О боевых действиях на юге Ливии и военной ситуации в зоне Сахеля

По меньшей мере 13 военнослужащих Ливийской национальной армии (ЛНА) погибли в столкновениях с боевиками на юге Ливии. Об этом передает во вторник новостной портал «Эфригейтньюс». По его данным тела солдат доставлены в медицинский центр Себхи — главный город на юге страны (вотчина племени аль-каддафа, выходцем из которого был М.Каддафи, 750 км от Триполи). Все они убиты в окрестностях расположенного в 150 км юго-западнее населенного пункта Марзук. Когда именно имели место стычки, не уточняется. Боестолкновения в районе Марзука идут уже несколько дней. Ранее пресс-служба ЛНА сообщала, что ВВС подвергли там в воскресенье ударам скопления боевиков чадской оппозиции и их союзников, которые понесли большие потери в живой силе и технике. С 15 января ЛНА под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара проводит операцию по освобождению юго-западного региона от террористов и криминальных банд. Как указывал ранее официальный представитель ВС генерал Ахмед аль-Мисмари, в задачи военнослужащих входит защита гражданского населения, наведение порядка, а также обеспечение безопасности нефтяных месторождений, работающих на них компаний и объектов «Великой рукотворной реки» (разветвленная сеть подземной ирригационной системы, строительство которой велось во времена правления Каддафи). Армия заявляет, что к настоящему моменту уже взяла под контроль Себху, а также ряд расположенных поблизости населенных пунктов. За последние недели наземные войска неоднократно вступали в столкновения с боевиками. Наиболее серьезные до настоящего момента стычки шли в районе Годдва, где в минувшую пятницу ВВС также бомбили позиции противника. ВВС Ливийской национальной армии подвергли ударам скопления боевиков чадской оппозиции и их союзников на юге страны. Об этом сообщает в понедельник новостной портал «Эфригейтньюс» со ссылкой на заявление пресс-службы ВС. Налеты были совершены в воскресенье в районе ливийского города Марзук по позициям бандформирований из соседней страны В этой связи внесем несколько уточнений.

  1. В Себхе на сегодня силы Хафтара (а вернее — племенное ополчение ауляд сулейман, без участия которого подразделения ЛНА в этот город войти бы не смогли по определению) держат под своим контролем историческую цитадель и несколько казарм. При этом за городом ситуация для ЛНА складывается довольно негативным образом. И тяжелые бои в Годдва и Марзуки об этом свидетельствует очевидно.
  2. Там бои идут не только с «чадскими оппозиционными формированиями», а в большей мере — с племенными ополченцами тубу и в какой-то части туарегами, которые выступают против военной экспансии сил Тобрука. И в этой связи абсолютно на сегодня непонятна позиция племенной верхушки каддафа, с которой сейчас ведет переговоры представитель ООН по Ливии Г.Саламе.
  3. Ситуация в Феццане, несмотря на первоначальный успех с точки зрения входа в Себху, вынудила французов открыто вмешаться в ситуацию. В понедельник 3 февраля Главный штаб Вооруженных сил Франции сообщил, что ВВС страны нанесли в воскресенье удар на территории Чада по просьбе его властей. Целью воздушного рейда была крупная колонна из 40 внедорожников вооруженной группировки, перемещавшейся со стороны Ливии. Отмечалось, что данное вмешательство было проведено в рамках поддержки действий чадских правительственных сил и позволило заблокировать продвижение группы и рассеять ее. Это произошло спустя два дня после неудачных попыток ВВС Чада и его формирований помешать продвижению этой колонны вглубь страны. Французские самолеты были срочно вынуждены вылететь из Нджамены. Сначала они совершили несколько пролетов над колонной в попытке сдержать мятежников; когда это оказалось безуспешным, самолеты атаковали транспортные средства, разгоняя конвой. После вмешательства Франции в Мали в 2013 году (а затем и в рамках более региональной операции «Бархан») Париж в настоящее старается минимизировать свое участие в этих событиях, перекладывая основной упор в рамках борьбы с исламистами в зоне Сахеля исключительно на силы созданного под его эгидой африканского контингента G5 (Чад, Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер). Около 3000 французских военнослужащих сейчас дислоцируются по всему Сахелю в рамках борьбы страны с исламистскими боевиками. Силы действуют главным образом в формате борьбы с терроризмом, хотя они также участвуют в тренировочных миссиях по повышению боевого усилиях потенциала своих региональных партнеров.

Сразу отметим, что на сегодня эти усилия по формированию какой-то внятной чисто африканской боевой единицы приносят очень неоднозначные результаты. Около 275 млн евро собрано для обеспечения деятельности антитеррористического военного контингента стран «Группы пяти» (G5) зоны африканского Сахеля, в которую входят Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад. Об этом, как сообщает информационное агентство Магриб Араб Пресс, заявил во вторник в столице Буркина-Фасо Уагадугу действующий председатель «Группы пяти», президент Нигера Махамаду Иссуфу. Он выступил на 5-м саммите глав государств, входящих в «Группу пяти». По словам Иссуфу, «за последнее время боеспособность контингента G5 возросла, и он смог осуществить ряд операций, в том числе совместно с Многопрофильной комплексной миссией ООН по стабилизации в Мали (МИНУСМА) и французскими военными». «Группа пяти» подтверждает свою решимость и желание продолжать борьбу против терроризма путем военных методов, экономических мер, поскольку именно бедность способствует распространению терроризма, а также с помощью идеологического противодействия [экстремистам] на всей территории Сахеля». Сразу внесем ясность в этот вопрос. Через шесть месяцев после запуска этого механизма финансирования в Бамако в январе прошлого года, казна распределительного единого органа, контролирующего взносы в G5, оставалась практически пустой: сумма в размере 500 000 евро из Руанды — это все, что было получено из обещанных 414 млн евро. С того времени группа получила первый взнос в размере 50 млн евро, обещанный Европейским союзом (ЕС). ОАЭ, которые ранее объявили о выделении на нужды контингента G5 30 млн евро, пропустили все сроки внесения денег на депозит. И по ряду данных, вообще решили заморозить на неопределенное время этот транш. 100 млн евро, выделенные Саудовской Аравией, которые предназначены исключительно для покупки французской военной техники для нужд контингента африканских стан, пока не освоены: предполагается, что саудовцы все-таки купят в ближайшие месяцы порядка двадцати броневиков. В этой связи отметим, что озвученная Иссуфу сумма «пожертвований» едва дотягивает до половины первоначально озвученного бюджета G5. На фоне этого боевой потенциал этой группы оставляет желать сильно лучшего: на это указывает активизация туарегских сепаратистов на севере Мали, постоянные атаки на военных в Нигере и Буркина-Фасо в прошлом месяце; а также фактическая неспособность Нджамены остановить продвижение по стране своих внутренних оппозиционеров.
Последний авиаудар по последним фактически возвращает Францию к ее прежней роли по оказанию прямой военной поддержки правительствам африканских стран. Это произошло в первый раз после того, как Париж официально отказался от методов своего прямого вмешательства в пользу того или иного местного лидера. Как это произошло тогда, когда она решила не поддерживать президента Центральноафриканской Республики Франсуа Бозизе перед лицом восстания мусульман движения «Селеке». В результате такого вакуума поддержки он обратился через Хартум к Москве, в результате чего в ЦАР плотно обосновались российские коммерческие горнодобывающие компании под охраной российской ЧВК «Вагнер». И эта оборотная сторона политики «невмешательства» теперь вынуждает Париж ее трансформировать практически на ходу. Но вернемся к событиям в Феццане и Чаде.
Повстанцы, по которым был нанесен удар 3 февраля, принадлежали к Conseil de commandement militaire pour le salut de la Republique (CCMSR), которые ранее откололись от группы «Союза сил сопротивления» — альянса повстанцев, который стремится свергнуть президента Чада Идриса Деби. В частности, в 2008 году именно они при поддержке президента Судана Омара аль-Башира совершили рейд и захватили здание парламента в Нджамене. За последний год CCMSR активизировала свою деятельность в северной части Чада, но пока не смогла реально создать стратегическую угрозу для Нджамены. Группа сохранила свое присутствие на юге Ливии, что означает, что она имеет хорошие возможности для дополнительного рекрутирования новобранцев и повышения своего боевого потенциала. И основой для такой уверенности является тот факт, что чадцы в данном случае пользуются серьезной поддержкой части ливийских племен в Феццане. В частности, тех же тубу и туарегов. Жесткая реакция Франции на попытку инфильтрации боевиков этой группы из Ливии связана в том числе и самой серьезной озабоченностью в связи с перспективой распространения боев в Феццане на Чад. В этой связи отметим, что чадский президент И.Деби еще в декабре прошлого года неоднократно обращался к Парижу (в том числе и во время визита в Чад Э.Макрона) с просьбой оказать ему непосредственную военную поддержку в рамках борьбы с этой группой повстанцев. Хотя она и не представляет угрозу для его режима, существует реальная перспектива возобновления вооруженного мятежа в регионе Борку-Эннеди-Тибести, которая является вотчиной этой группы. Французы, которые уже присутствуют в Чаде в рамках операции «Бархан», отреагировали тогда на такие призывы не мобилизацией своих антитеррористических подразделений в рамках непосредственного участия в боевых действиях, а усилением своего военного сотрудничеством с Чадом. Помимо организации службы воздушной эвакуации раненых в этом районе на севере страны, они предоставляют разведывательные данные военным Чада. По данным наших источников, Париж также снабжает топливом Вооруженные силы Чада, на что было выделено 4 млн евро. Таким образом, французы своим ударом по колонне эту «психологическую границу» для себя переступили. При этом, по нашим данным, французские ВВС уже совершают разведывательные полеты над зоной боев на юге Ливии, но пока непосредственного участия в боях не принимают. И это логично — Франция не хочет своими военными усилиями провоцировать недовольство местных племен, а предпочитает действовать в Феццане через возможности ЛНА Халифа Хафтара. Но, как полагают обозреватели, в конце концов французские военные являются главным организатором операций по обеспечению безопасности в регионе, и даже если их официальная политика заключается в том, чтобы избегать прямого участия в местных вооруженных конфликтах, недостаточный боевой потенциал их местных союзников неизбежно в конце концов привлекут Францию к непосредственному участию в боевых столкновениях.

52.63MB | MySQL:104 | 0,316sec