О показателях турецкого экспорта и о деятельности строительных подрядчиков страны в январе 2019 года

Турецкие экспортёры подводят итоги первого месяца наступившего 2019 года. При этом, принципиальным является отметить, что с января месяца этого года в Турецкой Республике вступила в действие новая методика расчета объема экспортных поставок – так называемая «Система общей торговли» или, в оригинале, Genel Ticaret Sistemi.

Отличием новой системы от действовавшей ранее является то, что теперь, при определении в официальной статистики общего объема поставок турецкой продукции за рубеж, помимо всего прочего, учитывается и торговля, осуществляемая в зонах свободной торговли, а также на таможенных складах. Ранее действовала система расчета, именуемая как «Специальная торговая система» или, по-турецки, Özel Ticaret Sistemi, очищенная от вышеупомянутых цифр – то есть, бравшая за основу пересечение товаром таможенной границы.

Иными словами, получается, что новая система обеспечивает более широкую перспективу для анализа внешнеторговой деятельности страны.

Итак, в рамках новой системы расчета, получилось, что объем турецкого экспорта в январе 2019 года составил 13,904 млрд долл. США. С другой стороны, расчет в рамках ранее действовавшей системы приводит к цифре на 733 млн долл. меньше – около 13,171 млрд долл. Обнародуя эти цифры, министр торговли Рухсар Пекджан и глава ведущего внешнеторгового объединения страны – Меджлиса турецких экспортеров или, в турецкой аббревиатуре, TIM – Исмаил Гюлле отметили, что теперь официально озвучиваться будут обе цифры – по старой и по новой системам учета, как в плане турецкого экспорта, так и импорта зарубежной продукции.

Как отметила Р.Пекджан: «На протяжении ряда лет в нашей стране, в обнародуемой статистике мы не учитываем часть экспорта, произведенного и поставленного за рубеж нашими рабочими и нашими инженерами, в пределах наших границ. Примером этого является то, что в 2018 году наш экспорт в 2018 году из свободных зон составил 8,1 млрд долл. В 2018 году чистый объем экспорта, который не был учтён, составляет 5,6 млрд долл.».

Оценивая теперь экспорт в рамках новой системы, в январе 2019 года главой министерства Р.Пекджан был отмечен рост внешнеторговых поставок турецкой продукции на 6,33%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В свою очередь, импортные поставки снизились на 26,87% и составили 16 млрд долл. Таким образом, дефицит внешней торговли уменьшился на 74,55% и составил 2 млрд 317 млн долларов.

С другой стороны, если производить расчеты в рамках старой системы, то экспорт вырос на 5,93% и достиг 13 млрд 171 млн долларов. Импорт же снизился на 27,01% и упал до 15 млрд 709 млн долларов. Таким образом, получается, что в рамках старой системы учёта и дефицит внешней торговли Турции – несколько выше, чем по новой системе: 2 млрд 538 млн долл.

Разумеется, для Турции, как для страны с устойчивым отрицательным сальдо внешней торговли, особенно важным является постоянный мониторинг отношения экспорта страны к её импорту. Вот, что по этому поводу заметила министр торговли Р.Пекджан: «Согласно (старой – И.С.) системе специальной торговли, соотношение (экспорт к импорту – И.С.) увеличилось с 57,77% до 83,85%. В рамках (новой – И.С.) системы общей торговли, соотношение экспорта к импорту выросло с 59% (точнее, с 58,96% — И.С.) до 85,72%».

При этом, если такие отрасли, как текстильная промышленность и пошив готовой одежды, переживают определенный спад, а автомобильная индустрия страны – замедлилась, то, по темпам своего роста, на первый план вышли две категории товаров. Первая из них – это ювелирная продукция, темпы роста экспорта которой, по сравнению с январем прошлого года, составили 93,8%, что в абсолютном выражении исчисляется в 274,5 млн долл. Второй отраслью, переживающей очевидный подъем, является оборонно-промышленный комплекс страны. Объем экспортных поставок турецкой продукции в нем вырос на 64,4% и достиг 175 млн долл.

Отдельного внимания заслуживают места назначения, т. Е. страны-потребители этих видов турецкой продукции. Наблюдается некоторая стагнация в плане поставок турецкой ювелирной продукции в Гонконг, а также в Великобританию. Зато, с другой стороны, существенно вырос экспорт в Китай. С точки зрения закупок турецкой продукции ВПК, обращает на себя внимание то третье место, которое заняла Турция среди ведущих партнёров для Иордании.

Традиционно сильной экспортной индустрией Турции является металлургия. Экспортные позиции Турции усилились в таких странах, как Марокко и Алжир.

Для поставщиков изделий из кожи, лидирующим рынком, впрочем, достаточно предсказуемо, по-прежнему, является Россия.

В плане поставок продукции судостроения, перспективным потребителем для Турции постепенно становится такая страна, как Норвегия – норвежцы начали закупки турецких рыболовных кораблей.

Любопытным является заметный рост поставок турецкой продукции на Маршалловы острова и в Японию.

Как отметил глава Меджлиса турецких экспортёров И.Гюлле, в январе 2019 года турецкая продукция была поставлена в 219 стран мира, из которых экспорт увеличился в направлении 126 стран, а в 104 странах он достиг двухзначных темпов роста.

Теперь, дополним изложенное выше некоторыми цифрами – в частности, обращающими на себя внимание показателями роста поставок отдельных категорий турецкой продукции в ряд стран.

Металлургия: Великобритания – темпы роста 94,9% (здесь и далее: темпы роста, если не отмечено особо как «спад» — И.С.), Алжир – 283,8%, Марокко – 359,0%, Италия – 108,1%.

Судостроение и яхтостроение: США – рост 9741,5%, Япония – 4448436,6% (то есть, увеличение практически с нуля – И.С.), Мальта – 40594,8%, Маршалловы острова – 176888,3%, Норвегия – 89,5%.

Изделия химической промышленности: Франция – спад на 44,8%, Испания – рост на 27,4%, Украина – 102,2%.

Машиностроение: США – рост на 43,8%.

Ювелирная промышленность: США – рост на 93,0%, Великобритания – 4679,7%, Китай – 56244,0%, Гонконг – 105,9%.

Автомобильная промышленность: США – спад на 49,4%, Франция – спад на 5,41%.

Оборонно-промышленный комплекс: Иордания – рост на 2429327,7% (то есть, увеличение практически с нуля), США – 40,8%.

Кожевенная промышленность: Россия – спад на 42,5%.

В плане экспортной политики Турции, следует отметить те нестандартные шаги, которые начали предпринимать турецкие экспортёры для ещё большего развития в стране культуры внешнеторговой деятельности. Так, Меджлис турецких экспортёров запустил кампанию, направленную на поклонников главного вида спорта страны – футбола. В течение одной недели, все команды высшей лиги будут выходить со слоганами «Турция будет расти (в контексте: развиваться – И.С.) вместе с экспортом».

Как заметил глава TIM Исмаил Гюлле: «Мы начали подобную кампанию для того, чтобы культура экспорта достигла всех слоев нашего общества. В нашей стране миллионы граждан пристально следят за футболом. В том случае, если наше молодое поколение будет должным образом направлено и поддержано – это станет нашим самым большим конкурентным преимуществом, как в спорте, так и в очень многих сферах. Этот большой потенциал , эта существующая любовь к спорту, это развитие спорта в Турции, придает большой смелости нам и в плане экспорта». Продолжаем цитировать: «Мы верим в том, что ключом к благосостоянию турецких людей является экспорт. Теперь нашей целью является не только Турция, бьющая рекорды в сфере экспорта, но и Турция с положительным сальдо внешней торговли. Мы говорим: «Турция будет расти вместе с экспортом» и для этого мы работаем изо всех сил».

В результате, 2019 год был объявлен в Турции годом «Устойчивого экспорта и инновационности». При этом запущен целый ряд проектов, направленных на поддержку местных экспортёров и развития внешнеторговой культуры. Помимо уже упомянутого выше, инициированы такие проекты, как «Первый шаг» (для начинающих экспортёров – И.С.), «Ноль отходов» (ресурсосбережение – И.с.) и «Программирование игр». Касательно последнего, отметим, что Турция сделала заметную ставку на развитие в стране отрасли игрового программного обеспечения – это одна из быстро развивающихся статей турецкого экспорта.

Вот как эту ситуацию прокомментировала министр торговли Турции Р.Пекджан: «Объем глобального рынка игр в 2018 году составил приблизительно 138 млрд долл. Как ожидается, в 2021 году он составит 180 миллиардов долларов. Эта обращающая на себя внимание статистика показывает нынешнее положение отрасли, её потенциал и то, насколько последний может быть высоким. В условиях быстрой цифровизации мира, наша страна шагает в ногу со временем и демонстрирует быстрые темпы роста нашего сектора программирования игр. Игровой рынок в нашей стране достиг 750 миллионов долларов. Быстрый рост местного рынка игр вносит большую лепту в развитие в этой сфере экосистемы и её развитию».

Целью страны в этой сфере является получить заметный «кусок пирога» в мировом рынке игрового программного обеспечения уже к 2021 году (рынок, как указано выше, должен вырасти до 180 млрд долл. – И.С.).

Соответственно, на это направлен целый комплекс мер поддержки турецких производителей программного обеспечения. При этом принимается в расчет ряд преимуществ этой индустрии, по сравнению с «классическими». В их числе: быстрое внедрение инновационных решений, практически полное отсутствие расходов на логистику, а также – высокая добавленная стоимость. За последние 2 года экспорт турецкого игрового ПО за рубеж вырос приблизительно на 100%, то есть вдвое. Цитируем министра торговли Р.Пекджан: «Экспорт отрасли цифровых игр в 2016 году был 500 млн долларов. Сегодня (то есть, по итогам 2018 года – И.С.) он составил 1 млрд 50 млн долларов. Но наши цели – ещё выше».

Так что, Министерство торговли Турции объявило о следующих мерах поддержки отрасли: в сфере рекламы, продвижения и маркетинга, в сфере регистрации бренда, в сфере поиска партнеров, проведения исследований, оказания консультационных услуг, а также участия в выставках.

Цитируем министра: «Наряду со всеми этими мерами поддержки, я хочу подчеркнуть, что анализируя потребности отрасли цифровых игр, мы внедряем элементы содействия, нацеленные именно на этот рынок. В заключение, хочу сообщить, что мы внедрили систему TURQUALITY, которая на протяжении долгих лет применялась для товаров (турецкого производства – И.С.), теперь и для рынка цифровых игр. Теперь мы хотим видеть себя в качестве мирового бренда. Да, есть марки, но мы хотим, чтобы имена наших цифровых брендов помнились наизусть».

От инновационных отраслей экономики переходим к более традиционному строительно-подрядному сектору. Объем жилищного строительства внутри страны сдерживается снизившейся покупательной способностью населения и заметным ростом цен, а реализация крупных инфраструктурных проектов на основе моделей государственно-частного партнёрства – перекредитованностью частного бизнеса, которому становится все труднее и труднее «поднимать» крупные инвестиции. Даже в условиях, когда государство идет на предоставление компаниям государственных гарантий на минимальный порог оплаты предоставляемых услуг (будь то выработка электроэнергии или проезд грузового и автотранспорта по платной дороге или мосту). В подобной ситуации растет роль зарубежных рынков, где речь, в массе своей, идет не об инвестициях, а просто о реализации подрядных работ за «валютную выручку».

В перечне иностранных партнёров Турции особое место традиционно занимает Ливия – именно с этого рынка в 1972 году началась зарубежная деятельность, можно даже сказать «экспансия», турецких строителей. Вплоть до настоящего времени турецкими строителями в Ливии было реализовано проектов на общую сумму в 29 млрд долл. Свержение М.Каддафи привело к практически полному сворачиванию деятельности турецких строителей в Ливии. Более того, оно сопровождалось случаями похищения турецких инженеров и рабочих, многих из которых до сих пор не удается обнаружить и вернуть домой.

Конец января – начало февраля месяца с.г. ознаменовались важным событием для турецких строителей в Ливии: на основе решения Министерства планирования Ливии была сформирована совместная ливийско-турецкая рабочая группа с тем, чтобы а) обеспечить завершение строительства турками тех объектов, которые «встали» в результате гражданской войны, на сумму около 19 млрд долл., б) обеспечить выплату турецким строителям всей причитающейся им задолженности.

Отметим, что, в результате остановки проектов, турецкие строители, помимо невыплат в их пользу, понесли и значительные прямые и косвенные убытки – эвакуация площадок (строительная техника, люди, строительная площадка и жилые поселки), расходы на обслуживание ранее выданных банковских гарантий (возврат аванса и гарантия должного исполнения), а также аккредитивов, расходы на обеспечение безопасности, расходы по инициированным генеральным подрядчиком субподрядным сделкам и многое другое, включая недополученную выгоду, что в итоге образует в строке «баланс» значительную сумму.

Другой вопрос, что любая сделка, в принципе, предусматривает возможность возникновения событий непреодолимой силы или «форс-мажоров», в число которых в 100% случаев включаются различные военные события (война, волнения, столкновения и проч.). Последнее открывает поле для юридических дискуссий, когда вновь встречаются заказчик и его подрядчик с целью возобновления работ или же их окончательного закрытия.

На этом фоне, в начале февраля месяца Турцию посетил министр планирования Правительства национального согласия Тахир аль-Хади аль-Джухейми. По итогам его переговоров в Анкаре, в частности, с министром торговли Рухсар Пекджан, была сформирована так называемая «Совместная турецко-ливийская рабочая группа по строительно-подрядным работам», призванная «разгрести завалы» по тем проектам, которые из-за гражданской войны в Ливии оказались замороженными.

Р.Пекджан в своем выступлении подчеркнула ту особую роль, которую традиционно играет для Турции строительно-подрядный рынок Ливии. Как она напомнила, в 2018 году объем турецко-ливийской взаимной торговли, по сравнению с 2017 годом, вырос на 65,3%. В абсолютном выражении товарооборот между Турцией и Ливией в 2018 году достиг 1,9 млрд долл. Р.Пекджан напомнила, что «негативные процессы», начавшиеся в Ливии в 2011 году, по-прежнему, продолжаются, особенно плохо отразившись на строительно-подрядных работах, как на важнейшем элементе торгово-экономических отношений между двумя странами.

В свою очередь, как отметил Тахир аль-Хади аль-Джухейми, Правительством национального согласия Ливии подготовлен всеобъемлющий план, касающийся восстановления инфраструктуры страны. Он подчеркнул, что турецкие строительные подрядчики, как и в прошлом, должны стать важной частью этого плана. Также он подтвердил наличие с турецкой стороной единства мнений в том, что касается необходимости устранения тех проблем, которые возникли из-за печальных событий в стране, через диалог между подрядчиками и их заказчиками.

На упомянутой встрече присутствовали все главные участники процесса: кроме указанных выше представителей министерств, члены Комитета по внешнеэкономическим связям (ДЕИК) Турции, Турецко-Ливийского делового совета, Турецкого банковского союза, Союза турецких строительных подрядчиков, Союза подрядчиков, работающих в Ливии. А также, наряду с ними, — представители ливийских заказчиков объектов жилищной, транспортной и промышленной инфраструктуры, Счетной палаты Ливии, Комитета по развитию административных центров и т.д.

Итак, подводим черту. Главными событиями января месяца 2019 года в турецкой внешнеторговой деятельности стал переход к новой системе статистического учета, что позволяет держать в поле зрения и учитывать более широкий объем сделок, а также наметившееся урегулирование отношений между Турцией и Ливией в сфере строительных подрядов. В последнее время, неизменно, обращает на себя внимание рост количества и объема сделок турецких производителей с зарубежными заказчиками в сфере ОПК.

52.54MB | MySQL:104 | 0,381sec