Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (18 — 24 февраля 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с событиями в Судане. 22 февраля президент Судана О. аль-Башир ввел в стране чрезвычайное положение сроком на один год, отправил в отставку правительство и отстранил от должности губернаторов всех провинций.

Под давлением оппозиции и не прекращающихся с декабря прошлого года протестных выступлений президент О. аль-Башир пошел на ряд кардинальных преобразований в стране. Так, после консультаций с руководством правящей партии «Национальный конгресс» он объявил 22 февраля о введении чрезвычайного положения в Судане сроком на один год, объяснив этот шаг необходимостью стабилизации обстановки в стране и проведения экономических реформ, которые позволят вывести республику из кризиса. Глава государства также объявил о роспуске правительства и отстранении от должности губернаторов всех провинций. Одновременно аль-Башир призвал оппозицию к широкому диалогу. Президент также сложил с себя полномочия руководителя партии «Национальный конгресс», призвал парламент отложить обсуждение поправок к конституции, которые позволят ему баллотироваться на новый президентский срок, и тем самым позволить политическим силам завершить национальный диалог. «Я остаюсь на посту президента и при этом буду равноудален от всех политических сил», — заявил О. аль-Башир. Президент назначил министра обороны генерала А. бен Ауфа первым вице-президентом Судана, а М. Т. Ииля премьер-министром страны. До этого Ииля возглавлял провинцию Эль-Гезира, расположенную в центральной части Судана. Кроме того, О. аль-Башир назначил новых губернаторов провинций.

Оппозиция негативно восприняла меры главы государства и, несмотря на введение чрезвычайного положения, ответила на них новыми массовыми демонстрациями с требованиями смены власти в стране. Акции протеста прошли в столице страны Хартуме уже 22 февраля и продолжились 24-25 февраля, распространившись на другие города. Представители оппозиции заявили, что выступление О. аль-Башира «не отвечает требованиям народа, направленным на устранение режима и создание переходного правительства». Так, ведущая фигура оппозиционных «Сил национального согласия» С. аль-Хадж заявил, что «призыв Башира к диалогу прозвучал слишком поздно». Он подчеркнул, что правительство «должно прекратить репрессии против протестующих; призвал отменить все законы, ограничивающие свободы, а также освободить политических заключенных и разрешить всеобщие свободы».

Власти оперативно и жестко ответили на действия противников режима. Была начата новая кампания арестов лидеров и активистов оппозиции, теперь уже на основании введения чрезвычайного положения. Как известно, 21 февраля суданские силы безопасности арестовали 17 оппозиционных деятелей во время акции протеста, которая направлялась к президентскому дворцу в Хартуме. Наблюдатели отмечают, что эта манифестация стала «беспрецедентной по своим масштабам». Лидеры оппозиции возглавили шествие, встав в первые ряды демонстрантов, которые намеревались передать петицию руководству страны с требованием отставки аль-Башира.

Политически наблюдатели отмечают, что действия О. аль-Башира, безусловно, являются вынужденными и носят «характер резкого политического маневра. При этом говорить, что он отказывается от власти, пока слишком рано. На его стороне остаются на сегодня армия и спецслужбы, что позволяет пока силовым методом подавлять протесты, но суть всех его последних решений заключается в попытке еще больше расколоть оппозицию за счет инкорпорации ряда ее членов в новый кабинет министров и иные структуры исполнительной власти. При этом именно на этот правительство «технократов» затем будет возложена основная тяжесть проведения непопулярных экономических реформ, что самым серьезным образом дискредитирует в среднесрочной перспективе его в глазах населения».

Министр иностранных дел России С. Лавров на минувшей неделе сделал ряд заявлений по ситуации в Сирии. Так, 19 февраля он заявил, что США хотят создать на восточном берегу Евфрата в Сирии квазигосударство и расколоть эту страну. По словам Лаврова, «планы США самостоятельно принимать решение, кто будет осуществлять контроль в так называемой буферной зоне в Сирии, нелегитимны». 24 февраля министр сообщил, что формат буферной зоны на сирийско-турецкой границе Сирии досогласовывается с учетом позиций Дамаска и Анкары, а военная полиция ВС РФ может быть развернута в создаваемой буферной зоне на границе Сирии и Турции. Лавров отметил, что Россия, Иран и Турция не планируют совместные военные действия на территории Сирии, а Россия и Турция не пришли к единому пониманию, какие курдские формирования в Сирии считать террористическими, а какие нет.

Судя по информации, поступающей из Вашингтона, США не намерены полностью выводить свои войска из Сирии, а собираются оставить в этой стране «небольшой миротворческий контингент». Так, сообщается, что 200 военных США останутся на базе «Эт-Танаф» близ иорданской границы, а контингент в 200 «миротворцев» будет присутствовать на северо-востоке страны. Кроме того, американцы рассматривают возможность сохранения небольшого военного присутствия в Сирии своих союзников. Это подтвердил президент США Д. Трамп, заявив: «Многим эта идея нравится, и я открыт для [рассмотрения различных] идей». За сохранение военного присутствия США и их союзников на сирийской территории выступает руководство преимущественно курдских «Сил демократической Сирии» (СДС).

Тем временем в провинции Дейр-эз-Зор формирования СДС при поддержке авиации международной коалиции пытаются ликвидировать последний опорный пункт террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в районе Эль-Багуз на восточном берегу реки Евфрат.

На линии соприкосновения сил сирийской правительственной армии и боевиков вооруженной оппозиции в провинциях Идлиб, Хама, Алеппо и Латакия не прекращаются взаимные обстрелы. Боевики неоднократно предпринимали атаки на позиции военных, но всякий раз были отбиты.

Иран на 90% выполнил цели, намеченные в Сирии, сообщил 22 февраля секретарь Высшего совета безопасности страны А. Шамхани. По его словам, Израилю не удалось оказать Тегерану серьезного противодействия. В ответ премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху заявил 24 февраля, что еврейское государство продолжит действия против закрепления Ирана в Сирии.

21 февраля президент Турции Р. Т. Эрдоган провел телефонные переговоры с президентом США Д. Трампом. Обсуждалась ситуация в Сирии. «Были достигнуты договоренности относительно вывода войск США из Сирии в соответствии с интересами обеих сторон. Два лидера сошлись во мнении о «необходимости дальнейшей координации действий для формирования потенциальной зоны безопасности [на северо-востоке Сирии]».

И. о. министра обороны США П. Шанахан и министр национальной обороны Турции Х. Акар обсудили 22 февраля в Вашингтоне планируемое приобретение Анкарой ЗРС С-400 у России, а также «широкий ряд вопросов обороны, включая операции по борьбе с ИГ в Сирии». Сообщается, что представители военных ведомств двух стран продолжат переговоры для урегулирования проблем, связанных с поставкой американских истребителей F-35 Турции и приобретением Анкарой российских ЗРС С-400. По словам Х. Акара, стороны делают все возможное для разрешения проблем.

Иран хочет ускорить работу по запуску специального механизма расчетов с Европой, для которого была учреждена проектная компания INSTEX, заявил 18 февраля официальный представитель МИД ИРИ.

20 февраля Председатель КНР Си Цзиньпин в ходе встречи с председателем Меджлиса Ирана А. Лариджани назвал конструктивной роль Тегерана при поддержании мира и стабильности на Ближнем Востоке. Китайский лидер подчеркнул, что КНР готова осуществлять с ИРИ «активный диалог и поддерживать тесные контакты», и по-прежнему «будет решительно развивать с Тегераном всеобъемлющие отношения стратегического партнерства». «В складывающихся международных условиях обе стороны должны укреплять стратегическое доверие, оказывать друг другу поддержку и проявлять понимание при решении ключевых проблем, затрагивающих взаимные интересы», — заявил  Си Цзиньпин.

ВС ИРИ провели на минувшей неделе морские учения «Велаят-97» в Оманском заливе с участием более 100 единиц военной техники, включая подводные лодки, ракетные корабли, самолеты и вертолеты. 24 февраля в ходе учений новейшая иранская подводная лодка «Фатех» произвела первый успешный запуск крылатой ракеты типа «Гадир» из подводного положения.

Отношения между Тегераном и Вашингтоном достигли точки наивысшей напряженности, заявил 20 февраля президент ИРИ Х. Роухани.

Экспорт нефти из Ирана с начала 2019 г. вырос, несмотря на санкции США против энергетического сектора страны, сообщило агентство Reuters. Среднесуточный объем поставок нефти из ИРИ в январе составил 1,1 млн баррелей, а в феврале увеличился до 1,3 млн баррелей нефти в день.

МАГАТЭ в своем очередном ежеквартальном отчете подтверждает, что Иран продолжает выполнять свои обязательства в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской атомной программе.

На прошедшей неделе наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман посетил с визитами Пакистан, Индию и Китай. В Исламабаде было объявлено о создании координационного совета Пакистана и КСА на высоком уровне под председательством Мухаммеда бен Сальмана и пакистанского премьера Имран  Хана. Стороны подтвердили намерение «укреплять торговое и инвестиционное сотрудничество», углублять взаимодействие в борьбе с терроризмом. Было подписано восемь соглашений по энергетике, нефтехимии, горнодобывающей промышленности на общую сумму до 20 млрд долларов. В Нью-Дели по итогам визита саудовского кронпринца было объявлено о готовности КСА инвестировать в ближайшие два года в экономику Индии свыше 100 млрд долларов. Стороны подписали пять меморандумов о взаимопонимании в области энергетики, информационных технологий, туризма, строительства. Председатель КНР Си Цзиньпин по итогам переговоров с Мухаммедом бен Сальманом заявил: «Китай и Саудовская Аравия должны усилить координацию стратегий развития и наращивать интеграцию интересов, чтобы достичь новых результатов в двустороннем практическом сотрудничестве, в частности, в таких сферах, как энергетика, инфраструктура, торговля и инвестиции». Две страны «должны продолжать поддерживать друг друга и укреплять взаимное политическое доверие в отношении интересов и проблем друг друга». В ходе визита было подписано несколько документов о сотрудничестве в торгово-экономической и финансовой сферах.

19 февраля президент России В. Путин и саудовский король Сальман подтвердили готовность и впредь продолжать координацию действий на мировых рынках углеводородов.

22 и 24 февраля в столице Алжира и ряде других городов страны прошли демонстрации, участники которых выступили против выдвижения действующего главы государства А. Бутефлики на пятый подряд президентский срок. Многие считают А. Бутефлику неспособным управлять страной из-за проблем со здоровьем. В ходе демонстраций произошли столкновения между полицейскими и демонстрантами. Более 40 человек задержано.

На минувшей неделе официальные власти Йемена и представители шиитских повстанцев-хоуситов смогли договориться относительно первого этапа передислокации войск. Напомним, что первая фаза передислокации подразумевает вывод вооруженных формирований из города-порта Ходейды, а также портов Салифа и Рас-Иса. В течение недели ожидается достижение договоренностей по второй фазе передислокации.

США выразили готовность перейти к предметному разговору о практическом сотрудничестве с Россией в вопросах борьбы с террористическими группировками ИГ и «Аль-Каида» (обе запрещены в РФ) в Афганистане. Об этом 22 февраля заявил спецпредставитель президента России по Афганистану З. Кабулов по итогам переговоров с американским коллегой, спецпредставителем США по Афганистану, З. Халилзадом в Анкаре.

 

Приложение

 

 

О некоторых особенностях мароккано-саудовских отношений

 

 

Со времени получения Марокко независимости в 1956 г. отношения официального Рабата с Саудовской Аравией носили дружественный характер. КСА в числе первых признало независимость Марокко и в последующие годы оказывало марокканскому правительству разнообразную поддержку. Это наиболее рельефно проявилось в позиции Эр-Рияда по проблеме Западной Сахары, возникшей в середине 70-х гг. минувшего столетия. Саудовцы четко поддержали позицию Рабата, признав сахарскую территорию неотъемлемой частью марокканского королевства. Кроме того, саудовцы согласились финансировать поставку Рабату американского оружия, необходимого для ведения войны против партизан Фронта ПОЛИСАРИО, выступающего за независимость Западной Сахары.

В период правления короля Фахда (1982 – 2005) отношения между двумя монархиями приняли характер стратегического партнерства, чему в значительной степени способствовали личные дружеские отношения между Фахдом и марокканским королем Хасаном II (1961 – 1999). Вместе с тем, в 1978-1979 гг. между Рабатом и Эр-Риядом проявились разногласия по вопросу кэмп-дэвидского переговорного процесса между Египтом и Израилем и последующего подписания мирного договора между этими странами. Как известно, Марокко, играло посредническую роль в налаживании египетско-израильского диалога. В то же время Саудовская Аравия осудила Египет за договор с Израилем. В итоге Хасан II был вынужден примкнуть к позиции большинства арабских государств, «дабы избежать судьбы «страны-изгоя»».

В 1982 г. Марокко и Саудовская Аравия подписали соглашение о взаимодействии по вопросам обеспечения внутренней безопасности.

В период кувейтского кризиса 1990-1991 гг. Марокко примкнуло к многонациональной антииракской коалиции, и направило свой воинский контингент на Аравийский полуостров (более 6 тыс. человек). При этом марокканские войска не принимали участие в операции по освобождению Кувейта и были задействованы для охраны различных объектов на территории КСА и ОАЭ.

Между Марокко и Саудовской Аравией поддерживался регулярный политический диалог, в том числе на высшем уровне, развивалось торгово-экономическое сотрудничество. Саудовцы финансировали ряд инфраструктурных проектов в Марокко. Эр-Рияд также продолжал участвовать в финансировании американских военных поставок марокканским вооруженным силам. Так, в 2011 г., саудовцы оплатили поставки ВВС Марокко 20 американских истребителей F-16 Блок 52 и сопутствующего вооружения и оборудования на общую сумму 2,5 млрд долларов. «Дополнительным источником пополнения марокканской казны являются средства, оставляемые саудовскими туристами, традиционно считающими Марокко одним из наиболее комфортных туристических направлений».

С 2015 г. Марокко участвует в арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией, которая ведет войну против шиитских мятежников-хоуситов в Йемене. В КСА были направлены 5 истребителей F-16 марокканских ВВС.

В декабре 2015 г. Рабат поддержал саудовскую инициативу о создании исламской военной коалиции из 34 стран, а в феврале 2016 г. марокканские подразделения участвовали в совместных учениях «Гром севера» 20 мусульманских государств на северо-западе КСА, в ходе которых отрабатывались вопросы борьбы с терроризмом и ведения боевых действий низкой интенсивности. В дальнейшем идея создания исламской коалиции развития не получила.

Марокко поддерживает жесткую позицию КСА в отношении Ирана. В мае 2018 г. марокканское посольство в Тегеране было закрыто, а иранского посла выслали из Рабата. На такой шаг Рабат пошел из-за поддержки Ираном Фронта ПОЛИСАРИО. Данное решение Марокко всецело поддержали в Эр-Рияде. В заявлении МИД КСА было сказано, что королевство полностью поддерживает Рабат в вопросах безопасности, стабильности и территориальной целостности Марокко. Саудовский король Сальман в ходе телефонного разговора заверил марокканского монраха Мухаммеда VI в своей поддержке Рабата против вмешательства Тегерана во внутренние дела Марокко. Главы государств также «подтвердили необходимость объединения своих позиций и координации усилий для противодействия агрессивным тенденциям иранского режима, а также вмешательства его агентов в дела арабских государств».

Вместе с тем, следует отметить, что этот эпизод происходил на фоне наметившихся сложностей в мароккано-саудовских отношениях, связанных с позицией Рабата в отношении конфликта, произошедшего летом 2017 г. между Катаром и группой арабских стран (КСА, Египет, ОАЭ, Бахрейн). Марокко тогда не поддержало саудовскую позицию, заявив о нейтралитете и намерении «предложить свои услуги» для разрешения конфликта, если их примут его участники. Более того, Марокко продолжало развивать тесные отношения с «опальным» эмиратом, направило в Катар самолеты с продовольствием, а король Мохаммед IV посетил эту страны с визитом.

Сложившуюся ситуацию усугубил также тот факт, что Марокко не поддержало КСА в деле убийства саудовского оппозиционного журналиста Дж. Хашогги в генконсульстве КСА в Стамбуле в октябре 2018 г. В частности, марокканские СМИ сообщили, что Рабат выступил против просьбы Эр-Рияда убедить Францию уменьшить давление на Саудовскую Аравию.

Со своей стороны, Саудовская Аравия не поддержала заявку Марокко на проведение в королевстве чемпионата мира по футболу в 2026 г., а отдала свой голос в пользу США, Мексики и Канады.

Еще одним показателем ухудшения мароккано-саудовских отношений стал тот факт, что король Сальман не приехал в 2018 г. на отдых в марокканский город Танжер, в котором отдыхал в течение последних лет.

Заметным фактором напряженности в отношениях между Рабатом и Эр-Риядом стал отказ марокканских властей наследному принцу КСА Мухаммеду бен Сальману под предлогом «занятости» короля Мухаммеда IV посетить королевство. Как известно, наследный принц посетил несколько арабских и африканских стран до и после участия в саммите G20 в Аргентине в ноябре 2018 г., а также намеревался нанести визит в Рабат.

В зарубежных СМИ появилась информация о прекращении саудовской финансовой помощи Марокко и спонсировании Эр-Риядом Фронта ПОЛИСАРИО. Здесь же отметим, что еще в 2012 г. саудовское руководство «решает не «зацикливаться» на сотрудничестве с Рабатом в вопросах мароккано-алжирского урегулирования» и занять более гибкую позицию по западносахарской проблеме». Однако в то время это не привело к резким колебаниям в отношениях между Марокко и КСА.

Не способствовало улучшению отношений между двумя королевствами и озабоченности, высказанные марокканскими властями по йеменскому конфликту. Так, министр иностранных дел и международного сотрудничества Марокко Н. Бурита дал интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира», в котором сообщил, что «были внесены изменения в участии страны в коалиции, возглавляемой Эр-Риядом». Министр объяснил это «событиями на местах» в Йемене, «особенно в том, что касается гуманитарной ситуации». В этом же интервью Н. Бурита отметил, что модель поведения Марокко, а также модель поведения Катара и в определенной степени Кувейта предполагает, что арабские страны стремятся к независимости во внешней политике и все более открыто выступают против политики доминирования Саудовской Аравии.

Ответом на заявления Н. Буриты стал документальный фильм, показанный саудовским телеканалом «Аль-Арабия», который был посвящен ситуации вокруг Западной Сахары. В фильме Марокко открыто назвали «захватчиком» этой спорной территории. Что, конечно, вызвало гнев руководства Марокко и стало новым витком в ухудшении отношений между двумя странами.

Марокканские СМИ сообщили, что Рабат решил приостановить участие в операциях арабской коалиции во главе с КСА в Йемене и отозвал своего посла в Эр-Рияде для консультаций. Однако власти Марокко не подтвердили официально информацию о решении заморозить членство страны в арабской коалиции.

В то же время 15 января Н. Бурита опроверг факт отзыва марокканских послов из КСА, а также ОАЭ и заявил, что информация, которую распространил ряд арабских СМИ, является «ложной и безосновательной». Министр сообщил, что послы были вызваны в Рабат с целью проведения встреч и консультаций с руководством страны. При этом он подчеркнул, что Марокко имеет исторически прочные и стабильные отношения с государствами Персидского залива, в особенности с КСА и ОАЭ. Тем не менее, ряд экспертов сходятся во мнение, что в последнее время в отношениях между двумя странами наблюдается «тихий кризис».

52.66MB | MySQL:102 | 0,322sec