Отношение израильского общества и политической элиты к возможному соглашению с Сирией

После того, как 16 января 2007 г. в газете «Гаарец» были обнародованы детали секретные переговоров между израильскими и сирийскими полуофициальными лицами[1], вновь приобрел актуальность вопрос об отношении израильского общества и политической элиты страны к возможному урегулированию с Сирией ценой полного вывода израильских сил и жителей с Голанских высот. Переговоры, которые вели бывший генеральный директор МИДа Израиля Алон Лиэль и живущий под Вашингтоном сириец Ибрагим Сулейман, приближенный к министру иностранных дел Сирии, при участии Джеффри Аронсона из вашингтонского Фонда мира на Ближнем Востоке и Николаса Ланга, главы ближневосточного отдела МИДа Швейцарии, вернули на повестку дня преданную забвению возможность прорыва на израильско-сирийском направлении. Подобное развитие событий заставило и израильское общество, и политическую элиту вновь задуматься над данной проблемой.

Нужно сказать, что, в отличие, например, от Иудеи, Самарии и Иорданской долины, статус которых (как и возвращенного Египту Синайского полуострова и Газы) в израильском законодательстве так и не был урегулирован, Голанские высоты специальным законом, принятым Кнессетом 15 декабря 1981 года, были объявлены частью территории Государства Израиль, на которую распространяется его юрисдикция[2]. Кроме того, за сорок лет израильского контроля над этой территорией сформировалось достаточно стабильное отношение израильского общества к проблеме Голан: они не должны быть возвращены Сирии. Во-первых, в отличие от территории Западного берега или тем более Газы, на Голанах Израиль не сталкивается с неразрешимой демографической проблемой, напротив, большинство нынешнего населения Голан – евреи (их там 18 тысяч человек – против 17 тысяч друзов)[3]. Во-вторых, Голанские высоты – хоть и небольшая (1.158 кв. км), но стратегически важная территория, в том числе, и с точки зрения контроля над жизненно важными для Израиля истоками, питающими озеро Кинерет. В-третьих, тот факт, что Сирия на протяжении всех этих сорока лет ни разу не пошла навстречу Израилю, явно не способствовал желанию израильтян расстаться с Голанами ради соглашения с этой страной, в мирные намерения которой большинство израильтян не верит. Сирия принимала активное участие в нападении на Израиль в октябре 1973 года, причем именно на Голанских высотах шли наиболее кровопролитные бои. Сирия активно противодействовала израильским усилиям по изгнанию сил ООП из Ливана, а затем на протяжении многих лет содействовала Ирану в поддержании боеспособности «Хизбаллы» и проведению ею антиизраильских террористических актов. Именно в Сирии нашли прибежище самые непримиримые противники Израиля, в том числе фактический глава ХАМАСа Халед Машаль. Сирия до сих пор не передала Израилю останки повешенного в 1965 году в Дамаске разведчика Эли Коэна. Несколько израильских руководителей, не имея за собой общественной поддержки, были готовы пойти на риск, выражая готовность передать Голанские высоты Сирии при условии подписания мирного договора между сторонами (дальше других пошли в этом направлении Биньямин Нетанияху и Эхуд Барак) – Хафез Асад отказался. Как справедливо отмечает бывший посол Израиля в США и экс-депутат Кнессета Залман Шоваль, «непреложным остается факт, что почти все главы правительств Израиля были готовы вести переговоры относительно Голан, включая далеко идущие компромиссы, но, в конечном итоге, наталкивались на несогласие Сирии»[4].

Неудивительно, что против ухода с Голан выступало и выступает подавляющее большинство израильтян. Так, согласно опросу, проведенному под эгидой Центра мира им. Тами Штейнмец Тель-Авивского университета в феврале 1995 г., лишь 14.3% опрошенных выразили готовность согласиться на полный уход Израиля с Голанских высот даже при условии признания Сирией Израиля, установления между двумя государствами полных дипломатических отношений, демилитаризации Голан и получения международных гарантий обеспечения безопасности Израиля (32.1% согласились на частичный уход с Голанских высот, 50.5% опрошенных отвергли любой уход с Голан; 3.1% не имели сформированного мнения по этому вопросу)[5]. В период едва ли не наибольшей мирной эйфории за всю историю Израиля, спустя лишь четыре месяца после подписания израильско-иорданского мирного договора, обсуждая даже самые благоприятные из реально возможных итоги сирийско-израильских переговоров более 82% граждан страны склонны были сказать «нет» сирийским требованиям о полном возвращении Голанских высот. Пять лет спустя, в марте 2000 г., категорическое неприятие идеи ухода с Голан в обмен на мирный договор выразили 65.3% израильтян, опрошенных Центром мира им. Тами Штейнмец; «за» были 21.4% респондентов (остальные не имели четкой позиции)[6]. В декабре 2002 г. «за» уход с Голан при условии заключения мирного договора высказались 22.0% опрошенных, против – 62.1%[7]. С 2003 г. вопросы о перспективах урегулирования с Сирией даже не включались в ежемесячно проводимые Центром мира им. Тами Штейнмец изучения общественного мнения – вероятнее всего, в силу того, что данная тема была признана бесперспективной.

В статье «Что мы можем получить взамен от Дамаска?», опубликованной в конце декабря 2006 г. в газете «Маарив», известный израильский политический комментатор Габи Газит сформулировал то ощущение, которого придерживается большинство граждан страны: «Не будем вводить самих себя в заблуждение. Президент Сирии Башар Асад, предложивший Израилю начать переговоры о мире между двумя государствами, вовсе не поменял кожу и не возгорелся любовью к Сиону. Асад, как и большинство сирийских граждан, наверняка, не возражал бы проснуться однажды утром и обнаружить, что еврейского государства вновь нет на карте, и никто уже не требует от него усаживаться за стол переговоров и торговаться о деталях соглашения»[8]. Иными словами, израильтяне считают, что, даже садясь с Израилем за стол переговоров, сирийские руководители не признают легитимности права еврейского государства на мирное и безопасное существование. Газит перечисляет довольно значительный «список вопросов», решение которых в ходе переговоров сможет, по его словам, «скомпенсировать отступление Израиля с Голанских высот»:

Во-первых, постоянные границы, отступление к которым должно быть растянуто на максимально длительный период.

Во-вторых, всё, что касается мер по обеспечению безопасности: демилитаризация, сокращение военного присутствия, механизм международного контроля и т. д.

В-третьих, высылка из Дамаска главарей палестинского террора и прекращение военных поставок «Хизбалле».

В-четвертых, установление дипломатических отношений между двумя странами, характер и особенности будущего сотрудничества.

В-пятых, договоренности о совместном использовании и распределении водных ресурсов Иордана, Ярмука и озера Кинерет. Эти договоренности должны учитывать потребности Иордании и палестинцев. По-видимому, в ходе переговоров нужно будет затронуть также водные источники, расположенные на ливанской территории.

В-шестых, нужно договориться об открытых для торговли и обмена туристами границах.

В-седьмых (и это касается американских интересов), от Сирии нужно потребовать прекращения поддержки действующих в Ираке террористов и предотвращение контрабанды оружия через сирийско-иракскую границу.

И, наконец, последний вопрос, решение которого имело бы далеко идущие последствия для окончательного решения конфликта: предоставление сирийского гражданства палестинским беженцам, проживающим на территории Сирии и, возможно, сворачивание деятельности Управления ООН по делам палестинских беженцев (UNRWA) в Дамаске[9].

На сегодняшний день критерии, перечисленные выше, представляются крайне трудно реализуемыми, сирийцы ни разу не демонстрировали своей готовности пойти на подобные уступки. Автору, однако, кажется принципиально важным отметить, что и в случае выполнения ими всех этих условий отношение большинства израильтян к уходу с Голан останется крайне скептическим. За сорок лет в сознании израильтян укоренилось резко негативное отношение к сирийскому режиму, и сам факт его согласия на мирный договор, если таковое согласие будет, уже недостаточен для того, чтобы убедить граждан еврейского государства полностью отказаться от Голанских высот.

Бывший министр обороны и иностранных дел Израиля Моше Аренс опубликовал 2 января 2007 г. в «Гаарец» статью, в которой сформулировал свое видение условий, необходимых для налаживания политического диалога между Израилем и Сирией: «Нужно заявить, что изгнание из Дамаска руководства террористических организаций и прекращение сирийской помощи “Хизбалле” стало бы подтверждением искренности последних инициатив Башара Асада. … И еще – Израиль не начнет переговоры с пистолетом у виска. Сирийцы предлагают говорить о мире и одновременно угрожают нам войной. В подобных условиях мы не должны садиться за стол переговоров. Когда в Дамаске всё это поймут, тогда и откроется перспектива для мирного урегулирования между двумя государствами»[10].

Предположим, что сирийские руководители последуют советам, которые дает им видный израильский государственный деятель – и что тогда? Как выясняется, ничего. «Что важнее, тот факт, что до Шестидневной войны Голанские высоты были сирийскими, или тот факт, что эта территория является израильской на протяжении сорока лет и на ней проживают двадцать тысяч наших сограждан [автор, по всей видимости, имеет в виду только евреев]? Что важнее: стратегическое положение Голанских высот, господствующих над севером Израиля, или мирный договор, лишающий смысла соображения оборонного характера?», – спрашивает Моше Аренс, – и сам же отвечает, причем отвечает более чем недвусмысленно: «Трижды Сирия нападала на еврейское государство – в 1948, 1967 и 1973 годах. В ходе Шестидневной войны Сирия потеряла Голаны, а в войну Судного дня не сумела их отвоевать обратно. В истории дипломатии не принято возвращать нападавшей стороне в обмен на мирный договор территорию, использовавшуюся в качестве плацдарма агрессии»[11]. Иными словами, что бы не «поняли» в Дамаске, позиция Моше Аренса от этого не изменится.

Еще более резко высказался генерал в отставке Аарон Левран, статья которого называется ясно и конкретно: «“Нет” переговорам с Сирией»[12]. Анализируя негативные последствия возможного израильского ухода с Голан, А. Левран поднимает на смех едва ли не самые категоричные утверждения сторонников достижения мирного соглашения, настаивающих на том, что только так Израиль может решить проблему «Хизбаллы». А. Левран считает эту надежду иллюзорной: «После получения от нас Голанских высот Башар Асад вполне сможет заявить, что-де никакого влияния на “Хизбаллу” у него нет – в общем, господа израильтяне, разбирайтесь с ней сами… Даже если Сирия окажется способна пресечь переброску через свою территорию иранского оружия “Хизбалле” в Ливан, нет никаких гарантий, что она не станет втихаря вооружать шейха Насраллу сама (как она частично делает и сейчас). А если и не станет – то Иран, если захочет, найдет альтернативный канал снабжения “Хизбаллы”. Герметичного заслона от Ирана из Сирии не выйдет. Словом, надежного и долгосрочного решения проблемы “Хизбаллы” отдача Голан дать не сможет, а весомой части национального богатства мы безвозвратно лишимся, укрепив в мире свой имидж как робких и слабых капитулянтов», – заключает А. Левран[13].

В 2004 г. в Швейцарии с представителями Башара Асада встретились доверенные лица Ариэля Шарона. Годом раньше, в 2003-м, А. Шарон успешно торпедировал переговоры, которые тогдашний министр иностранных дел Израиля С. Шалом (посредством другого бывшего генерального директора МИДа – Эйтана Бенцура) вел в Иордании с братом и сестрой сирийского президента. В те дни началась война в Ираке, и А. Шарон предложил прервать контакты на месяц. Но подробности попали в прессу (видимо, не без помощи канцелярии премьер-министра Израиля), и встречи не были возобновлены. По словам известного израильского военного аналитика Зеэва Шифа, «эти переговоры ничем не закончились. Шарон понял, какую цену потребуют от него сирийцы, и ответил отказом»[14]. Даже А. Шарон, проведший очень болезненную операцию по выводу израильских сил и эвакуации поселенцев из Газы и Северной Самарии, предпочел не рисковать своей карьерой «на сирийском направлении». Едва ли с тех пор что-то изменилось принципиальным образом. Скорее как раз не изменилось: Равив Друкер, хорошо информированный обозреватель 10 канала израильского ТВ, сообщил 16 января 2007 г., что не так давно Николас Ланг («европейский посредник» в беседах А. Лиэля и И. Сулеймана) встречался с Шаломом Турджеманом, близким политическим советником Эхуда Ольмерта, и представил ему проект соглашения. Как утверждает Р. Друкер, Ш. Турджеман сказал Н. Лангу, что Израиль не заинтересован в этом документе[15]. Как и А. Шарон, Э. Ольмерт предпочел не идти по рискованному пути, опасности которого едва ли не перевешивают наилучшие из возможных дивидендов.

Надо сказать, что в израильском обществе достаточно укоренилась точка зрения, согласно которой у Израиля будет возможность заключить мирный договор с Сирией, не отступая со всей территории Голанских высот, при условии, что Сирия в качестве компенсации получит другие, равные по площади земли. Такой вывод сделал, например, бывший высокопоставленный сотрудник «Моссада», а ныне – глава Института стратегических исследований при междисциплинарном центре в Герцлии Узи Арад, приближенный к Б. Нетанияху. Еще в декабре 2004 г. Узи Арад выдвинул план, согласно которому Израиль передаст Сирии контроль над районом ферм Шебаа (как известно, эти территории требует передать Ливану «Хезболла», однако Израиль настаивает, что эти земли не принадлежат Ливану, и эта позиция была принята ООН). В качестве компенсации за передачу Сирии района ферм Шебаа Израиль сможет, по мнению Узи Арада, сохранить за собой часть территории Голанских высот. У. Арад ведет речь о районе общей площадью примерно 250 кв. км (т.е. чуть больше 20% территории Голанских высот), на котором, однако, сосредоточены более 60% еврейских жителей Голан. Договор с Сирией в том формате, который предлагает У. Арад, требует участия других стран. Поскольку единственная граница Израиля с Сирией проходит по Голанам, территории, которые послужит компенсацией за них, Сирия должна получить от Ливана или Иордании, которые, в свою очередь, получат за это компенсацию от Израиля. В рамках «ливанского варианта», Ливан передаст Сирии пограничные земли, и взамен получит от Израиля территорию вблизи израильско-ливанской границы. «Иорданский вариант» построен по тому же принципу. Иордания получит в этом случае от Израиля территории, лежащие к югу от Мертвого моря, и взамен отдаст Сирии прилегающие к ней земли равной площади[16]. «Эти принципы, возможно, не будут приняты в том виде, в котором они существуют сейчас, – признает Узи Арад, но оговаривается, что, по его мнению, его план дает некоторую исходную точку, с которой можно начинать переговоры». Израильтянам приятно думать, что полный уход с Голан и появление сирийцев на берегу Кинерета не являются неизбежным условием подписания межгосударственного мирного договора, поэтому масштабные проекты Узи Арада рассматриваются всерьез, хотя они едва ли имеют шанс быть реализованными в какой-либо форме. Кстати, дискуссии А. Лиэля и И. Сулеймана касались всех вопросов двухсторонних отношений, при этом «возможность обмена территориями была отвергнута с порога»[17].

Таким образом, в реальности сирийцы хотят получить то, что ни израильское руководство, ни общественное мнение еврейского государства не готовы им дать, при этом предлагаемые им израильтянами компромиссные варианты они даже не готовы рассматривать. В этих условиях лишь крайне драматическое развитие событий сможет превратить в реальность достижение мирного соглашения между двумя странами.

Примечания

 


[1] Akiva Eldar, «Secret understandings reached between representatives from Israel and Syria» // «Ha’aretz Daily», January 16, 2007; Akiva Eldar, «From Turkey, via Europe, to Syria» // «Ha’aretz Daily», January 16, 2007.

[2] См. Закон о Голанских высотах, 1981 в сборнике документов: «Конституционное право» под ред. Р. Дломи и М. Коэна (Иерусалим, 1997), стр. 588 [на иврите].

[3] Данные получены в региональном совете Голанских высот.

[4] Zalman Shoval, «Syria hallucinations» // Интернет-портал «Ynet», December 27, 2006; см.http://www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-3344820,00.html .

[5] Данные репрезентативного опроса, проведенного под эгидой Центра мира им. Тами Штейнмец Тель-Авивского университета 27 февраля 1995 г., вопрос 14 (цит. по оригинальному документу).

[6] Данные репрезентативного опроса, проведенного под эгидой Центра мира им. Тами Штейнмец Тель-Авивского университета 29–30 марта 2000 г., вопрос 10 (цит. по оригинальному документу).

[7] Данные репрезентативного опроса, проведенного под эгидой Центра мира им. Тами Штейнмец Тель-Авивского университета 30–31 декабря 2002 г., вопрос 22 (цит. по оригинальному документу).

[8] См.: Габи Газит, «Что мы можем получить взамен от Дамаска?» // «Маарив», 25 декабря 2006 г. [на иврите], пер. на рус. язык на сайте «Cursorinfo» http://www.cursorinfo.co.il/pressa/2006/12/25/lk-1/ .

[9] Там же.

[10] См.: Моше Аренс, «Когда в Дамаске поймут» // «Гаарец», 2 января 2007 г. [на иврите]. На Интернет-сайте«Cursorinfo» эта статья в переводе на русский язык (http://www.cursorinfo.co.il/pressa/2007/01/02/lk-2/) озаглавлена «Голаны – такая же законная земля Израиля, как Калининград – России»; в оригинальном тексте Моше Аренса ничего подобного на этот заголовок нет и в помине, и ни Россия, ни Калининград не упоминаются вообще.

[11] Там же.

[12] Аарон Левран, «“Нет” переговорам с Сирией» // «Гаарец», 20 августа 2006 г. [на иврите]. На Интернет-сайте«Cursorinfo» эта статья была переведена на русский язык; см. http://www.cursorinfo.co.il:8083/pressa/2006/08/20/sh-2/ .

[13] Там же.

[14] См.: Zeev Schiff, «Putting Assad to the test» // «Ha’aretz Daily», December 24, 2006.

[15] См.: «Чейни знал о тайных переговорах с Сирией» // Сообщение израильского информационного агентства «Седьмой канал», 17 января 2007 г., см. http://www.sedmoykanal.com/article.php3?id=220761 .

[16] См. интервью Узи Арада: Ури Яблонка, «Сирия не исключает возможности вместо Голанских высот получить другие земли» // «Маарив», 15 января 2007 г. [на иврите], пер. на рус. язык на сайте «Newsru.co.il»http://newsru.co.il/press/15jan2007/suria.html.

[17] Akiva Eldar, «Secret understandings reached ..» (см. сноску 1).

42.47MB | MySQL:92 | 0,986sec