О деятельности ЧВК в Сирии

В связи с событиями в Сирии и ЦАР западные источники много говорят об участии в этих событиях российской ЧВК «Вагнер», но при этом за скобками остается участие в этих событиях иных частных военных компаний, многие из которых тесно аффилированны с Ираном или местными сирийскими крупными бизнесменами. При этом использование в ходе локального конфликта именно ЧВК является одним из ключевых аспектов развития и формирования оперативной обстановки в Сирии, что объективно связано с фактом кланово-племенного устройства страны и желания некоторых зарубежных спонсоров Дамаска в ряде случаев не использовать регулярные силы. В этой связи следует обратить внимание на тот факт, что важность этого аспекта и его последующее развитие по мере изменения обстановки в рамках расширения зоны своего контроля вынудило Дамаск очень оперативно принимать соответствующую законодательную базу с целью расширения компетенций местных охранных структур. До мая 2013 года задачи и деятельность частных военных компаний в Сирии были в основном ограничены обеспечением безопасности торговых центров, банков и публичных общественных мероприятий. По мере расширения контроля правительственных сил над сирийской территорией возникла насущная потребность в преодолении дефицита личного состава армейских подразделений, которые были бы задействованы на охране внутренней инфраструктуры и логистических путей. Ранее, 5 августа 2013 года сирийским правительством был принят Законодательный  декрет № 55 «О лицензиях для частных военных и охранных компаний», который ввел новые правила регулирования деятельности ЧВК на сирийской территории. До принятия декрета № 55 число охранных компаний в стране было очень ограничено в силу сильной лимитирванности их компетенций. При этом основные международные союзники сирийского режима (Иран и Россия) в рамках использования ЧВК нашли оптимальный алгоритм для усиления и сохранения своего влияния в Сирии. В частности, Иран использовал частные охранные компании для установления иранского присутствия и влияния в чувствительных для себя районах Сирии, при этом формально дистанцируясь от своего государственного участия в этих проектах путем регистраций этих фирм как субъектов внутреннего сирийского права. То есть, регистрируя их исключительно на граждан Сирии. В прошлом Иран использовал в основном эти охранные компании для поддержания своего присутствия на стратегическом (Багдад-Дамаск) шоссе в Восточной пустыне Сирии для охраны колонн с шиитскими паломниками. Теперь эти функции серьезно расширились в пользу тылового обеспечения регулярных сил и контроля над освобожденными территориями. Россия с самого начала использовала частные военные компании для легализации некоторых местных боевиков из числа примирившихся оппозиционеров, что было вызвано прежде всего нехваткой живой силы в сирийской регулярной армии. После примирения некоторых бывших группировок Свободной сирийской армии (ССА) с сирийскими властями возник закономерный вопрос о формах и алгоритмах их инкорпорации в правительственные вооруженные силы. При этом часть этих сил влилась в создаваемый при кураторстве России 5-й корпус, что сразу же вызвало проблемы его коммуникации с остальными частями сирийской армии (в частности, с 4-й дивизией, которой командует брат президента Махер Асад): они отказывались воевать вместе с недавними противниками, тем более что значительная часть их была дезертирами из сирийской армии. Это обстоятельство подтолкнуло российских военных использовать инструменты ЧВК (такие, как «Охотники за ИГ»), для мобилизации и охвата рекрутов преимущественно из экс-ССА. В Сирии сейчас много частных охранных компаний. Эти компании предоставляют специальные услуги практически всем, кто нуждается в услугах в области безопасности. При этом некоторые из этих компаний предоставляют услуги, которые не подпадают под категорию «обеспечение безопасности» и вместо этого больше похожи на частные военные компании, которые используются сирийским правительством исключительно в формате прямых военных действий или диверсионных операций. Как, например, те же «Охотники за ИГ», которые воюют против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Сирийской пустыне. При этом остается значительный сегмент охранных фирм, которые финансируются местными бизнесменами и используются исключительно для охраны банков и торговых центров, а иногда и музыкальных концертов. Начиная с начала 2017 года стали появляться новые ЧВК с более широким спектром предоставляемых услуг, что стало возможным в том числе и благодаря введению в практику основных положений декрета № 55. По ряду оценок, около 65% всех сирийских ЧВК и охранных фирм были образованы именно после принятия этого законодательного акта. В этой связи есть смысл остановится на его основных положениях. В качестве учреждений, которые обязаны курировать исполнение декрета, являются Министерство внутренних дел и Управление национальной безопасности. Компании, которые подпадают под действие этого закона, должны предоставлять услуги в области охраны объектов, личной охраны и инкассации. Для получения лицензии частное охранное предприятие должно соответствовать следующим условиям:
— полностью принадлежать лицам, имеющим гражданство САР.
— иметь уставной капитал не менее 50 млн сирийских фунтов (SP).
— штаб-квартира компании должна находиться в районе проведения ее операций.
— компаний должна быть зарегистрирована в Коммерческом регистре САР.
Кроме того, владельцы, партнеры и руководство компании обязаны:
— иметь гражданство САР по крайней мере пять лет.
— быть не моложе 35 лет.
— иметь аттестат о среднем образовании, как минимум.
— не иметь никаких записей о принудительном увольнении с государственной службы.
Частные охранные компании подразделяются на три категории:
1-я категория: компании, которые имеют 801 охранников и выше.
2-й категории: компании, которые имеют между 501-800 охранников.
3 категории: компании, которые имеют между 300-500 охранников.
Самыми большими и влиятельными частными охранными компании Сирии на сегодня являются следующие структуры.
«Компания профессионалов» (основана 29 апреля 2012 в Дамаске; по оценке экспертов является «независимой» с точки зрения влияния на нее иностранных игроков и принадлежит местным бизнесменам). Компания Shоrouk (основана 12 ноября 2012 года в Дамаске; независимая). Компания «Аль-Хусун» (основана 23 марта 2013 года в Латакии; независимая); Qasioun (основана 28 октября 2013 в Дамаске; Иран); СРК (основана 27 ноября 2013 в Дамаске; Иран); «Аль-Ватания» (основана 28 марта 2016 года в Дамаске, Иран); «Охотники за ИГ» (основана 16 марта 2017 года в Хаме, Россия); «Аль-Калаа» (основана 10 октября 2017 года в Дамаске, Иран); Al-Areen (основана 19 октября 2017 года в Дамаске, Россия); «Санад» (основана 22 октября 2017 года в Маске, Россия); «Фаджр» (основана 2 января 2018 года в Алеппо, Иран); Alpha (основана 15 февраля 2018 года в Алеппо, Иран); Al-Hares (основана 8 мая 2018 года в Дамаске, Иран). При этом надо отметить, что по оценкам турецких экспертов из аналитического центра OMRAN, аффилированных с Россией частных структур насчитывается примерно 23% от всего числа таких зарегистрированных компаний, с Ираном – 35%; «независимых» — 18%, и еще 23% относится к фирмам, которые получили лицензию, но большой активности не проявляют. То есть имеют функции охраны в интересах конкретных бизнес-структур и локализованы по месту.

Ниже дадим краткую характеристику крупнейших из этих структур, если исходить из количества сотрудников и качества амуниции, которая включает в том числе легкие артиллерийские системы, минометы и броневики.
1. Shorouk. Была создана при активном участии отставных сотрудников государственной безопасности. Ее охранники сыграли важную роль в подавлении многих демонстраций в Дамаске. При этом компания сохранила свою независимость, несмотря на то, что Иран сделал несколько коммерческих предложений членам Cовета директоров компании в рамках завоевания их лояльности. Штаб-квартира компании находится в здании администрации округа Аль-Захра в Дамаске. Члены Совета директоров: генерал в отставке Гамаль эль-Дин Хабиб; бригадир в отставке Рагеб Хамдун; полковник в отставке Али Юнис. Все эти фигуры тесно связаны с двумя крупными сирийским бизнесменами, которые входят в ближний круг Б.Асада, Хафезом Махлюфом и Ясиром Кашлаком. Все они активно участвовали в подавлении восстания «Братьев-мусульман» в Хаме в 1982 году. Наиболее авторитетным в фирме является Али Юнис, который был одной из самой влиятельной фигур в структуре государственной безопасности до ухода на пенсию. Основные контракты фирмы в 2017/2018 гг.: охрана рынков Аль-Хаир и Эйн Тарма; ночные клубы в Дамаске: Баб Тума, Шам Сити, Кафр-Сюзе, Марка Куско; сеть ресторанов в Дамаске и Алеппо: «Лыжная Земля», «Деревня Шами»; цементный Завод Аль-Бадия и район Абу-Шаммат в Аль-Думайре. Компания имеет штат в более чем 2000 сотрудников, в том числе в структурах административной и кадровой безопасности. Все они носят специальную форму с логотипом компании. Сотрудникам выплачивается зарплата в соответствии с их конкретными задачами, при этом она колеблется от 1500 до 4000 сирийских фунтов в день.
2. «Охотники за ИГ» (аффилированна с Россией). Частная охранная компания, сформированная, финансируемая и тренируемая бывшими российскими военными в Латакии в рамках борьбы с ИГ в Сирии. Имеются данные, что непосредственное руководство структурой и обучением личного состава осуществляет российская ЧВК «Вагнер». Изначально главной задачей этой компании была защита освобожденных правительственными силами газовых и нефтяных месторождений в Западной Пальмире, а также складских арсеналов вместе с оружием вблизи военного аэродрома Т-4. Однако деятельность сотрудников компании очень быстро переросла в прямое участие в широкомасштабных боевых операциях. Среди них надо отметить освобождение города Пальмира, а затем пересечение Евфрата в рамках зачистки очистить от отрядов ИГ восточного берега. По некоторым данным, именно сотрудники этой структуры совместно с инструкторами из ЧВК «Вагнер» попытались в феврале прошлого года захватить несколько нефтяных месторождений на восточном берегу Евфрата, что было пресечено американской авиацией и артиллерией и вызвало настоящую информационную войну в СМИ. Министерство обороны России тогда заявило, что сирийские ополченцы попали в провинции Дейр-эз-Зор 7 февраля под обстрел коалиции из-за несогласованных с российскими военными действий. В результате инцидента были ранены 25 человек. Российских военнослужащих в том районе нет, уточнило тогда Минобороны. Отметим, все-таки, что говоря об отсутствии российских военнослужащих в этом районе, МО РФ имело ввиду военнослужащих Вооруженных сил РФ. Согласно имеющейся и косвенно подтверждаемой информации, в том инциденте неофициально присутствовала частная военная кампания, известная в СМИ как ЧВК «Вагнер», состоящая из граждан России и стран ближнего зарубежья. Уточним — только инструкторы, основные силы составляли сирийцы из структуры «Охотников за ИГ». Они собственно и понесли основных потери в результате огневого контакта с американцами (курдов они благополучно почти выбили с их позиций). Оперативно высказался по поводу инцидента и Пентагон: российских сил не было в районе, где 7 февраля 2018 г. якобы было совершено нападение на штаб «Сил демократической Сирии» (СДС), пользующихся поддержкой Вашингтона. Это сообщил тогдашний глава американского оборонного ведомства Джеймс Мэттис. Стенограмму его выступления распространило Министерство обороны США. Говоря о произошедшем, Мэттис снова отметил: «Россияне сказали нам, что с самого начала их сил там не было. Я думаю, что так и есть, но у нас нет полной ясности по поводу того, что делают там силы режима. Но, по крайней мере, сейчас там спокойно». В этой связи отметим, что очень сомневаемся, что сирийцы пошли на восточный берег Евфрата исключительно по своей инициативе и без уведомления об этом командования российских сил в Сирии. В данном случае, скорее всего, речь шла о разведке боем с точки зрения проверки решимости американцев охранять зоны своей ответственности. По сведениям эксперта Ш.Султанова, который имеет отношение к ЧВК, «существует некая договоренность между Россией и американцами по поводу различных зон влияния. И это более важно с точки зрения американцев, чем формальная конституция, законы, и так далее, в Сирийской Арабской Республике. Это главная причина, почему там произошло столкновение», — отметил Ш.Султанов, добавив, что американцы заявляют, что предупредили Москву, а Москва это отрицает. Это говорит о том, что тут случилась некая нестыковка. Рискнем опять же предположить, что эта была разведка боем, и мы остановились на этом моменте подробно для того, что проиллюстрировать тот факт, что роль местных ЧВК в зонах локальных конфликтов позволяет их зарубежным спонсорам формально дистанцироваться от их «самостоятельных действий», но при этом решать задачи, для которых по тем или иным политическим рискам нецелесообразно привлекать кадровых военных. В этой связи турецкие эксперты отмечают, что «Охотники за ИГ» на начальных этапах конфликта в Сирии служили, как неофициальный инструмент воздействия для российских военных в рамках вспомогательной силы правительственных сил, и управлялись напрямую, скорее всего, с авиабазы «Хмеймим». При этом ее единственной задачей тогда являлась борьба с отрядами ИГ. Эта роль изменилось после официальной регистрации компании в марте 2017 года в соответствии с декретом № 55. В 2018 году «Охотники за ИГ» стали больше походить на частное охранное предприятие, но они сохранили особые привилегии на использование тяжелой военной техники и артиллерии. После того как сирийские военные и их союзники захватили Пальмиру в 2017 году, компании «Охотники за ИГ» было поручено охранять объекты в городе, проводить зачистки городских кварталов и пригородов, мониторить ситуацию в окрестностях города, проводить операции по установлению контроля над местными газовыми месторождениями и охранять автодороги, такие как шоссе Хомс-Пальмира. Когда сирийские военные и их союзники сняли осаду с военного аэропорта Дейр-эз-Зор 10 сентября 2017 года, сотрудники компании были задействованы на зачистке территории вокруг него на восточном берегу Евфрата, примерно в 15 километрах к юго-востоку от города Дейр-эз-Зор. 17 ноября 2017 года сотрудники компании провели зачистку района Кейт к северу от города Дейр-эз- Зор и захватили там в плен порядка 250 боевиков ИГ.
В настоящее время основными задачами компании «Охотники за ИГ» являются: обеспечение безопасности трубопроводов в Восточном Хомсе, поддержание присутствия в лагере Аль-Талаа в Дейр-эз-Зоре правительственной администрации и обеспечение безопасности на всех контрольно-пропускных пунктах между сирийскими правительственными силами и СДС в провинции Дейр-эз-Зор. Последнее относительно активное участие сотрудников компании в прямых боевых действиях было во время боев за Восточную Гуту в 2018 году.
3. Компания по обеспечению безопасности «Аль-Калаа» (аффилированна с Ираном). Компания была создана 10 октября 2017 года и официально управляется сирийским бизнесменом Мухаммедом Дирки. В начале своей деятельности у компании был очень ограниченный объем работы. В феврале 2018 года группа сотрудников компании, в которой были и женщины, вооруженными автоматами и ручными пулеметами, были замечены в столичном регионе Сайиде Зайнаб. Их основная роль заключается в обеспечении безопасности караванов шиитских паломников из Ирана, Ливана и Ирака, который посещали шиитские святыни в Сирии. Первоначальная главная причина создания и финансирования Ираном этой компании — защита этих паломнических конвоев после нескольких инцидентов, в которых шиитские конвои в Дамаске стали мишенью в рамках использования СВУ. При этом есть данные, что в ее составе присутствуют афганские хазарейцы, иракские и ливанские шииты. Позднее сотрудники этой структуры стали привлекаться к охране общежитий этих паломников, а также охране и части шиитских мечетей. После того, как сирийские военные и их союзники установили контроль над значительной частью пустынной местности в провинции Восточный Хомс, сотрудники этой структуры стали на планомерной основе привлекаться к охране тыловых коммуникаций, автодорог, проведения разведывательных рейдов. По данным турецких экспертов, Министерство внутренних дел Сирии (и Россия) одобрило оснащение компании «Аль-Калаа» современным вооружением с целью помощи другим проправительственным частным компаниям, таким как «Охотники за ИГ» в рамках обеспечения безопасности автодорог, трубопроводов и т.п. в основном в пустынной местности. Сразу после того, как «Аль-Калаа» получила этот контракт, она получила 25 полноприводных джипов, оснащенных крупнокалиберными пулеметами. Силы группы на сегодня дислоцированы в Восточном Хомсе, Южной Ракке и части главного шоссе Дейр-эз-Зор — Хомс. Во время Дамасской международной ярмарки 2018 года генеральный директор «Аль-Калаа» рассказал о том, как компания расширила номенклатуру своих услуг и с мая 2018 года предоставляет следующие услуги:

1.Охрана  объектов.
2.Охрана шиитских конвоев.
3.Охрана коммерческих конвоев.
4.Иинженерный блок (разминирование).
5.Борьба с наркотрафиком.
6.Помощь при ЧС.
7.Тыловая поддержка военных операций.

52.81MB | MySQL:104 | 0,340sec