О причинах активизации террористической деятельности в Нигерии

Боевики экстремистской группировки «Боко харам» убили по меньшей мере 60 человек в ходе нападения на город Ранн на северо-востоке Нигерии 28 января. Об этом сообщило в пятницу 1 февраля агентство Рейтер со ссылкой на заявление базирующейся в Лондоне организации Amnesty International («Международная амнистия»). «Свидетели сказали нам, что нигерийские солдаты покинули свои посты за день до этого нападения», — приводит агентство слова главы представительства Amnesty International в Нигерии Осаи Оджиго. Он назвал «полным провалом» действия властей по обеспечению защиты местного населения от атак боевиков. Ранн, находящийся в 175 км к северу от города Майдугури (административного центра штата Борно) был изначально занят боевиками группировки 14 января. Уже на следующий день правительственные войска, казалось, сумели вернуть контроль над ним. Однако «Боко харам» предприняла новую атаку на город. На состоявшемся 29 января брифинге в Женеве официальный представитель Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев Бабар Балох сообщил, что в минувшие выходные дни из Ранна бежали в Камерун около 30 тыс. нигерийцев. За день до этих событий боевики радикальной группировки «Боко харам» атаковали две базы правительственной армии Нигерии на северо-востоке страны, близ границы с Камеруном. Нападению подверглась база в населенном пункте Пулка (район Гуоза). После непродолжительного боя экстремисты были вынуждены отступить. Другой вооруженный отряд «Боко харам» атаковал армейскую базу в деревне Логомани (около города Гамбору). В результате столкновений ранения получили шестеро военнослужащих. Наблюдатели отмечают резкий рост числа нападений боевиков на позиции силовиков. Ранее на текущей неделе группировка «Боко харам» атаковала сразу три базы правительственной армии Нигерии на северо-востоке страны — в районе населенного пункта Банки (штат Борно, близ границы с Камеруном), а также в городках Гайдам (штат Йобе) и Аджири (штат Борно). В результате боевикам удалось захватить оружие силовиков и убить несколько военнослужащих. 5 февраля боевики радикальной группировки «Боко харам» убили шесть человек в ходе серии атак на северо-востоке Нигерии.  Экстремисты совершили вооруженные вылазки в деревнях Шува и Киршина (район Мадагали в штате Адамава), где их жертвами стали три мирных жителя. Боевики похитили транспортные средства, а также сожгли торговые лавки, магазины и жилые здания. Кроме того, сторонники «Боко харам» убили трех пастухов на окраине города Майдугури (штат Борно). Группировка «Боко харам» («Западное образование – грех» в переводе с языка хауса) действует на севере и северо-востоке Нигерии. Ее боевики также совершают нападения на территориях соседних стран: Нигера, Камеруна и Чада. С 2009 года боевики «Боко харам» в странах бассейна озера Чад убили более 27 тыс. человек, около 2,6 млн человек стали беженцами и перемещенными лицами. Свыше 11 млн нигерийцев в зоне конфликта нуждаются в срочной гуманитарной помощи. В марте 2015 года группировка присягнула на верность террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ).
В этой связи отметим, что такую вспышку насилия со стороны «Боко харам» надо напрямую связывать с предстоящими 16 февраля президентскими выборами. По прогнозам американских разведывательных ведомств, внутриполитическая борьба в мусульманской элите накануне этих выборов в Нигерии создает оптимальные условия для активизации региональных и межконфессиональных конфликтов. Северо-восточный регион страны столкнется с ростом насилия со стороны сторонников «Исламского государства», в то время как мирное соглашение, которое ранее сохраняло спокойствие в конфликте в районе дельты Нигера, также подвергается серьезным испытанием. Хотя попытки экспансии джихадистов могут представлять угрозу безопасности в Абудже и Лагосе, наибольшую опасность для дестабилизации ситуации представляет протесты и политические волнения после выборов. При этом надо особо отметить, что речь в данном случае не идет о межконфессиональных беспорядках по линии мусульманский Север — христианский Юг, а исключительно о борьбе внутри мусульманской элиты. В предстоящее воскресенье президент Нигерии мусульманин Мухаммаду Бухари будет конкурировать с претендентом и также мусульманином Атику Абубакаром. Религиозный раскол между преимущественно мусульманским севером Нигерии и преимущественно христианским югом является одним из старейших и наиболее значительных конфликтов в стране. В последние десятилетия нигерийские лидеры избегали серьезных конфликтов, заключая неофициальное соглашение о смене президента каждые два срока (или каждые восемь лет). В соответствии с этим соглашением президентство по-прежнему будет принадлежать северу (то есть, мусульманам) в течение следующих четырех лет. И действительно, оба кандидата в президенты сейчас уроженцы Севера. В этой связи отметим, что на сегодня основной проблемой в между Севером и Югом является отстранение от должности представителя Юга и уже бывшего верховного судьи страны Уолтера Оногена. Ему были предъявлены обвинения во многих коррупционных преступлениях, хотя многие южные нигерийцы-христиане восприняли этот инцидент, как попытку правительства усилить свое влияние на национальную политику. Это событие уже привело к  демонстрациям в Абудже и на юге страны. Дата суда Оногена — всего за три дня до президентских выборов. И хотя судебный процесс над ним напрямую не связан с выборами, его сроки — в сочетании с оттенками региональных разногласий — могут вызвать больше протестов, которые перекроются с выборами, усугубляя политические беспорядки. При этом эту опасность понимают даже в ООН. Спецдокладчик ООН по вопросу независимости судей и адвокатов Диего Гарсиа-Саян усмотрел нарушение международных стандартов в области прав человека в отстранении от должности президентом Нигерии верховного судьи этой страны Уолтера Онногена. В распространенном в Женеве в понедельник 11 февраля заявлении он напомнил, что судьи могут быть смещены со своего поста только независимым полномочным органом или по решению суда. «Согласно международным стандартам, судьи могут быть смещены только при наличии серьезных оснований, связанных с должностным преступлением или некомпетентностью, — отметил Гарсиа-Саян. — Любое решение о приостановке полномочий судьи или его смещении должно быть справедливым и должно быть принято независимой властной структурой, такой как судебный совет или суд». Отстранение судей в отсутствие такой процедуры, а также в отсутствие судебной защиты при обжаловании решения о смещении, подчеркнул спецдокладчик, не соответствует принципу независимости судебной системы. Как напомнил Гарсиа-Саян, Уолтер Онноген был отстранен от исполнения обязанностей 25 января и замещен Ибрагимом Танко Мухаммадом (мусульманином). При этом, по словам спецдокладчика, президент Нигерии Мухаммаду Бухари заявил, что действует в соответствии с постановлением трибунала, учрежденного в рамках Конституции для рассмотрения вопросов о предполагаемых нарушениях, допущенных официальными лицами государства. Вместе с тем, отметил Гарсиа-Саян, четыре нигерийских судебных инстанции, включая Апелляционный суд и Национальный индустриальный суд, уже приняли постановление о приостановке процедур трибунала. По имеющимся у спецдокладчика ООН сведениям, «один из старших адвокатов, защищающих верховного судью, был арестован в прошлую среду службами безопасности», а некоторые из судей, занимающихся этим делом, «»подверглись серьезным угрозам».
Еще одной проблемой, которая связана напрямую с межконфессиональной напряженностью является сохраняющаяся угроза национальной нефтедобыче в дельте Нигера. На долю нефти приходится около 9% процентов валового внутреннего продукта (ВВП) и 85%  экспорта, она является самым ценным природным ресурсом Нигерии. Тем не менее, он также географически сосредоточен в дельте реки Нигер на юге Нигерии, что дает горстке южных штатов несоразмерный уровень влияния на экономику страны и во время разногласий по поводу контроля над нефтяными доходами. За последнее десятилетие воинствующие группировки на юге в основном вымогали как у иностранных нефтяных компаний, так и у нигерийского правительства большую долю нефтяных богатств, используя нападения на нефтяные установки и персонал. Теракты в 2009 и 2016 годах, в частности, вывели из добычи сотни тысяч баррелей в сутки — угрожая не только доходам иностранных нефтяных компаний и местных властей, но и жизни персонала. Лабиринт ручьев, образующих Дельту, и отсутствие инфраструктуры делают операции по обеспечению безопасности в регионе дорогостоящими и неэффективными. Ландшафт также благоприятствует партизанской войне, а разросшиеся сети трубопроводов и насосных станций, как известно, трудно защитить. С 2016 года политика нынешнего правительства Нигерии, направленная на то, чтобы либо откупиться от прошлых лидеров боевиков, либо нанять их для обеспечения нефтяной промышленности в регионе дельты, в значительной степени поддерживала стабильный поток нефти (и доходов). И в результате район оказался относительно спокойным. Но эта стратегия вряд ли сможет обеспечить решение в течение длительного времени, поскольку появляются признаки того, что в дельте Нигера активизируются новые боевики. В январе группа под названием «Семь братьев Колуама» взяла на себя ответственность за незначительное нападение на трубопровод. И хотя нападение представляется единичным инцидентом, переходный период после выборов все еще может привести к росту активности боевиков в этом регионе. Таким образом, нефтяная промышленность остается точкой давления, которую южане могут использовать, если они будут оспаривать результаты выборов — или, что более вероятно, в рамках обструкции решений суда над отстраненным главным судьей Уолтером Оногеном. После выборов любые попытки изменить нынешний неофициальный политический механизм поддержания мира также могут спровоцировать возобновление нападений на нефтяную инфраструктуру и персонал. Но опять же эта тему нельзя относить к теме экспансии ИГ.
Применительно к ней надо говорить исключительно о событиях в северо-восточном регионе Нигерии, где действует «Исламское государство Западноафриканской провинции» (ISWAP). Ранее известное как «Боко Харам», в настоящее время представлены двумя фракциями: группировка Аль-Барнауи, которая продолжает совершать резонансные нападения на военных и силы безопасности, и группировка Шекау, которая больше сосредотачивается на «мягких» целях, включая похищение иностранцев в рамках получения выкупа. На сегодня ISWAP весьма заинтересовано в том, чтобы распространить зону своих действий за границы северо-востока (штаты Йобе, Борно и Адамава Гомбе) на столицу Нигерии Абуджу. Абуджа была довольно регулярной целью нападений ISWAP с 2011 по 2015 год, включая нападения на здание ООН, торговые центры и транспортные узлы. Но с тех пор нигерийская джихадистская организация раскололось, что вкупе с действиями силового блока страны серьезно лимитировала ее возможности для такой экспансии. К тому ISWAP не имеет серьезной базы поддержки среди населения за пределами этих штатов, что говорит о том, что сама природа этой группировки моноэтническая по сути. В этой связи любые движения крупных отрядов джихадистов за пределы этой зоны легко выявляются в рамках предоперационного наблюдения и мониторинга. Этот момент делает реально широкомасштабный рейд исламистов в центр страны маловероятной опцией. Однако желание исламистов атаковать более заметные цели за пределами Северо-Востока, прежде всего в Абудже и Лагосе, сохраняется. По оценкам американцев, предстоящие выборы дают ISWAP возможность нанести политический ущерб действующему президенту, оно в данном случае совершенно осознанно играет на интерес его конкурента на предстоящих выборах. Тот факт, что атаки ISWAP продолжаются — несмотря на заявления нигерийских военных о том, что группа потерпела военное поражение — является личной политической ответственностью для Бухари, и это останется для него основным риском с точки зрения поддержки электората. Сейчас даже скромного нападения исламистов на Абуджу будет достаточно для резкого снижения рейтинга Бухари.
Наконец, в большинстве случаев самым смертоносным конфликтом в стране является не ИГ или борьба за нефть, а сочетание насилия и земельных споров между преимущественно мусульманскими скотоводами и христианскими фермерами в Центральной Нигерии. Хотя столкновения между противоборствующими сторонами являются более географически изолированными и менее угрожающими национальной безопасности, чем действия боевиков «Дельты Нигера», сторонников «Исламского государства», в результате такого рода конфликтов погибает больше людей, чем в рамках борьбы с исламистами.

52.53MB | MySQL:104 | 0,311sec