Шиитско-суннитское противостояние в Ираке

На протяжении многих столетий Месопотамия, по которой проходила граница между Османской империей и Персией, между арабами и персами, между суннитами и шиитами, являлась ареной ожесточенной военной и политической конфронтации. В 1932 г., после получения Ираком независимости, власть в стране оказалась в руках арабов-суннитов, которые удерживали ее при всех сменявших друг друга режимах вплоть до американской оккупации в 2003 г. При этом вражда между арабами-суннитами, с одной стороны, и шиитами и курдами — с другой, продолжала оставаться одним из основных факторов, предопределявших развитие внутриполитической обстановки в стране. Особенно острый характер этот конфликт приобрел после победы «исламской революции» в Иране, когда поддержка Тегераном иракских шиитов стала одной из причин нападения Ирака на ИРИ в сентябре 1980 г.

В марте 1991 г., после поражения Ирака в войне за освобождение Кувейта, шииты подняли восстание и захватили обширную территорию от Басры до Хиллы – города, расположенного в 100 км к югу от Багдада. Восстание было спровоцировано обращением президента США Дж. Буша к иракскому народу с призывом свергнуть режим президента С. Хусейна. При этом американцы, плохо разбиравшиеся в ситуации в стране, надеялись, что к власти в Багдаде придут при их поддержке неизвестно откуда взявшиеся «демократические силы». Реальность оказалась совсем иной: возникла угроза образования в южном Ираке «исламской республики» хомейнистского образца. В результате в Вашингтоне решили не вмешиваться в происходящее, позволив С. Хусейну беспощадно подавить мятеж шиитов. При этом восставших в то же время курдов американцы на произвол судьбы не бросили, введя в апреле 1991 г. в северный Ирак свои войска и создав там «зону безопасности»(1).

В конце 70-х — начале 80-х гг. обострилась обстановка и в Саудовской Аравии, где происходили массовые антиправительственные выступления шиитов(2). Однако принятые властями меры по снятию социальной напряженности в Эль-Хассе (где проживает большинство шиитского населения КСА) позволили нормализовать ситуацию(3).

В Ливане шииты не принимали активного участия в гражданской войне за исключением периода с мая 1986 г. по январь 1988 г., когда группировка «Отряды исламского сопротивления» (АМАЛЬ) вела ожесточенную борьбу с палестинцами за контроль над лагерями беженцев в Бейруте, Тире и Сайде(4). В то же время шииты проводили эффективные боевые операции против находившихся в стране в 1982–1984 гг. Многонациональных сил и против оккупировавших юг Ливана израильтян.

Качественно новый виток шиитско-суннитской конфронтации начался после того, как Ирак заняли американские войска. Сформированная в стране политическая система, основанная на механическом перенесении на иракскую почву принципов западной демократии, позволила шиитам, составляющим более 60% населения, занять господствующие позиции на политической арене: в избранном в январе 2005 г. парламенте Объединенный иракский альянс, в котором доминируют шиитские партии, получил 140 мест из 275.

Вместе с тем социально, политически и идеологически иракские шииты неоднородны. Среди них есть небольшая по численности группа, придерживающаяся секуляристских воззрений. В парламенте ее представители входят во фракцию Иракский список, возглавляемую шиитом А. Алауи.

Крупнейшими шиитскими политическими организациями являются Высший совет исламской революции в Ираке и «Даава», выступающие с исламистских позиций, а в политическом плане следующие умеренному курсу. Их духовным лидером считается великий аятолла А. ас-Систани, а блок шиитских партий в парламенте возглавляет А. А. аль-Хаким. Умеренные исходят из того, что следует дать возможность американцам подавить вооруженное сопротивление, сформировать с их помощью силы безопасности и армию, способные эффективно контролировать обстановку в стране, а затем – после вывода войск коалиции – политическим путем, опираясь на численное превосходство шиитов, добиться превращения Ирака в «исламскую республику». Такая линия пользуется поддержкой старшего поколения клерикалов, призывающих шиитов набраться терпения и шаг за шагом добиваться упрочения своих позиций (5). Таким образом, американцы, свергнув С. Хусейна, повторно наступили в Ираке на «шиитские грабли», сами подготовив почву для прихода фундаменталистов к власти в Багдаде.

Экстремистской шиитской группировкой является «Армия Махди», насчитывающая 10 тыс. боевиков и возглавляемая М. ас-Садром. «Махдисты» требуют вывода из страны до конца 2007 г. войск коалиции, совершают нападения на американцев и иракские силы безопасности, устраивают террористические акты против суннитов. В 2004 г. М. ас-Садр дважды поднимал вооруженные восстания. Его организация несет основную ответственность за разгром 90 суннитских храмов в ходе так называемой войны мечетей. В стратегическом отношении цель «махдистов» совпадает с целью умеренных исламистов – превратить Ирак в теократическое государство иранского образца. Но при этом они предпочитают действовать силовыми методами, считая их единственно эффективными. В социальном плане «Армия Махди» опирается на обездоленную шиитскую молодежь(6).

События в Ираке с обеспокоенностью воспринимаются в Саудовской Аравии, где шииты составляют 10% населения(7). Однако единого подхода в отношении к складывающейся ситуации в Эр-Рияде нет. Часть религиозных деятелей убеждены, что в отношении шиитов, представляющих «пятую колонну врагов подлинного ислама», следует придерживаться максимально жесткого курса. В то же время большинство саудовских улемов полагают, что с шиитами надо налаживать взаимопонимание, поскольку главное сейчас для мусульман – сплотить свои ряды, опираясь на ислам как основу уммы, оставив в стороне споры о юридических разночтениях и забыв об исторических обидах.

В Ливане также налицо укрепление позиций шиитов, составляющих 35% населения(8), и прежде всего «Хизбаллы», ставшей для ливанцев своего рода символом способности арабов успешно противостоять Израилю.

Но при всем этом основным фактором, определяющим ситуацию в шиитско-суннитских отношениях, в Ближневосточном регионе остается и будет оставаться развитие обстановки в Ираке. Можно предположить, что казнь С. Хусейна, совершенная к тому же в главный мусульманский праздник — Ид аль-Адха, еще более усилит озлобленность суннитов и повлечет за собой дальнейшее нарастание религиозной конфронтации. Не исключено, впрочем, что именно в этом состояла цель тех, кто выбирал дату казни бывшего президента Ирака.

1. R. Hilsman. George Bush vs Saddam Hussein: Military Success! Political Failure? Novato (CA), 1992, p.133-139.

2. Арабский сборник. М., 2000, с. 56.

3. Там же.

4. The Europa World Year Book. 1995, vol. II. L.,1995, p.1856-1857.

5. Аль-Вифак аль-араби, 2003, № 54, с. 11.

6. Там же.

7. Страны мира: Справочник. М., 1999, с. 361.

8. Political Encyclopedia of the Middle East. Jerusalem, 1999, p. 467.

42.37MB | MySQL:92 | 1,111sec