Военно-политическая обстановка в Ираке (январь 2019 года)

В январе 2019 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Правительство страны сталкивается с угрозами безопасности, серьезными экономическими трудностями и задачей восстановления районов, пострадавших в ходе вооруженного противостояния с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). Ситуация усугубляется острыми противоречиями и соперничеством между основными политическими силами Ирака, что, в частности, не позволяет завершить процесс формирования нового правительства страны. Несмотря на разгром основных сил ИГ, положение дел в сфере безопасности остается напряженным, особенно в районе ирако-сирийской границы. В Ираке сохраняется джихадистская угроза, однако уровень насилия и террористическая активность несколько снизились. Продвигается, хотя и со значительными трудностями, процесс урегулирования спорных проблем в отношениях между федеральным правительством в Багдаде и руководством курдской автономии в Эрбиле. В своей внешнеполитической деятельности иракское руководство основное внимание по-прежнему уделяло вопросам получения зарубежной политической поддержки и материальной помощи, в том числе военной и военно-технической.

Ситуация в сфере безопасности в Ираке остается в целом напряженным. И это, несмотря на поражение основных сил группировки «Исламское государство».

В минувшем месяце в стране продолжали активно действовать террористы различных экстремистских группировок, главным образом ИГ. В то же время крупных терактов в январе совершено не было.

В минувшем месяце Турция продолжала свою военную деятельность в северных районах Ирака против боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена). В иракском воздушном пространстве активно действовали турецкие ВВС, наносившие удары по объектам боевиков РПК в северной части страны. Так, в январе ими было совершено 8 налетов (в декабре — 7). Удары наносились 2, 5, 10, 12, 20, 21, 22 и 23 января.

Группа протестующих курдов 25 января захватила небольшую турецкую военную базу вблизи населенного пункта Шиладзи в районе города Дохук на севере иракской курдской автономии. Нападение на базу было вызвано недовольством местных жителей авиаударами турецких ВВС, в ходе которых с 20 по 22 января был ликвидирован 21 член РПК. В ходе инцидента 1 нападавший был убит, 10 человек получили ранения. Жители прилегающих к турецкой базе селений полностью захватили ее территорию, сожгли несколько транспортных средств, захватили оружие, боеприпасы, танк М-60 и БТР ACV-15. Несколько турецких военнослужащих были арестованы и переданы курдской службе безопасности «Асаиш»

Турецкая сторона обвинила в нападении членов РПК. Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу 26 января провел телефонные переговоры с главой курдского регионального правительства Н.Барзани, в ходе которых последний пообещал расследовать нападение на военный лагерь. Посол Турции в Багдаде 27 января был вызван в иракский МИД, где ему был заявлен протест в связи с произошедшим инцидентом. При этом турецкие военнослужащие были обвинены в открытии огня по иракским гражданам. Правительство курдской автономии  также осудило нападение военных Турции на мирных жителей, но пообещало изучить проблему и выяснить, кто несет ответственность за начало столкновений. Представители РПК отвергли заявления Турции о нападении своих членов на турецкую военную базу, заявив: «У РПК нет позиций в этом районе, как нет и бойцов в жилых и гражданских районах. Бойцы РПК находятся в горных и труднопроходимых районах в Турции и в пограничных районах, но не в деревнях и гражданских районах».

Иракское правительство неоднократно заявляло о полной победе над террористами «Исламского государства» на территории страны, однако боевики ИГ продолжают активно действовать в различных районах республики. Серьезную опасность для населения страны представляют джихадисты «спящих ячеек» ИГ. Несмотря на регулярные операции правительственных сил, направленных на их выявление и уничтожение, искоренить эти ячейки полностью пока не удалось.

Бывший начальник Генштаба Вооруженных сил Ирака Б.Зибари (курд) считает возможным возрождение «Исламского государства» или появления других террористических группировок в Ираке. По мнению Зибари, «если руководящие институты в Багдаде не устранят коренные причины экстремизма, то эта идеология продолжит жить под разными именами».

На всем протяжении минувшего месяца иракская армия и ополченцы продолжали выявлять укрытия террористов ИГ на территории страны и наносить по ним удары.

В конце января на территории Иракского Курдистана прошли обыски в целях выявления предполагаемых боевиков ИГ, задержанные террористы переданы властям Ирака.

В северной провинции Найнава не прекращаются вылазки боевиков ИГ, ушедших в подполье. В прошедшем месяце бойцы преимущественно шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» провели мероприятия по зачистке Мосула и его окрестностей от мин, заложенных террористами.

Сложная ситуация сохраняется в северной провинции Киркук, где продолжают активно действовать боевики ИГ, регулярно совершающие нападения на правительственные силы.

Не прекращаются операции иракской армии и ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» против боевиков ИГ в провинции Салах-эд-Дин.

Обстановка в провинции Дияла, расположенной к северо-востоку от Багдада, остается нестабильной. В январе в этом регионе правительственные силы провели несколько операций по розыску ячеек ИГ. В частности, крупная войсковая операция была проведена по преследованию оставшихся террористов «Исламского государства» на северо-востоке провинции между озером Хамрин и районом Ханакин.

Во время празднования Нового года в центре Багдада неизвестные открыли огонь по мирным жителям.

Группы боевиков «Исламского государства» продолжают активно действовать в западной провинции Анбар, населенной преимущественно арабами-суннитами. В этой ситуации правительственные силы регулярно проводят операции по уничтожению «спящих ячеек» ИГ и оставшихся бандформирований террористов.

Наиболее сложная обстановка сохраняется в районах, прилегающих к границе Ирака с Сирией, где иракские ВС и ополченческие формирования пытаются предупредить просачивание бандформирований ИГ из сирийской провинции Дейр-эз-Зор на территорию страны. При этом ополченческие формирования «Аль-Хашд аш-Шааби» в январе неоднократно наносили артиллерийские удары по боевикам ИГ на территории Сирии.

Ирак помогает Сирии бороться с террористическими группировками, выполняя ограниченное количество военных действий на границе двух стран, заявил 31 января глава МИД Ирака М.А.аль-Хаким, отметив: «Мы проводим ограниченные по объему воздушные и сухопутные операции в координации с сирийской стороной. Не планируем вводить наши силы на территорию к востоку от Евфрата, но, несомненно, будем продолжать работу по уничтожению остатков ИГ как с воздуха, так и на суше». По словам аль-Хакима, «Ирак не будет проводить военные операции неожиданно для сирийской стороны».

Таким образом, по состоянию на 1 февраля 2019 года, боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар, Дияла и в некоторых других местах. Под контролем террористов остаются отдельные районы в этих провинциях. Кроме того, «спящие ячейки» террористической организации подпольно действуют во многих регионах Ирака.

Интенсивно продолжают действовать иракские ВВС. В январе основные усилия правительственной авиации были направлены на поддержку сухопутных войск в провинциях Анбар и Дияла. В минувшем месяце ВВС Ирака неоднократно наносили удары по боевикам ИГ на территории Сирии в провинции Дейр-эз-Зор.

Уменьшение масштабов военных действий против террористов ИГ в Ираке привело к снижению боевой активности авиации западной коалиции во главе с США. Так, в период с 30 декабря 2018 года по 26 января 2019 года авиация и артиллерия коалиции нанесли 22 удара по различным объектам боевиков «Исламского государства» на территории Ирака, преимущественно в северо-западных районах страны (с 1 по 29 декабря — 16 ударов). Для сравнения отметим, что в Сирии за этот же период авиация коалиции нанесла 1018 ударов (с 1 по 29 декабря 2018 года – 832 удара). По информации американского командования, удары наносились по боевым подразделениям и боевым позициям джихадистов, их лагерям, укрытиям и тоннелям, полевым инженерным сооружениям, транспортным средствам и мастерской по изготовлению самодельных взрывных устройств. Всего с 8 августа 2014 года по 26 января 2019 года США и их союзники нанесли по позициям и объектам боевиков «Исламского государства» в Ираке 12664 удара.

В боевых действиях в Ираке участвуют как пилотируемые боевые самолеты и вертолеты, так и ударные беспилотники. Удары наносят реактивные установки залпового огня и орудия полевой артиллерии. Ведется воздушная разведка иракской территории. По утверждению командования коалиции, все авиационные и артиллерийские удары на территории Ирака наносятся по согласованию с правительством и военным руководством этой страны. В январе авиация западной коалиции не понесла боевых потерь в ходе действий в Ираке.

По информации штаба международной антитеррористической коалиции во главе с США, более 1190 мирных жителей погибли в результате ударов сил западных союзников в Ираке и Сирии в период с 2014 по 2018 год.

Иракское правительство, несмотря на разгром основных сил «Исламского государства», прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Вместе с тем, как показывает ход военных действий в стране, боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских вооруженных сил пешмерга, несмотря на имеющийся прогресс, в целом все еще остается низкой. Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и политический кризис в стране, жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

Как отмечают американские военные эксперты, «иракская армия по-прежнему полагается на присутствие значительных коалиционных сил для достижения тактического превосходства над ИГ». Поэтому «продолжающиеся усилия по обучению и оснащению национальной армии ведутся для того, чтобы она позиционировала себя в качестве главного инструмента предотвращения ренессанса ИГ».

Наиболее масштабную военную и военно-техническую помощь оказывают Ираку Соединенные Штаты. Эксперты считают, что «политическая, военная и экономическая зависимость нынешнего багдадского режима от США еще велика».

Бюджетный запрос Пентагона на 2019 финансовый год предусматривает выделение значительных сумм для продолжения обучения и оснащения иракских силовых структур, для превращения их «в устойчивую силу, способную обеспечить безопасность Ирака». При этом все средства выделяются на обучение и оснащение «исключительно суннитских подразделений иракской армии, но не шиитских формирований «Аль-Хашд аш-Шааби», которые инкорпорированы в вооруженные силы». Дополнительные средства предполагается направить на обеспечение безопасности ключевых территорий освобожденных от боевиков ИГ провинций страны, границы с Сирией и критически важной инфраструктуры. Предусмотрено формирование дополнительных 5 батальонов пограничной охраны общей численностью 1,5 тыс. человек, 20 провинциальных подразделений чрезвычайного реагирования и 6 батальонов «энергетической полиции».

Для сил пограничной охраны предусмотрена поставка боеприпасов, средств связи и приборов ночного видения. Планируется создание Сил быстрого реагирования пограничной безопасности. По оценке Пентагона, пограничники и другие формирования, обеспечивающие безопасность госграницы, испытывают острый дефицит в технических средствах для создания различного рода заграждений «в уязвимых районах». Им предполагается также оставить тепловизионные приборы и прицелы, блоки глобальной системы позиционирования (GPS) и бинокли. Кроме того, пограничников обеспечат дополнительными авиационными возможностями для оказания непосредственной воздушной поддержки и наблюдения вдоль границы.

Намечено усилить потенциал местной полиции, прежде всего подразделений реагирования на чрезвычайные ситуации (ЕСВ). Предполагается обучить и оснастить 20 дополнительных подразделений ЕСВ (до 6000 человек) в провинциях Анбара, Дияла, Салах эд-Дин и Киркук. При этом «американцы взяли курс на воссоздание своей прежней модели опоры на местные племенные по своей сути суннитские милиции, что должно обеспечить режим устойчивый безопасности именно в суннитском треугольнике».

Предусмотрено и финансирование подготовки и оснащения 24 батальонов контртеррористических сил (КТС) численностью от 300 до 600 человек в каждом (в общей сложности 13 тыс. человек). Бюджет Пентагона предусматривает обеспечение подготовки и оснащения еще одной бригады рейнджеров, состоящей из трех батальонов по 670 человек в каждом.

Отдельная статья расходов предусматривает выплату стипендий лояльным американцам силам в Ираке и Сирии. На эти цели Пентагон планирует выделить $101 млн. Американские командиры предоставляют стипендии группам, активно борющимся с боевиками ИГ. В настоящее время такие стипендии выплачиваются примерно 10 тыс. бойцов в Ираке. Индивидуальные выплаты стипендий варьируются от $200 до $400 в месяц.

По информации премьер-министра Ирака А.А.Махди, в январе 2018 года в стране находилось почти 11 тыс. иностранных военнослужащих, 70% из них – американские солдаты и офицеры. В декабре 2018 года численность иностранных военных уменьшилась до примерно 8 тысяч человек, из которых 6 тыс. – американцы.

По имеющейся информации, в настоящее время американские военные базы возводятся в западной части провинции Анбар. Одна база будет в районе Муаскар Тарик вблизи  города Эль-Фаллуджа, вторая – в Сан аль-Зейбе к северу от Багдади, третья – в районе Хафаса недалеко от города Хадиса и четвертая – между районами Раван и Биджи вблизи города Рамади. Таким образом, общее число баз ВС США в провинции Анбар достигнет девяти.

15 января представитель Минобороны Ирака генерал Т.аль-Хафаджи заявил, что даже те американские силы, которые сейчас присутствуют в стране как консультанты, в будущем уйдут из Ирака. По словам генерала, «у Вашингтона нет никаких баз в Ираке. Во-первых, в Ираке нет даже одной американской базы под командованием США. Во-вторых, все присутствующие [иностранные военнослужащие] являются советниками международной коалиции, есть тренировки, планы по обучению армии, материально-техническое обеспечение, усилия ВВС». Т.аль-Хафаджи объяснил, что роль, которую играют силы США, заключается в обеспечении иракской армии военными советами, оружием и воздушными операциями в войне против ИГ. «Я считаю, что мы были успешны как команда в работе с международной коалицией и всеми дружественными и братскими странами в борьбе с терроризмом… Я подтверждаю, что иностранных вооруженных сил на наших границах и в нашей стране не было и не будет. У нас есть координация на высоком уровне с американской стороной через международную коалицию и совместное командование вооруженными силами, и мы приняли все меры предосторожности на границе в отношении вывода американских войск из Сирии». Генерал утверждал, что власти Ирака подготовились к выводу войск США из Сирии, укрепив безопасность своих границ, и полностью координируют свои действия с Вашингтоном. «Американские военные в Ирак из Сирии не переходили. Ничего подобного не может произойти без координации с иракской стороной», подчеркнул иракский генерал.

Проиранские политические силы Ирака в последнее время все более настойчиво требуют вывода из страны американские войска. Эти требования усилились после решения президента США Д. Трампа вывести американские войска из Сирии, но сохранить военное присутствие в Ираке. Противники нахождения американских войск организуют акции протеста, развернули масштабную кампанию в СМИ, активные дебаты по данному вопросу ведутся в иракском парламенте.

Шиитская группировка «Асаиб Ахль аль-Хак», подчиняющаяся иранскому КСИР, сообщила, что если правительство ничего не сделает для изгнания американских солдат из Ирака, она их атакует.

Ирак способен вынудить американский военный контингент покинуть территорию страны, если США откажутся сделать это сами. С таким предупреждением выступил один из лидеров ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» К.Хазали.

Крупнейший парламентский блок «Саирун» 26 января представил на рассмотрение депутатов проект закона, требующий в 12-месячный срок вывести с территории Ирака всех иностранных военнослужащих. Согласно тексту документа, из страны должны будут выведены не только войска, но и иностранные инструкторы.

Комментируя дебаты, касающиеся военного присутствия США и других членов международной коалиции, глава курдского регионального правительства Н.Барзани заявил, что группировка ИГ по-прежнему представляет угрозу для Ирака и региона, и, следовательно, помощь и военное присутствие Соединенных Штатов и коалиции имеют решающее значение для предотвращения возрождения террористических групп.

29 января премьер-министр Ирака А.А.Махди провел переговоры с главой Военного комитета НАТО вице-маршалом авиации С.Пичем, обсудив с ним вопросы сотрудничества сторон в борьбе с терроризмом. Была подчеркнута важность такого сотрудничества, а также помощи НАТО в деле подготовки иракских сил безопасности.

Американские военные, дислоцированные в Ираке, пытались выведать детальную информацию о размещенных на границе с Сирией силах, но получили отказ, заявил 15 января представитель ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби». По его словам, американцев интересовали точные данные о количестве наблюдательных пунктов, типах вооружения, численности личного состава. «Командование оперативного штаба «Аль-Хашд аш-Шааби» в провинции Анбар не позволило американским военным завершить разведку, потребовало вернуться на базу Бир-эль-Марасима и впредь не приближаться к позициям ополчения».

Французские военнослужащие продолжат участвовать в деятельности международной коалиции в Сирии и Ираке, несмотря на начало вывода войск США из САР, заявил 17 января президент Франции Э.Макрон.

«Министерство обороны придерживается политики диверсификации источников вооружения, поэтому министерство получает вооружения с российской стороны, в том числе ПВО, бронетехнику, такую как танк Т-90. Таким образом, у нас есть военное сотрудничество как с российской стороной, так и с американской», — заявил представитель иракского военного ведомства генерал Т.аль-Хафаджи, добавив, что «у Ирака с Россией хорошие отношения».

Генерал Т.аль-Хафаджи отметил, что «четырехсторонний [разведывательный] центр находится в Министерстве обороны, и его возглавляет иракский офицер высокого ранга. Центр очень важен для нас и включает в себя Сирию, Россию, Иран помимо Ирака, и центр развивается день ото дня через поток информации, которая касается терроризма, терактов, сотрудничества террористов между собой».

В январе 2019 года внутриполитическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. Правительство страны сталкивается с угрозами безопасности, серьезными экономическими трудностями и задачей восстановления районов, пострадавших в ходе вооруженного противостояния с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). Нерешенными остаются такие болезненные для общества проблемы как безработица, особенно среди молодежи, и регулярные перебои в снабжении населения электроэнергией. Ситуация усугубляется острыми противоречиями и соперничеством между основными политическими силами Ирака, что, в частности, не позволяет завершить процесс формирования нового правительства страны. Речь, прежде всего, идет о постах министров обороны и внутренних дел.

Неспособность парламента завершить процесс формирования нового правительства страны демонстрирует накал страстей в Совете представителей и глубину разногласий по данному вопросу среди иракских политиков.

В результате на сегодняшний день формальное руководство Минобороны и МВД пока остается в руках премьер-министра А.А.Махди. Политические наблюдатели отмечают: «Вполне вероятно, что оба министерства будут управляться доверенным лицом и оставаться в этой форме управления премьер-министром до тех пор, пока не будут согласованы кандидаты, чтобы их возглавить, и это может продолжаться до конца срока полномочий правительства, и у нас нет другого выбора, кроме как договориться о кандидатах». Так, в январе представители крупнейшего парламентского блока «Саирун» «высказались в пользу отмены всех прежних договоренностей и раскладов и предложили совершенно новый подход к проблеме, фактически обнуляющий все прежние предвыборные и послевыборные соглашения», призвав к управлению Минобороны и МВД «доверительным» образом, то есть, с их прямым номинальным подчинением премьер-министру». По мнению «Саирун», это лучший вариант, нежели, чем «позволить пропартийным кандидатам возглавить министерства». Отметим также, что отсутствие сплоченной оппозиции в парламенте не позволяет переломить ситуацию на фоне политики, проводимой сторонниками «Саирун».

24 января Совет представителей Ирака после нескольких месяцев обсуждения принял бюджет на 2019 год. Он стал одним из крупнейших в истории страны, составив 133 трлн динаров (112 млрд долларов), что на 45% больше, чем бюджет 2018 года. Главной статьей дохода остается экспорт нефти – на его долю приходится около 90% поступлений в казну. Планируется, что он составит 3.88 млн баррелей в сутки при планируемой цене 56 долларов за баррель. Это ниже, чем нынешняя цена, составляющая 63 доллара за баррель. Дефицит бюджета составит 23 млрд долларов, инвестиции в инфраструктуру – 27 млрд  долларов.

Как заявил глава правительства курдской автономии Н.Барзани, нынешний бюджет Ирака более справедлив по отношению к Иракскому Курдистану, по сравнению с предыдущими годами. По словам Н.Барзани, «правительство Ирака внесло поправки в предлагаемый законопроект о бюджете после того, как Курдистан выразил протест по поводу его доли». В результате доработки, в законопроект были внесены расходы на заработную плату курдским военизированным формированиям пешмерга и повышена доля зарплат государственных служащих автономии. Н.Барзани поблагодарил А.А.Махди за то, что тот принял во внимание озабоченность курдских властей. Кроме того, в принятом бюджете было увеличено финансирование южных провинций Ирака.

27 января иракский парламент завершил первую в текущем году законодательную сессию, так и не назначив нескольких министров. Парламентские консультации и дебаты «показали, что большинство политических сил сходятся во мнении о том, что разрешение кадровой проблемы оставшихся министерств, особенно внутренних дел и обороны, должно состояться после законодательного перерыва».

Нестабильная обстановка сохраняется в южной провинции Басра. 18 января в административном центре региона городе Басра вновь вспыхнули протесты против плохого качества государственных услуг и безработицы. Протесты переросли в столкновения, когда демонстранты атаковали полицейские посты у офиса губернатора. В ответ полиция применила слезоточивый газ.

21 января премьер-министр Ирака А.А.Махди впервые посетил Басру. В пресс-службе главы правительства в этой связи сообщили: «Визит премьер-министра был направлен на проверку сервисных проектов в провинции Басра. В первую очередь речь идет об объектах, поддерживающих водоснабжение». Махди также осмотрел объекты ряда газовых проектов, реализуемых на месторождении «Зубейр» и строящейся Северной газосепарационной станции. Отмечается, что «актуальность поездке придает то обстоятельство, что на месторождении «Зубейр» реализуются пилотные проекты, призванные обеспечить в перспективе газовую независимость Ирака от Ирана».

Одним из приоритетов руководства Ирака является привлечение в страну иностранных компаний-инвесторов для восстановления и развития инфраструктуры государства, заявил 31 января глава МИД Ирака М.А.аль-Хаким.

Ирак будет удерживать объемы нефтедобычи на уровне 4,513 млн баррелей в сутки в течение шести месяцев, сообщил 4 января министр нефти страны Т.аль-Габдан. В Министерстве нефти республики 5 января отметили, что колебания в ценах на нефть вредят Ираку. В то же время «Ирак не рассматривает получение пользы за счет вреда соседним странам. Ирак состоит в ОПЕК, которая организует процесс производства нефти на мировом уровне. Была историческая договоренность между производителями внутри ОПЕК и за пределами ОПЕК, следовательно, эта договоренность не дает государству действовать в одностороннем порядке. Решение является общим решением, и так как решение общее, оно пойдет на пользу всем».

По данным Министерства нефти Ирака, ее экспорт в январе 2019 года составил свыше 113 млн баррелей (3,15 млн баррелей в сутки) по средней цене 56,16 долларов за баррель. Общий доход от экспорта нефти составил в минувшем месяце 6,55 млрд долларов.

Ирак стал худшей страной по качеству жизни в международном рейтинге, который включает 80 стран мира. Ирак является последней страной в этом рейтинге, после Ирана, Анголы и Сербии.

В январе продолжался, хотя и со значительными трудностями, процесс урегулирования спорных проблем в отношениях между федеральным правительством в Багдаде и руководством курдской автономии в Эрбиле.

В курдской автономии продолжаются консультации  (пока безрезультатные) между ведущими политическими партиями региона по вопросу формирования нового правительства по итогам прошедших в сентябре 2018 года выборов в региональный парламент. По информации СМИ, США и Великобритания решили активно посредничать в деле формирования нового правительства Иракского Курдистана.

Турецкие власти 25 января сняли запрет на выполнение авиарейсов в аэропорт Сулеймания в Иракском Курдистане, введенный после проведения референдума о самоопределении этого региона в сентябре 2017 года.

В январе 2019 года правительство Ирака в своей внешнеполитической деятельности продолжало курс на упрочение международных и региональных позиций страны, получение зарубежной политической поддержки и масштабной разнообразной помощи, требуемой для улучшения экономической и социальной ситуации в стране, укрепления обороноспособности республики и завершения противоборства с «Исламским государством».

Санкции, введенные США с 5 ноября против Ирана, создали серьезные трудности в отношениях Багдада как с Тегераном, так и с Вашингтоном. Министр иностранных дел Ирака М.А.аль-Хаким заявил 2 января, что американские санкции являются односторонними, а не международными. Поэтому, по его мнению, Багдад не обязан их соблюдать. Министр отметил, что Ирак ищет возможные варианты обхода санкций и поддержания торговых связей с Ираном. Торговля в иракском динаре может быть вариантом, отметил аль-Хаким.

Ирак больше всех страдает от санкций, восстановленных США против Ирана, сообщил 5 января представитель Министерства нефти Ирака, «потому что Ирак в принципе полагается на газ и электричество Ирана, и их приостановка означает, что ни на данный момент, ни в ближайшем будущем не будет альтернатив».

9 января госсекретарь США М.Помпео посетил в Багдад, где встретился с премьер-министром Ирака А.А.Махди и спикером иракского парламента М.аль-Халбуси. Стороны «обсудили недавнюю победу над ИГ в Сирии и продолжение сотрудничества с силами безопасности Ирака, чтобы закрепить победу над группировкой в регионе». М.Помпео также провел встречу с президентом Ирака Б.Салехом, в ходе которой стороны обсудили политическую, экономическую поддержку США властям Ирака, а также помощь в обеспечении безопасности. Вашингтон будет осуществлять вывод войск из Сирии постепенно и в координации с Багдадом, заявил Помпео во время встречи с Махди. Иракский премьер заявил о «важности ирако-американских отношений, особенно в войне против ИГ, а также сотрудничества в области энергетики и экономики». По словам Махди, «Ирак является демократической страной, в которой наблюдается значительное развитие и которая стремится к стабильности региона и установлению хороших отношений с арабскими, дружественными и всеми соседними государствами». Госсекретарь сообщил, что Соединенные Штаты не будут вмешиваться, если Израиль атакует иранские позиции в Ираке. А.А.Махди выразил озабоченность по поводу такого решения и предупредил М.Помпео о его серьезных последствиях.

Ирак отказался от участия в работе конференция по Ближнему Востоку, которую США наметили на 13-14 февраля в Польше. Министр иностранных дел Ирака М.А.аль-Хаким заявил, что Багдад не получил приглашения от США на встречу в Варшаве, но, безусловно, отклонит такое приглашение, если его получит. М.А.аль-Хаким подчеркнул, что его страна против участия в любой коалиции против Ирана.

Ирак рассчитывает, что между США и Ираном не произойдет никакого конфликта ни на иракской земле, ни в регионе в целом, заявил 30 января М.А.аль-Хаким. По его словам, Ирак стремится быть «основой для сближения интересов стран региона, а не источником для их раздора».

Главы внешнеполитических ведомств Ирака и Ирана М.А.аль-Хаким и М.Д.Зариф обсудили 13 января в Багдаде «поддержку правительства Сирии в борьбе с терроризмом, ее территориальной целостности и установления суверенитета правительства над всей ее территорией и усилия по возвращению Дамаска в ЛАГ». Два министра также «говорили об односторонних экономических мерах США и о работе с Ираном в этих условиях». М.Д.Зариф заявил о поддержке «иракских усилий, направленных на нормализацию арабо-сирийских отношений и возвращение Сирии в Лигу [арабских государств]». Отметив прочность связей между Багдадом и Тегераном, Зариф выразил уверенность тем, что никто не сможет им навредить. «Ирано-иракские отношения не строятся за счет какой-либо другой стороны, мы не позволим никому вмешиваться в них».

Ранее, 10 января, министры нефти Ирана и Ирака Б.Н.Зангане и Т.аль-Гадбан в Багдаде подчеркнули важность расширения сотрудничества между двумя странами.

14 января президент Ирака Б.Салех провел в Багдаде переговоры с главой МИД Ирана М.Д.Зарифом. В ходе диалога Салех указал на «значительные успехи» в экономических и торговых отношениях между двумя странами.

30-31 января министр иностранных дел Ирака М.А.аль-Хаким посетил с визитом Россию. По итогам переговоров глава МИД РФ С.Лавров заявил, что Москва заинтересована активно помогать Багдаду в окончательной ликвидации террористического присутствия в Ираке. «С удовлетворением отмечаем существенную нормализацию обстановки в Ираке после того, как ИГИЛ был в основном разгромлен, хотя задача полной ликвидации террористического присутствия в отдельных районах вашей страны еще не решена, и мы заинтересованы в том, чтобы активно помогать вам в ее решении», — отметил Лавров. Было заявлено о заинтересованности России в развитии имеющихся и в открытии новых проектов экономического сотрудничества в Ираке. В военном отношении Москва готова «повысить обороноспособность Ирака и его способность противостоять террористическим угрозам», — подчеркнул С.Лавров.

Военное присутствие США в Ираке должно соответствовать заявленным целям по борьбе с терроризмом, а не для решения собственных задач, заявил российский министр. «Рассчитываем, что военное присутствие США в Ираке будет соответствовать заявленным целям, а именно — борьбе с терроризмом и содействию правительству Ирака в стабилизации обстановки, а не для того, чтобы каким-либо образом решать геополитические задачи в этом регионе, которые преследуют односторонние цели США. И у меня нет сомнений, что именно из такого понимания исходит иракское руководство, Мы уважаем суверенное право Ирака, как и любой другой страны, решать вопросы, как лучше обеспечить собственную безопасность. Поскольку США имеют свои войска на территории Ирака по договоренности с иракским правительством, эти условия, которые определены международным правом, в полной мере соблюдены». М.А.аль-Хаким высоко оценил российскую помощь Ираку в борьбе с ИГ, в частности, заявив: «Хотим выразить благодарность президенту Путину за помощь, которая нам была оказана в борьбе с ИГ. Российская роль была центральной».

На встрече с заместителем премьер-министра России Ю.Борисовым иракский министр обсудил развитие промышленности Ирака и проект под названием «Сделано в Ираке». Эта схема предусматривает строительство заводов в Ираке с целью «решения проблемы безработицы и развития иракского общества». М.А.аль-Хаким также провел встречу с главой международного комитета Совета Федерации К.Косачевым.

Глава МИД Ирака М.А. -Хаким заявил 3 января: «Ирак поддерживает единство Сирии, ее возвращение к естественному положению в мире и в регионе и восстановление ее членства в ЛАГ». М.А.аль-Хаким отметил важность победы над терроризмом в Сирии и открытия пограничных КПП с САР, а также активизации торговли между двумя соседними странами.

Иракско-сирийская рабочая группа 21 января в Дамаске обсудила торговые отношения, грузоперевозки и открытие пограничных КПП между двумя государствами. Минтранспорта Ирака заявил о готовности возобновить работу иракско-сирийской транспортной компании в Багдаде в рамках подготовительных мероприятий по открытию пограничных переходов. Сообщается о том, что «идет работа по транзитным грузоперевозкам между Ираком, Ираном и Сирией».

Министр иностранных дел Ирака М.А.Аль-Хаким 25 января вновь подтвердил решимость его страны урегулировать политический кризис в Сирии. При этом Ирак призывает к политическому разрешению ситуации в Сирии «для сохранения ее единства и территориальной целостности».

30 января М.А.аль-Хаким отметил, что события в Сирии непосредственно влияют на жизнь в Ираке. «Стабильность в Сирии очень важна для нас. Поэтому мы надеемся, что Россия поможет нашим сирийским братьям победить терроризм». Он вновь подчеркнул, что Ирак выступает за возвращение Сирии в ЛАГ. Министр отметил, что ситуация в Сирии может разрешиться только, когда удастся справиться с терроризмом, «как это было сделано в Ираке».

Турция и Ирак намерены укреплять сотрудничество в сфере борьбы с террористическими организациями, заявил 3 января президент Турции Р.Т.Эрдоган по итогам переговоров с иракским коллегой Б.Салехом в Анкаре. По мнению Эрдогана, «такие террористические организации, как ИГ, РПК и «террористическая организация фетхуллахистов» представляют угрозу как для Турции, так и для Ирака. Наше сотрудничество является важным фактором успешной борьбы с терроризмом. Мы считаем важным, что Ирак уверенно стоит на ногах, это очень важно для региональной безопасности и стабильности. Турция и Ирак будут укреплять сотрудничество в вопросах борьбы с терроризмом». Эрдоган считает, что «между двумя странами существует большой потенциал в сфере оборонной промышленности», Анкара также «готова поспособствовать развитию инфраструктурных проектов в Ираке».

Турция намерена возобновить работу своих консульств в иракских городах Мосул и Басра, а также открыть новые консульства в городах Киркук и Эн-Наджаф, сообщили в турецком МИДе.

Президент Ирака Б.Салех 11 января посетил с визитом Катар. В ходе переговоров с эмиром Катара Тариком бен Хамадом Аль Тани обсуждались «возможности укрепления отношений, в первую очередь, в экономической, торговой, инвестиционной сферах, а также в проектах инфраструктуры и туризма. Катар заявил о пакете кредитов и инвестиций в инфраструктурные проекты и восстановление Ирака в размере миллиарда долларов». Доха заявила о готовности поддерживать Багдад в сферах политики и безопасности, а «также надеется на развитие братских отношений с Ираком». Кроме того, лидеры двух стран договорились запустить прямой судоходный путь между портами Хамада в Катаре и Умм Каср в Ираке для развития экономических и торговых отношений. Б. Салех пригласил Тарика бен Хамада Аль Тани с визитом в Ирак.

Король Иордании Абдалла II 14 января посетил Багдад. Одной из главных тем иордано-иракского саммита стало обсуждение реализации проекта нефтепровода из Басры в иорданский порт Акаба. По итогам встреч с президентом Ирака Б.Салехом и главой правительства А А.Махди стороны заявли о намерении укреплять связи между двумя соседними государствами в сфере безопасности и активизировать совместную борьбу с терроризмом.

24 февраля премьер-министр Ирака А.А.Махди провел телефонный разговор с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом. Последний отметил, что КСА поддерживает «долговременную безопасность и процветание Ирака». Со своей стороны, А.А.Махди подчеркнул, что приветствует «непрерывное развитие отношений между двумя странами и их народами».

Франция предоставит кредит в 1 млрд евро на восстановление Ирака. Об этом сообщил глава французского внешнеполитического ведомства Ж.-И. Ле Дриан в ходе своего визита в Ирак в январе 2019 года. Ле Дриан провел встречу с иракским коллегой М. А. аль-Хакимом. По ее итогам было отмечено, что Франция продолжит сотрудничать с Ираком в борьбе с терроризмом, и будет поддерживать восстановление этой страны. М.А.аль-Хаким отметил, что Ирак позитивно оценивает поддержку Франции в антитеррористической борьбе Ирака. Стороны обсудили ситуацию в Сирии и вывод американских войск из этой страны, а также обменялись мнениями по вопросам укрепления культурных связей и сотрудничества в образовательной сфере. Французский министр был принят президентом Ирака Б.Салехом и премьер-министром А.А.Махди.

Король Испании Филипп VI прибыл 30 января в Ирак, где встретился с личным составом испанских сил специального назначения, размещенных в этой стране. Кроме того, король встретился с президентом Ирака Б.Салехом. Было заявлено, что Испания готова принять участие в восстановлении Ирака после победы над «Исламским государством».

По информации СМИ, в последние месяцы Израиль негласно посетили три делегации из Ирака. В общей сложности в Израиле побывали 15 человек, «имеющих большое влияние на умонастроения соотечественников», в том числе, духовные лидеры суннитов и шиитов, представители курдской автономии. Иракцы встречались с официальными лицами, а также совершили ознакомительные поездки по Израилю. Для них были организованы экскурсия в музей «Яд ва-Шем» (Мемориальный комплекс истории Холокоста в Иерусалиме), встречи с университетской профессурой, учеными и активистами объединений выходцев из Ирака. Эти визиты не афишировались. Сообщается, что иракский парламент проведет расследование сообщений о том, что группа бывших и нынешних законодателей Ирака посетила Израиль в прошлом году. Было заявлено: «Мы привлечем этих людей к ответственности, они должны быть наказаны». Спикер парламента М.аль-Халбуси распорядился сформировать специальный комитет для изучения сообщений о тайных визитах иракских делегаций в Израиль, который Ирак официально не признает. В этот комитет войдут представители парламентских комитетов по безопасности, обороне и международным отношениям.

Активную внешнеполитическую деятельность проводит иракская курдская автономия.

Министр иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриан 5 января посетил Эрбиль, где «высоко оценил усилия Курдистана, его народа и сил пешмерга в защите миллионов временно перемещенных лиц и беженцев от ИГ».

9 января курдский лидер, глава правящей в автономии Демократической партии Курдистана Масуд Барзани принял в Эрбиле госсекретаря США М.Помпео. Глава американской дипломатии также провел встречи с премьер-министром курдской автономии Н.Барзани и руководителем Совета национальной безопасности Иракского Курдистана Масруром Барзани.

15 января Масуд Барзани принял главу МИД Ирана М.Д.Зарифа. Зариф «приветствовал инициативы Барзани по отношениям между Эрбилем и Багдадом, а также влияние курдского лидера на политический процесс в Ираке».

Король Иордании Абдалла II 27 января принял в Аммане Масуда Барзани, прибывшего по официальному приглашению монарха. В ходе встречи «стороны подчеркнули важность двусторонних связей между Курдистаном и Иорданией, и выразили надежду на их дальнейшее укрепление».

Министр иностранных дел России С.Лавров заявил 16 января: «Права национальных меньшинств, каковыми являются курды и в Ираке, и в Сирии, должны обеспечиваться через диалог между ними и центральным правительством. Мы твердо выступаем за сохранение и уважение территориальной целостности всех государств этого региона. Нам важно избежать перекройки границ здесь». Одновременно Лавров выразил мнение, что курдское население ближневосточных государств осознает необходимость поиска компромиссов с правительствами стран их компактного проживания.

Таким образом, в январе 2019 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. Иракские политики все еще не в состоянии завершить процесс формирования нового правительства страны. Несмотря на разгром основных сил террористической группировки «Исламское государство», напряженной сохраняется ситуация в сфере безопасности, особенно в районе ирако-сирийской границы. Много нерешенных проблем остается в отношениях между центральным правительством Ирака и властями иракской курдской автономии.

52.88MB | MySQL:104 | 0,455sec