К вопросу о четвертом заседании в Астанинском формате 14 февраля 2019 года. Часть 1

14 февраля 2019 года в Сочи прошло очередное, четвертое по счету, заседание в Астанинском формате под председательством президентов России, Турции и Ирана. Обратимся к тому медийному освещению в Турции, которое предшествовало мероприятию и сопровождало его проведение и итоги.

Прежде всего, отметим, что 11 февраля с.г. в Анкару с визитом по приглашению своего коллеги – министра обороны Турции Хулуси Акара – прибыл министр обороны России Сергей Шойгу в сопровождении российской делегации. Как сообщили турецкие СМИ, во встрече с турецкой стороны также принял участие глава Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан. Перечень обсужденных, в преддверии Сочи, сторонами вопросов был обозначен турецкой стороной следующим образом и в следующей последовательности: развитие ситуации в Идлибе, процесс выхода США из Сирии, зона безопасности и вероятная операция к востоку от р. Евфрат.

Как отметил в своей приветственной речи министр обороны Турции Х.Акар: «(Мы находимся) в различных контактах на всех уровнях с Россией по вопросам как мира в регионе, обеспечения и поддержания стабильности, обеспечения режима прекращения огня, так и мониторинга и защиты прав и интересов наших стран, а также обеспечения их безопасности». Как отметил Х.Акар, его нынешняя встреча  с министром С.Шойгу и сопровождающей его делегацией стала продолжением того диалога, который начался двумя неделями ранее между министрами в Москве: «Те встречи, которые будут нами проведены, станут предварительной работой для той встречи, которая состоится между двумя главами (государств) в Сочи 14 февраля. Я верю в то, что те работы, которые мы провели, являются очень ценными. Я их оцениваю в качестве важного вклада в мир и стабильность в регионе. И даже, более того, я верю в то, что (эта работа) внесет вклад в обеспечение мира во всем мире».

Цитируют турецкие издания (в частности, влиятельная турецкая газета «Milliyet») и ответное выступление С.Шойгу, который обращался к Х.Акару со словами «дорогой друг» (здесь и далее – перевод с турецкого языка, который, разумеется, может после двойного перевода несколько отличаться от русского оригинала – В.К.): «Я уверен в том, что мы сможем обсудить важные вопросы, особенно вопросы, связанные с Сирией. Я также верю, что мы сможем завершить предварительное обсуждение тех вопросов, которые будут обсуждаться главами государств, когда они встретятся в Сочи. Наши специалисты провели серьезную работу в Москве в период с 31 января по 2 февраля и им удалось достигнуть договоренности по аспектам ключевых вопросов. В особенности, они провели работу по вопросам, связанным с Идлибом и с востоком Евфрата. Я надеюсь, что с той работой, которую мы здесь (то есть, в Анкаре – В.К.) проведем, мы достигнем договоренностей по главным вопросам».

По итогам встречи, в которой принял участие и глава турецкой разведки Хакан Фидан, Министерство национальной обороны Турции распространило официальное заявление, в котором указало, что была рассмотрена последняя ситуация в Сирии в рамках Астаны и Сочинского соглашения (по Идлибу – В.К.). В распространенном заявлении была подтверждена приверженность и решимость в реализации Астанинского соглашения, а также важность продолжения сотрудничества в Идлибе между разведывательными и военными элементами сторон. Было указано, что состоялся обмен мнениями относительно мер обеспечения безопасности в пределах демилитаризованной зоны в Идлибе. Также было подчеркнута важность (российско-турецкого) сотрудничества и его продолжения по борьбе с терроризмом в рамках приверженности политическому единству в Сирии, а также её территориальной целостности.

Параллельно встрече между российской и турецкой сторонами, турецкие СМИ пристально следят и за теми сигналами, которые продолжают поступать из Вашингтона в отношении анонсируемого и ожидаемого выхода американских военнослужащих из Сирии. В частности, отмечаются заявления главы Центрального командования США (CENTCOM) Джозефа Вотела, который указал, что вывод американских войск из Сирии может начаться «в течение недель», однако, все в итоге определяется «положение дел на месте». Процитируем: «Вывести персонал – легче, чем вывезти оборудование. По этой причине мы, прежде всего, пытаемся убрать оборудование, в котором не испытываем нужды». Как сообщает турецкое издание «Миллиет», армия США начала выводить часть своей техники из Сирии. Также было сообщено, что часть военнослужащих может быть выведена из Сирии в Ирак, впрочем, большого наращивания воинского контингента США в Ираке не предвидится. Как отметил Д.Вотел: «Наше военное присутствие в Ираке останется практически неизменным». При этом, Д.Вотел заметил, что в Сирии и в Ираке, по-прежнему, находятся «десятки тысяч террористов «Исламского государства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.)». Американский генерал, впрочем, отметил тот факт, что силы террористов – рассеяны, однако, в организации до сих пор сохранена система управления.

В преддверии четвертой встречи в формате Астаны на высшем уровне обращают внимание турецкие обозреватели на тот факт, что градус риторики высшего руководства Турции, в том числе президента Р.Т.Эрдогана, в отношении Башара Асада заметным образом снижается. Более того, в турецкие СМИ всё чаще просачивается информация о неофициальных контактах между силовыми ведомствами Турции и «режима в Дамаске». В частности, в этом смысле, турецкие СМИ зачастую опираются и на российские средства массовой информации.

12 февраля ведущее турецкое издание «Хюрриет» напечатало информацию о контактах между турецкой Национальной разведывательной организацией (MIT) и разведкой Дамаска. Причем, о наличии контактов на низовом уровне заявил лично президент Турции Р.Т.Эрдоган. Однако, как указывает издание, вхождение на повестку дня сирийского урегулирования турецко-сирийского соглашения, подписанного в Адане двадцать лет назад — в 1998 году, потребовало если не полноценного политического диалога между Анкарой и Дамаском, то уже сейчас расширенных контактов между спецслужбами сторон.

Мы не раз писали о том, что Россия произвела точный внешнеполитический расчет, когда напомнила Анкаре о наличии не отмененного и по сей день соглашения, подписанного в 1998 году между Турецкой Республикой и Сирийской Арабской Республикой. Впрочем, строго говоря, вполне может быть, что Турция сама напомнила об этом соглашении России, однако, со стороны должно было выглядеть наоборот, с точки зрения сохранения Турцией своего лица непримиримого борца с официальным Дамаском, в том числе, поддержания своего имиджа перед лицом сирийской оппозиции. Таким образом, у Турции появился прочный юридический фундамент, на котором она может развернуть свое присутствие на сирийской земле вдоль турецко-сирийской границы и безо всяких согласований с третьими сторонами, включая США, ЕС, ООН и проч. Кроме того, Турция оказывается в состоянии требовать от официального правительства в Дамаске борьбы с террористической угрозой в лице именно что Рабочей партии Курдистана и её ответвлений, к которым турецкая сторона относит Партию демократический союз (ПДС) и «Силы народной самообороны» (СНС). Но для того, чтобы требовать выполнения условий подписанного соглашения, надо, чтобы между Анкарой и Дамаском был налажен прямой, а не опосредованный контакт. А контакт, вольным или невольным образом, означает признание Анкарой официального Дамаска, после всего сказанного в отношении «кровавого режима Башара Асада». В итоге, вся история с Аданским соглашением предстает в виде политического размена – признания Дамаска Анкарой, пусть и косвенного, в  обмен на возможность создания последней своей зоны безопасности.

Возвращаясь к контактам между спецслужбами двух сторон турецкое издание ссылается на Российское Федеральное Агентство Новостей, сообщившее о том, что накануне встречи в Сочи Анкару посетил глава сирийского Национального бюро безопасности Али Мамлюк для встречи с руководством турецкой Национальной разведывательной организации. Что характерно, обозреватель газеты «Хюрриет» Ханде Фырат опровергает эту новость, ссылаясь на свои источники. Причем она опровергает её «по всем составляющим», то есть, не имело место быть ни встречи Али Мамлюка с руководством турецкой разведки, ни даже самого факта посещения последним Анкары. Как пишет Ханде Фырат, речь идет о вбросах, которые производятся время от времени (в данном случае получается, что российской стороной – В.К.) с целью повлиять на процесс.

Как указывает Х.Фырат, подход Анкары является предельно ясным и принципиальным. Даже не идет речи о том, чтобы Анкара признала режим в Дамаске. Также не рассматривается вопрос о том, чтобы наладился «поток» регулярных контактов между Турцией и режимом Б.Асада. Однако, на разных уровнях, возможны контакты между разведками двух сторон. Поскольку, как пишет автор, в ходе Сочинского саммита, очевидно, что Россия вновь внесет на повестку дня «оживление» Аданского соглашения (заметим, что именно Россия, а не «сопротивляющаяся» ему всеми силами Турция – В.К.). Сочинская встреча характеризуется Х.Фырат как важная «со многих точек зрения».

Во-первых, ввиду выхода США из Сирии и важнейшим вопросом здесь становится то, что будет предпринято для того, чтобы не образовался на месте ушедшей Америки вакуум силы. Разумеется, каждая из стран-участниц Астанинского процесса пытается дать свой ответ на этот вопрос и им предстоит найти «средний путь». Россия, как пишет турецкая обозревательница, смотрит «прохладно» на создание глубокой зоны безопасности и говорит о достаточности 15-20-километрового коридора.

Во-вторых, Идлиб. Как указывается автором, обращает на себя внимание турецкой стороны растущее число операций в провинции, проводимых со стороны России и официального Дамаска. Важнейшим вопросом, который предстоит в этом смысле решить сторонам, является то, что будет с 4 тыс. иностранных боевиков, находящихся в Идлибе.

И, наконец, третье: Конституционная комиссия, играющая ключевую роль в том, чтобы ситуация в Сирии начала нормализовываться. Как указывается Х.Фырат, Турция отдает себе отчет в том, что «стабильность на иракской и сирийской земле является условием для её собственного спокойствия».

Прежде чем переходить непосредственно к рассмотрению хода и итогов Сочинского саммита глазами турецких СМИ, отметим ещё два события, касающихся, так или иначе, российской тематики и российско-турецких отношений, которые произошли буквально накануне.

13 февраля с.г. в Брюсселе прошёл Саммит НАТО на уровне министров обороны стран-участниц Североатлантического альянса. С турецкой стороны на нем присутствовал министр обороны Хулуси Акар. В ходе своей вступительной речи генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг обозначил в качестве одного из главных вопросов для обсуждения Договор о РСМД. При этом он подчеркнул, что Россия на протяжении многих лет занимается разработкой и развитием своей ракеты 9М729 (или SSC-8), тем самым грубо нарушая условия Договора.  Й.Столтенберг отметил, что решение США о выходе из сделки через 6 месяцев, в случае, если Россия не выполнит поставленных перед ней условий, поддерживается всеми членами Альянса. Процитируем: «Это очень серьезно. Наша реакция будет совместной. Наша реакция будет взвешенной и ориентированной на оборону, поскольку мы не хотим новой гонки вооружений. Также у нас нет намерения размещать новое ядерное оружие в Европе».

О каких-либо комментариях и о позиции Турции по вопросу Договора о РСМД не сообщается. Вообще, надо отметить, что тема российско-американского соглашения не находит сколь-нибудь заметного освещения в турецких СМИ и мало волнует турецкую публику. Зато, с другой стороны, на полях Брюсселя состоялась встреча между министрами обороны Турции Хулуси Акаром и Греции Эвангелосом Апостолакисом, о которой влиятельное турецкое издание «Миллиет» написало под заголовком «Турецко-греческая дружба в Брюсселе» (напомним, что эти переговоры состоялись после встречи в Турции, в Анкаре и в Стамбуле, между президентом Р.Т.Эрдоганом и премьер-министром Алексисом Ципрасом -В.К.). Как сообщает издание, после этого министр национальной обороны Х.Акар встретился с исполняющим обязанности министра обороны США Патриком Шенаханом для обсуждения вопросов, связанных с последней по времени ситуации в Сирии.

Другим важным международным событием стало посещение Вашингтона официальной делегацией Великого национального собрания (Меджлиса, в аббревиатуре – ВНСТ) Турции буквально в день Сочинского саммита, то есть, 14 февраля. Турецкую делегацию возглавил глава Комитета ВНСТ по международным делам Волкан Бозкыр. Как сообщает газета «Миллиет», одной из главных тем обсуждения стало то влияние, которое окажет на турецко-американские отношения приобретение Турецкой Республики российской системы противовоздушной обороны С-400. Говоря о позиции американской стороны, турецкое издание указывает на то, что американцами было подчеркнуто, что приобретение систем С-400 повлияет на соглашение по F-35 и на возможность поставки Турции систем The Patriot. В ответ на это глава делегации В.Бозкыр подчеркнул приверженность Турции своей подписи на соглашении с Россией и сообщил, что поставка первых систем в Турцию состоится уже в ноябре месяце текущего года.

Делегация ВНСТ встретилась в ходе своей поездки в Вашингтон с четырьмя сенаторами и восемью членами Палаты представителей. После состоявшихся встреч, в том числе, в формате «один на один», В.Бозкыр выступил перед турецкой прессой и сообщил о главных вопросах обсуждения с американской стороной.

Темы были выстроены в следующей последовательности. Приведем основные тезисы турецкой стороны.

  1. Зона безопасности:

Как отметил В.Бозкыр тема зоны безопасности не входит в непосредственную компетенцию Конгресса. Тем не менее, Турция должна четко понимать намерения американской стороны и по этому поводу продолжаются американо-турецкие консультации.

  1. Предупреждение относительно «Сил народной самообороны» (СНС):

В.Бозкыр отметил, что переход коридора (на сирийско-турецкой границе – В.К.) под контроль со стороны ПДС / СНС приведет к этническим чисткам среди местного населения. Для того, чтобы избежать этого, Турция «должна иметь слово» в контроле над регионом.

  1. Системы The Patriot:

Помимо важного вопроса цены, существует ещё и вопрос технологического трансфера. Как отметил В.Бозкыр, Турция не хочет, чтобы эти системы использовались бы «американскими, итальянскими или российскими офицерами». Он подчеркнул, что турецкие военнослужащие должны обладать всеми знаниями и компетенциями для полноценного использования этих систем. При этом Америка на протяжении ряда лет отказывала Турции в сделке, поэтому Турция хочет дополнительных гарантий того, что не пройдет несколько лет и сделка не окажется заблокированной со стороны Конгресса, и не будут впустую потрачены турецкое время и деньги.

  1. Системы С-400:

Как отметил В.Бозкыр, имея в виду тот факт, что россияне ответили, в значительной мере, на все запросы турецкой стороны было подписано соглашение по С-400. Начало поставок этой системы запланировано на ноябрь месяц этого года. Турцией произведен платеж в размере свыше 1 млрд долл. Этот проект, как особо подчеркнул В.Бозкыр, частично реализуется внутри Турции (то есть, существует и часть местного производства – В.К.). До ноября месяца соответствующую подготовку пройдут и пилоты (ВВС страны – В.К.). Между двумя системами (С-400 и The Patriot) не будет обмена чувствительной информацией. Техники со стороны НАТО готовы это постоянно контролировать.

42.88MB | MySQL:87 | 0,730sec