,4 тыс. детей и около 2 тыс. женщин. В этой связи следует отметить, что в данном случае газета сваливает в одну кучу два разных события: снабжение американцами КСА авиабомбами и иной амуницией, что вызывает сильный прессинг со стороны различных НПО и значительной части Конгресса; второе — это снабжение КСА и ОАЭ своих салафитских и племенных формирований в рамках создания некой  военной альтернативы мятежникам-хоуситам. Поэтому они снабжаются оружием советского образца, к которому они более привычны, и которое в разы дешевле американских аналогов. Это оружие закупалось как США, так и КСА в основном в Болгарии и на Украине. Зачастую оно переправлялось в КСА через авиакомпании Азербайджана, иногда — грузовыми кораблями из болгарской Варны в Джидду. Причем в случае с американцами речь шла исключительно о секретной программе снабжения оружием именно сирийской оппозиции, и она была прекращена вскоре прихода Д.Трампа в Овальный кабинет. Что же касается Эр-Рияда, то он продолжает такие разовые закупки в Болгарии и Украине в интересах пополнения арсеналов именно  салафитских групп в Йемене, которые американские журналисты ошибочно ассоциируют с «Аль-Каидой Аравийского полуострова» (АКАП). При этом никаких авиабомб или иных видов тяжелого оружия американского производства Саудовская Аравия этим группам не поставляет. В том числе и по причине того, что они для этих групп не нужны.

В этой связи видимо стоит напомнить всю предысторию отношения американских законодателей по вопросу материально-технической поддержки КСА в рамках его усилий в Йемене. По данным Исследовательского центра Конгресса США, эта позиция разительно отличалась во времена Б.Обамы и Д.Трампа, но при этом надо отметить очень важный аспект, который их объединяет. Это последовательный отказ этих двух администраций от поставок в КСА новых военных технологий. Сейчас копья в дискуссиях в Конгрессе США ломаются именно по вопросу поставок авиабомб и высокоточного оружия. Причем они начались еще во времена Обамы. К концу его президентства  война в Йемене стала для законодателей США все более значимым внешнеполитическим вопросом. В то время как все большее число членов Конгресса стали критически относиться к роли США в поддержке возглавляемой Саудовской Аравией аравийской коалиции в условиях ухудшения гуманитарной ситуации в Йемене, присутствовал и главный момент:  все больше законодателей по-прежнему рассматривают конфликт через региональную призму, а не как локальный конфликт. На фоне значительной оппозиции республиканской части Конгресса США СВПД  2015 года с Ираном там зрело устойчивое мнение  о том, что поддержка Ираном движения хоуситов является частью общей региональной деструктивной политики Тегерана.  Поскольку хоуситы четко продемонстрировали свои возможности по атаке инфраструктуры государств Персидского залива на суше и в море, их поведение рекламировалось как свидетельство растущих возможностей Ирана угрожать безопасности США и стран Персидского залива. Таким образом, условно Конгресс раскололся на две основные части: демократы в основном полагали йеменский кризис в первую очередь прокси-войной между поддерживаемыми Ираном хуситами и возглавляемой Саудовской Аравией коалицией, другая (в основном республиканцы) рассматривали его как испытание давних обязательств США по поддержке безопасности Саудовской Аравии. При этом сторонники этой точки зрения признавали, что  ведение Саудовской Аравией войны в Йемене несет в себе серьезные гуманитарные риски, но при этом главным их тезисом было то, что  сокращение продаж оружия США или другой оборонной поддержки королевству ослабило бы военный потенциал стратегически важного партнера. Альтернативная точка зрения придерживалась мнения о том, что такая поддержка  наносит ущерб репутации США в плане соблюдения обязательств по международному праву и правам человека. Законодательство, направленное на ограничение продажи оружия США Саудовской Аравии, не было принято в Конгрессе того созыва, но ознаменовало начало более широких дебатов, которые продолжаются до сих пор. В этой связи надо отметить, что  хотя администрация Обамы предприняла некоторые шаги, особенно в конце 2016 года, по ограничению военного сотрудничества между США и коалицией и ограничению поставок авиабомб в Саудовскую Аравию, неправительственные группы сочли такие действия недостаточными. По данным Human Rights Watch, «независимо от того, что администрация Обамы задержала передачу КСА высокоточных и кассетных боеприпасов ближе к концу срока ее полномочий, в конечном итоге это решение не не оказало существенного влияния на сдерживание продолжающихся нападений коалиции под руководством Саудовской Аравии на гражданских лиц».

С самого начала работы своей администрации президент Дональд Трамп сигнализировал о решительной поддержке операций возглавляемой Саудовской Аравией коалиции в Йемене в качестве оплота против регионального вмешательства Ирана. Он инициировал пересмотр политики США в отношении Йемена, в том числе ограничений, введенных президентом Обамой в октябре 2016 года. В частности, это касалось продажи авиабомб и обмена разведданными с аравийской коалицией. 19 марта 2017 года, незадолго до своего визита в Саудовскую Аравию, президент Трамп уведомил Конгресс, что он приступает к трем предложенным прямым коммерческим продажам технологии высокоточных управляемых боеприпасов, отложенным администрацией Обамы, при условии одобрения этого шага Конгрессом. В мае 2017 года администрация официально уведомила Конгресс о своем намерении продолжить предлагаемые продажи технологий высокоточных управляемых боеприпасов, объявив о планах по увеличению подготовки ВВС Саудовской Аравии как по целеуказанию, так и в рамках непосредственных вооруженных конфликтов. Однако после завершения анализа политики Вашингтона в Йемене  в июле 2017 года президент Трамп поручил своей администрации «сосредоточиться на прекращении войны и избежании регионального конфликта, смягчении гуманитарного кризиса и защите территориальной целостности и торговли Саудовской Аравии в Красном море». Все это было связано с предстоящими промежуточными выборами в Конгресс, а также тем фактом, что «Саудовская Аравия столкнулась с беспрецедентным вниманием со стороны Конгресса», о чем поведала Washington Post 21 сентября 2016 года. В ноябрьском докладе Конгресса от  2017 года говорится, что Саудовская Аравия согласилась закупить у американских компаний высокоточные боеприпасы на 7 млрд долларов в рамках соглашений, которые рассчитаны на ближайшие десять лет.  На сегодняшний день  ни о каких новых иностранных военных продажах высокоточных боеприпасов Конгрессу официально не сообщали с момента уведомления в мае 2017 года о трех прямых коммерческих продажах технологии высокоточных управляемых боеприпасов, которые были ранее отложены администрацией Обамы. При этом обе администрации последовательно проводили одинаковую политику в рамках  контртеррористической политики США в Йемене в 2015-2018 годах. Как и во времена администрации Обамы, так и в время администрации Трампа Соединенные Штаты последовательно поддерживают контртеррористические операции против «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (АКАП) и различных филиалов «Исламского государства» в Йемене.  В частности, в   2015 году американцы сумели ликвидировать главу АКАП Н.аль-Вахайши. В начале президентства Трампа Соединенные Штаты заметно увеличили количество таких ударов по целям АКАП.  В начале 2017 года президент объявил части трех йеменских провинций «зоной активных боевых действий», где применяются более свободные правила ведения боя. В 2018 году американские официальные лица заявили, что «главный инженер» (производитель СВУ) АКАП  Ибрагим аль-Асири был убит в результате авиаудара США. И.аль-Асири был подданным Саудовской Аравии и, как полагают, стоял за созданием СВУ, которые были использованы в 2009 году в рамках попытки взрыва авиалайнера Northwest Airlines, при покушении на бывшего главы МВД Саудовской Аравии принца Мухаммеда бен Найефа в том же году, и в рамках так называемых «почтовых бомб», которые были отправлены из Йемена в адрес ряда еврейских организаций в Чикаго в октябре 2010 года.  4 января 2019 года Министерство обороны США объявило, что в результате  удара беспилотника был убит один из организаторов нападения на эсминец ВМФ в 2000 году Джамаль аль-Бадауи. С приходом к власти президента Трампа динамика развития конфликта в Йемене менялась, и коалиция начала новое наступление вдоль 280-мильной западной прибрежной равнины Йемена с конечной точкой установления своего контроля над стратегическим портом на Красном море Ходейда.  В начале 2017 года постепенное продвижение сил аравийской коалиции (если точнее, то речь идет о тех самых салафитах и бойцах южнойеменских харакат, которые находятся под контролем ОАЭ) в сторону Ходейды. Этот момент  в сочетании с продолжающимся ухудшением гуманитарных условий заставил некоторых членов Конгресса обратиться к администрации с просьбой улучшить условия для налаживания каналов доставки гуманитарной помощи доступ и договориться о прекращении огня. В марте 2017 года несколько членов Палаты представителей написали письмо тогдашнему госсекретарю Рексу Тиллерсону, в котором призвали его «использовать все дипломатические инструменты США, чтобы помочь открыть йеменский порт Ходейда для международных гуманитарных организаций». Месяц спустя другая группа членов Палаты представителей написала президенту Трампу, что Конгресс должен одобрить любую новую поддержку коалиции со стороны США на фоне ее наступления на Ходейду. 13 июня 2017 года Сенат обсудил еще одну резолюцию, осуждающую три прямые коммерческие сделки по продаже авиабомб  в Саудовскую Аравию. В ходе рассмотрения Сенатом предложения  сенатского комитета по международным отношениям от дальнейшего рассмотрения этой резолюции  сенаторы еще раз  проанализировали различные вопросы, такие как двусторонние отношения между США и Саудовской Аравией, противодействие Ирану и ограничение участия США в войне в Йемене. Некоторые законодатели при этом заявили, что продажа оружия и военная поддержка коалиции способствовали  бы нарушениям международного гуманитарного права, в то время как другие утверждали, что поддержка США коалиции повысила ее эффективность и помогает свести к минимуму жертвы среди гражданского населения. Например, во время дебатов сенатор Л.Грэм утверждал, что «если мы беспокоимся о сопутствующем ущербе в Йемене, я понимаю озабоченность. Высокоточное оружие поможет, а не повредит». Сенатор Мерфи возразил: «Чего мы просим, так это воздержаться от продажи этих  высокоточных боеприпасов до тех пор, пока мы не получим от саудовцев какого—то четкого обещания или какой-то ясной гарантии того, что они будут использовать эти боеприпасы только в военных целях и что они начнут предпринимать шаги—реальные шаги, ощутимые шаги—для урегулирования гуманитарного кризиса». 13 июня 2017 года Сенат проголосовал за отклонение предложения об отстранении сенатского комитета по международным отношениям от дальнейшего рассмотрения, и сопутствующая резолюция не была принята в Палате представителей. Кстати, позиция сенатора Грэма с той поры изменилась: он выступает теперь за замораживание поставок в КСА авиабомб в качестве реакции на дело Хашогги. Суть претензий сенатора конечно не в этом, а в том, что  Эр-Рияд  отказался размещать заказ на производство F-35 на заводе в штате Грэма.  После провала в Палате представителей этой резолюции сенатор Ро Ханна представила законопроект о разрешении разовых продаж в соответствии с решением о военных полномочиях.  После консультаций между лидерами Палаты представителей и сторонниками резолюции о компромиссном подходе палата согласилась отложить ускоренное рассмотрение резолюции до окончания выборов в ноябре 2016 года, а затем приняла необязательную альтернативу.  На этом фоне президент Трамп стремился с одной стороны улучшить отношения с Саудовской Аравией в рамках противостояния Ирану и активизации антитеррористической деятельности в Йемене. Его администрация также заняла прочные позиции о необходимости вынудить членов аравийской коалиции работать над улучшением гуманитарного доступа, добиваться урегулирования конфликта, и принимать меры по предотвращению жертв среди мирного населения. При этом Трамп продолжал испытывать серьезное давление Конгресса, который попытался поставить военную поддержку КСА под свой полный контроль.  28 февраля 2018 года сенатор Берни Сандерс представил   совместную резолюцию, которая пересматривала бы  «прямой отвод вооруженных сил Соединенных Штатов от военных действий в Йеменской Республике, которая не была санкционирована Конгрессом (за исключением США силы, участвующие в контртеррористических операциях, направленных против «Аль-Каиды» или связанных с ней сил)». Эта инициатива  последовала за попыткой в конце 2017 года в Палате представителей принять резолюцию, которая предписывала президенту вывести американские войска из Йемена, Она была в конечном счете принята, но  не имела обязательной силы. На протяжении всего 2018 года как между Конгрессом и администрацией Трампа, так и в самом Конгрессе присутствовали серьезные  разногласия относительно того, были ли американские силы, помогающие коалиции во главе с Саудовской Аравией, введены в активные или неизбежные боевые действия в Йемене. Некоторые члены Конгресса утверждали, что, оказывая поддержку коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, американские войска были введены в «ситуацию, когда ясно указывается на неизбежное участие в военных действиях». Администрация Трампа с таким подходом не согласилась. В феврале 2018 года Пентагон направил специальное письмо в Сенат, в котором утверждалось, что «Соединенные Штаты предоставляют КСА коалиции только оборонные изделия и услуги, в том числе и дозаправки в воздухе; консультации по военным вопросам, включая консультации по поводу соблюдения права в рамках вооруженных конфликтов и рекомендации по снижению риска жертв среди гражданского населения».  20 марта 2018 года Сенат рассмотрел проект новой  резолюции по Йемену. В ходе дебатов споры были сосредоточены на ряде вопросов, начиная от озабоченности по поводу обострения гуманитарного кризиса в Йемене и заканчивая подтверждением роли Конгресса в санкционировании применения вооруженной силы за рубежом. После этого председатель Комитета по международным отношениям сенатор Боб Коркер пообещал предложить новую редакцию закона. В этой связи отметим, что позднее администрация под нажимом дела Хашогги была вынуждена прекратить дозаправки самолетов коалиции в воздухе. Напомним, что дозаправка в полете самолетов ВВС Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) осуществлялись в соответствии с условиями двусторонних соглашений о приобретении и перекрестном обслуживании (ACSA) между Министерством обороны США и соответствующими министерствами каждой страны. Соглашения ACSA регулируются законом 10 USC 2341-2350 и предусматривают взаимную материально-техническую поддержку при различных обстоятельствах, в том числе и партнерам, участвующим в вооруженном конфликте. США.  Соглашение США с Саудовской Аравией было подписано в мае 2016 года. Исполнительная власть публично не уточнила, какие юридические полномочия или соглашения предусматривали поддержку заправки саудовских самолетов с марта 2015 года по май 2016 года. При этом, проведя слушания, посвященные политике США в Йемене в марте 2018 года, большинство сенаторов проголосовали за то, чтобы внести предложение об отстранении комитета по международным отношениям от дальнейшего рассмотрения нового проекта резолюции. Месяц спустя Комитет по международным отношениям провел самостоятельные слушания по Йемену. Параллельно с этим, выступая перед Конгрессом, представители Министерства обороны США заявили, что, хотя Соединенные Штаты заправляли саудовские самолеты топливом и предоставляли консультации по методам наведения, CENTCOM не отслеживала самолеты коалиции после их дозаправки и не предоставляла консультаций по конкретным целям. Тогдашний помощник министра обороны по вопросам международной безопасности Роберт С.Карем засвидетельствовал, что «мы не отслеживаем и не отслеживаем все саудовские самолеты над Йеменом». При этом Пентагон признал, что именно давление со стороны Конгресса трансформировало отношение Вашингтона с точки зрения объемов поддержки аравийской коалиции. В мае комитет представил Сенату доклад, в котором он предлагал  запретить  расходование американских средств на операции по дозаправке в воздухе саудовских и эмиратских самолетов коалиции, которые не проводили отдельные виды операций (имелись ввиду чисто антитеррористические операции, связанные с «Аль-Каидой» и «Исламским государством» (обе организации запрещены в России) или миссии, «связанные с противодействием перевозке, сборке или применению баллистических ракет или компонентов в Йемене»). В соответствии с измененной версией резолюции администрация до середины сентября 2018 года внесла определенные изменения в  рамках своей поддержки сил аравийской коалиции. Это, как мы уже говорили, отказ от любых дозаправок ВВС КСА и ОАЭ в воздухе и прекращение поставок кассетных бомб. При этом американцы продолжают активно снабжать КСА разведданными, причем практически в режиме «он-лайн». Спецназ США продолжает присутствовать на границе между КСА с Йеменом, решая там вопросы охраны границ и доразведки целей для последующих ударов беспилотников. При этом наведение на цели в основном осуществляются в интересах ВВС КСА, которые благодаря этой поддержке нанесли на прошлой неделе несколько успешных ударов по арсеналам иранского оружия в пригороде Саны.

49.96MB | MySQL:110 | 0,849sec