Сомали: что стоит за убийством главы подразделения международной компании по управлению портами P&O

Глава подразделения международной компании по управлению портами P&O («Пи энд оу»), принадлежащей правительству эмирата Дубай, в сомалийском регионе Пунтленд был убит в понедельник 4 февраля в результате покушения, ответственность за которое взяла на себя террористическая группировка «Аш-Шабаб». Об этом сообщило агентство Франс Пресс (АФП).»Вооруженный боевик застрелил Пола Энтони Формозу», — приводит АФП слова представителя сомалийской служба безопасности Мохамеда Дахира. Покушение было совершено на территории порта. Погибший гражданин Мальты занимал пост директора сомалийского порта Босасо. «Аш-Шабаб» была образованна в 2004 году на территории Сомали. Ее боевики ведут вооруженную борьбу за свержение центрального правительства, сформированного при поддержке США и Эфиопии, а также за вывод из Сомали миротворческого контингента Африканского союза, который оказывает поддержку правительству. С 2008 года боевики регулярно совершают террористические атаки с использованием смертников. В этой связи есть смысл остановится на этом событии более подробно, поскольку он четко связан с более глобальным фактором, который влияет на боеспособность исламистской группировки «Аш-Шабаб». Если говорить совсем грубо, то ликвидация одного из ведущих эмиратских менеджеров в Пунтленде напрямую связана с теми источниками финансирования, которые в настоящее время объясняют высокий уровень боевого потенциала исламистов, несмотря на все попытки американских ВВС нанести «непоправимый ущерб» этой группировке. Исламисты по заказу некоторых серьезных фигур в Могадишо ликвидировали таким образом своего явного конкурента в рамках попыток наладить альтернативные от контролируемых ими каналов массированной контрабанды через Сомали в страны Персидского залива. Одновременно был послан серьезный сигнал в сторону ОАЭ, которые в общем-то активно осваивают побережье Африканского Рога с точки зрения попыток установить свой контроль над портами в этом регионе, и прежде всего на побережье бывшего Сомали. Такой порт уже действует под их контролем в Бербере (Сомалиленд) и теперь такие же попытки предпринимаются ОАЭ (правда через другую фирму) в еще одном полугосударственном анклаве на сомалийской территории Пунтленде. И это вызывает очень серьезную озабоченность даже не столько у «Аш-Шабаб», сколько в официальном Могадишо. И многие эксперты в этой связи говорят о том, что это покушение было организовано именно там, а исламисты в данном случае выступили только в качестве исполнителей.
В этой связи победные реакции Пентагона о регулярных ударах по позициям группы и ее разгрому противоречат сухим выводам американской военной разведки. Согласно их выводам, финансовая подпитка «Аш-Шабаб» из ряда источников (международная помощь Могадишо, добыча ресурсов из соседних стран, торговля в Азию, и т.д.) остаются на сегодня фактически неприкосновенными. Согласно пунктам этого доклада, несмотря на потерю контроля над значительной территорией Сомали, джихадисткая группировка «Аш-Шабаб», связанная с «Аль-Каидой» (запрещена в России), по-прежнему сохраняет свой высокий боевой потенциал, в том числе и благодаря сохранению контроля над широким спектром финансовых потоков, которые она контролирует. Среди таких источников доходов американцы называют союзы исламистов с пиратскими бандами, действующими у побережья Сомали, а также серьезную кооперацию исламистов с некоторыми лидерами местных сомалийских кланов в формате контроля над основными каналами контрабанды. В этой связи американцы констатируют, что «Аш-Шабаб» по-прежнему имеет доступ к портам, расположенным к югу от восточного побережья, таким, как Марка и Кисмайо, даже несмотря на то, что в октябре 2012 года кенийские войска и АМИСОМ (миссия Африканского союза в Сомали) изгнали ее из этих зон. В этой связи американские эксперты отмечают, что такое положение дел по-прежнему позволяет командованию «Аш-Шабаб» выплачивать своим бойцам от 100 до 500 долларов в месяц (в последнем случае это относится к спецназу, террористам-смертникам и бойцам элитного оперативного подразделения группировки «Джейш аль-Айман»). Через эти порты идет основной вал контрабанды древесного угля в страны Персидского залива через Иран и Джибути, что называется в докладе одним из основных источников финансирования группы. Несмотря на введенное Организацией Объединенных Наций (ООН) эмбарго на экспорт древесного угля, он продолжает осуществляться и приносит группировке 35 млн долл. США в год.
Браконьерство слонов в рамках добычи бивней с их дальнейшей продажей и контрабандой — второй по значимости источник доходов группировки. В этой сфере сомалийские исламисты работают в тесной кооперации с «Армией сопротивления Бога» (LRA) во главе с Джозефом Кони. Доходы от этого бизнеса составляют до 40% дохода исламистской группы. По оценкам американских аналитиков, стоимость одного килограмма бивней составляет 200 долл. США. При этом несколько тонн слоновой кости в год перевозятся именно через сомалийские порты транзитом для азиатских рынков. Существует также большой объем торговли природными ресурсами из восточной части ДРК. При этом местное племенное ополчение, связанное с «Аш-Шабаб», является ключевым звеном в этой цепи.
В дополнение к этим статьям дохода американцы указывают и на налоги, которыми исламисты обложили основные логистические пути в окрестностях Байдоа, Бекоала, Афгойе, Кисмайо и района Хиран, которые, как считается, приносят около 5000 долл. США в день. «Аш-Шабаб» также получает свою долю от международной помощи Сомали, которая поступает от стран коллективного Запада. В частности, указывается, что в настоящее время только Соединенное Королевство выделяет Сомали помощь в размере 50 млн долл. США в год, и «Аш-Шабаб» регулярно незаконно присваивает часть этой помощи, конфисковывая оборудование, предназначенное для гуманитарных целей, а также в рамках «откупных», которые перевозящие гуманитарные грузы подрядчики обязаны выплачивать группе в целях обеспечения безопасного прохода. В заключение отметим, что в этом докладе нет ни слова про источники дохода сомалийских исламистов, которые они получают, по утверждению эмиратских источников, в рамках участия в операциях по контрабанде иранского оружия через Сомали в Йемен и страны Африки.

52.81MB | MySQL:115 | 0,576sec