О проблеме европейских сторонников «Исламского государства», захваченных на территории Сирии и Ирака

Швеция предлагает на месте в регионе создать международный трибунал, чтобы судить членов террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) за военные преступления. Об этом в интервью Шведскому радио в четверг 7 марта заявил министр внутренних дел Швеции Микаэль Дамберг. «Мы видим, как в ЕС у несколько стран, как и у Швеции, нет планов забирать террористов ИГ, — отметил он. — Если в регионе на месте будет действовать международный трибунал, это облегчит проблему свидетелей, сбор доказательств и проведение допросов». По поручению правительства Дамберг поднимет этот вопрос на встрече с его коллегами в Брюсселе. Но министр не намерен представлять какую-либо готовую модель того, как должен выглядеть подобный трибунал. «Европа должна досконально рассмотреть идею создания трибунала, — считает Дамберг. — Если Швеция хочет добиться успеха в том, чтобы убедить другие страны, нужно придерживаться более скромной линии, чем представление готовой шведской модели. Мы должны обсудить это с другими странами». Европейский союз должен с помощью ООН создать на Ближнем Востоке специальный трибунал для боевиков-наемников террористической организации «Исламское государство».  Эта инициатива в принципе была сразу же поддержана Австрией, а если еще точнее, то Вена в данном случае сыграла несколько на опережение. В субботу 2 марта министр внутренних дел Австрии Херберт Кикль выступил со следующим заявлением: «Европейские страны должны в срочном порядке договориться: в регионе (на Ближнем Востоке — прим. ТАСС) должны быть трибуналы против боевиков ИГ с привлечением ООН и ЕС». Глава МВД Австрии при этом считает, что учреждение такого трибунала на Ближнем Востоке позволит на месте заслушивать свидетелей и получать информацию с фронтов, необходимую для проведения уголовного процесса. «Моя позиция совершенно четкая: нам надо минимизировать угрозу для нашего населения. Кто из сторонников возвращения [наемников] возьмет на себя ответственность, если одна из таких «бомб с часовым механизмом» взорвется?», — добавил Кикль. По словам министра, Вена считает неприемлемой мерой принимать обратно в Европе наемников, которые отправились воевать в кризисные регионы на стороне боевиков. Как он отметил, это также касается жен террористов, которые обеспечивали свои мужьям надежный тыл и готовили для них еду, пока боевики вели военные действия. «В Австрию могут хотеть вернуться от 30 до 60 человек. Они туда уехали добровольно, месяцами воевали на стороне террористических организаций, получали ранения, а сейчас хотят воспользоваться системой здравоохранения государства, которое хотят уничтожить, — возмутился Кикль. — Это неприемлемо принимать такие «бомбы с часовым механизмом»» обратно в Австрии. У нас подобных проблемных кадров в стране достаточно». Его поддержала глава МИД Австрии Карин Кнайсль по прибытии на встречу глав МИД ЕС.  «Я не ожидаю единого решения ЕС. Все государства Евросоюза затронуты этой проблемой в разной степени, — заявила она, — поэтому такие решения будет принимать каждое правительство в отдельности». Тем не менее, рискнем предположить, что  с учетом последнего по времени скандала в Великобритании, правительство которой лишило британского подданства одного из эмиссаров «белых касок», такая позиция является практически солидарной для ЕС. Такую позицию  в принципе озвучил еще 25 февраля исполняющий обязанности премьер-министра Бельгии Шарль Мишель, выступая на саммите ЕС-ЛАГ в Шарм-эш-Шейхе. Бывших боевиков террористической организации «Исламское государство»  желательно судить не в Европе, а в странах региона, в частности, в Ираке и Сирии, где они совершили преступления.     «Их судебное преследование предпочтительно должно проводиться в регионе, где они совершали свои преступления. Проведение судебных разбирательств в государствах ЕС будет чрезвычайно затруднено поиском доказательств, поскольку преступления были совершены в Ираке и Сирии», — отметил Мишель. В качестве альтернативного пути он предложил выработать некую международную формулу для отправления правосудия над боевиками по типу Международного трибунала для бывшей Югославии. Бельгия наряду с Германией, Великобританией и Францией является одной из стран Евросоюза, откуда радикальные исламисты с европейским гражданством активно выезжали для участия в боевых действиях в Сирии и Ираке. Практика показала, что большая часть возвращающихся исламистов получают всего несколько лет тюрьмы, поскольку в большинстве случаев их участие в торговле людьми, убийствах или пытках заложников доказать не удается. Более того, даже в случае приговора к пожизненному заключению бельгийское законодательство допускает множество исключений и поблажек, благодаря которым до 60% пожизненно осужденных выходят из тюрьмы через 8-10 лет за примерное поведение. Другой признанной проблемой в бельгийских тюрьмах является высокий риск распространения радикальных и террористических идей между заключенным, поскольку большая часть бывших джихадистов отбывает сроки на общих основаниях. И эта судебная практика в принципе поддерживается практически всеми странами ЕС. По данным координатора ЕС по борьбе с терроризмом Жиля де Кершова, в боевых действиях в Сирии принимали участие в разные годы до 10 тысяч боевиков из Европы. Большая часть из них погибла или пропала без вести, порядка 15-20% уже вернулись, еще около тысячи человек все еще могут находиться в регионе. Отметим в этой связи, что такая ситуация типична практически для всех стран ЕС. Итогом этой дискуссии можно считать стойкое нежелание европейцев принимать обратно своих радикальных граждан и подданных и соответствующий довольно резкий отказ следовать рекомендациям по этому вопросу со стороны Вашингтона. В конце февраля  президент США Дональд Трамп призвал европейские страны забрать и предать суду более 800 своих граждан, присоединившихся к ИГ и позже взятых в плен в Сирии возглавляемой Соединенными Штатами международной коалицией. Американский лидер предупредил европейских союзников, что в противном случае боевики будут отпущены. В этой связи  европейские страны пытаются уговорить Багдад принять иностранных боевиков, захваченных в Сирии, и судить по законам Ирака. С таким утверждением выступила во вторник газета «Аль-Араби аль-Джадид» со ссылкой на источники в Багдаде. «Запад оказывает давление на Ирак, чтобы принять от 400 до 600 боевиков «Исламского государства»  европейских стран, в первую очередь Франции, Германии, Великобритании, — сообщил источник изданию. — Они пытаются убедить Ирак не только принять, но и судить боевиков в соответствии с антитеррористическим законодательством». Ранее иракские власти репатриировали свыше 300 боевиков ИГ, захваченных поддерживаемой США коалицией «Силы демократической Сирии» (СДС, костяк составляют курдские отряды) в Сирии. Все переданные террористы являются гражданами Ирака. Вместе с тем иракская разведка 21 февраля провела собственную операцию в Сирии, нейтрализовав крупнейшую сеть финансирования ИГ, в которую входило 13 граждан Франции. Как заявил президент Ирака Бархам Салех во время визита в Париж, иностранные боевики предстанут перед иракским судом.

В этой связи отметим следующее. Проблема пленных боевиков в зонах локальных конфликтов вообще является сложной темой для дальнейшего судебного расследования, а тем более в рамках правил и канонов западной юстиции. Основная проблема в данном случае заключается больше не в том, что страны ЕС не хотят принимать обратно своих граждан, чьих родителей (как правило) они в свое время пригрели у себя дома и дали им зачем-то гражданство своих стран. Вопрос стоит прежде всего в судебной перспективе их уголовных преследований. В данном случае западноевропейские политики лукавят: никакой чрезмерной радикализации европейских коммун в случае осуждения такого рода контингента не произойдет. Особенно, если европейские чиновники наконец-то начнут внятно и эффективно работать с исламистами и радикалами в условиях тюремного заключения. Это вопросы больше носят характер технический и организационный, и ими все равно придется заниматься. В европейских тюрьмах идет активная и эффективная исламистская радикализация заключенных-мусульман, и началось это не вчера. Абсолютное большинство джихадистов из Европы, которые отправились воевать в горячие точки или совершали свои акты в странах Европы в последнее время имели однозначное чисто криминальное прошлое без всяких ссылок на какие-то идеологические увлечения. Эти «увлечения» им привили уже в европейских тюрьмах «самопровозглашенные имамы», что само по себе означает абсолютную неспособность местных спецслужб работать на этом направлении. Кстати, такой же контингент встречался и в рядах исламистских иностранных боевиков, которые воевали в Чечне. Так что ничего принципиально нового в данном случае нет, и Сирия с Ираком совсем тут не при чем.

Теперь о главной причине, по которой европейцы резко возражают против приема своих собственных граждан. Это как мы уже сказали выше, отсутствие судебной перспективы для расследования деяний таких лиц и их последующего  осуждения. Все дело в том, что практически доказать и юридически закрепить уликовые материалы в отношении тех или иных лиц в рамках их участия в боевых действиях в локальных конфликтах практически невозможно. Вернее, это может сыграть только в том случае, если сами эти джихадисты по собственной глупой браваде будут снимать себя на пленку и хвастаться своими боевыми успехами или участием в публичных казнях. И это при условии, что судебные органы той или иной страны еще и получат в свое распоряжение такие записи. Все остальные улики, типа показания свидетелей или какие-то мифические списки набранных тем же ИГ иностранных боевиков, в данном случае не работают. Такого рода показания и улики в условиях европейской юстиции практически всегда разбиваются в пух и прах опытный адвокатурой.  Ровно по такой же причине американцы в свое время вывели не от хорошей жизни исламистов, захваченных в Афганистане, из-под американской юстиции, ради чего и организовали все эти скандальные тайные тюрьмы ЦРУ в странах ЕС и на военной базе в Гуантанамо, расположенной на территории Кубы.  С точно такой же проблемой сталкивалась и российская юстиция. В частности, когда американцы в начале 2000-х годов выпустили из Гуантанамо трех российских исламистов (двух кабардинцев и одного татарина) и депортировали их в Россию, то правоохранительные органы не смогли ничего им предъявить по сути их подрывной деятельности. Все эти три лица спокойно жили в Нальчике и Казани соответственно.  И, как показала практика, контролировать их действия негласным путями было довольно сложно: два кабардинца были позднее убиты во время попытки захватить Нальчик в 2002 году, а татарин нелегально эмигрировал в Афганистан и там погиб. То есть, никто из них от своих убеждений не отказался. Европейцы такой печальный опыт повторять не хотят: их в общем-то и так оперативно слабые и малочисленные службы  будут не в состоянии негласно контролировать в надлежащей степени прибывших из Сирии несколько сотен исламистов. И осудить их они также не смогут. В этой связи предложения о создании международного трибунала в одной из стран ближневосточного региона (а это Ирак, других кандидатов просто нет)  являются хорошо замаскированной попыткой от такой перспективы уйти. При этом все европейские чиновники  прекрасно отдают себе отчет в том, что осудить в рамках такого трибунала можно будет в конечно счете и после очень затяжных судебных расследований только ничтожную часть захваченных. При этом после оправдания львиной доли лиц такой категории, что неизбежно, их придется отпускать, и они конечно поедут в ЕС. Но поедут они в конечном счете уже при других чиновниках и правительствах (демократия, однако, предусматривает сменяемость), которые и будут расхлебывать эту проблему. А пока ее над оттянуть от своего срока полномочий. Что собственно и делается.   И в этой связи рискнем предположить, что срочная финансовая помощь со стороны Брюсселя в конце концов поможет Багдаду принять единственно «правильное» решение.  И даже если половина из плененных благополучно не дождется  из-за проблем со здоровьем (иракские тюрьмы по своим условиям содержания резко отличаются, например, от норвежских)  судебного решения, никто в европейских столицах поднимать шума из-за нарушения прав человека не будет. Это один вариант действий, и европейцы в этой связи отличаются последовательностью: они просто откупаются от неприятностей. Будь то миграционный кризис, или вот эта проблема с пленными исламистами. Но есть и вторая опция действий, и более радикальная. Напомним, что боевики в иррегулярных формированиях различных джихадистских групп не являются согласно международному праву «комбатантами» и соответственно не подпадают под действие соответствующих конвенций о военнопленных. Они мятежники и бандиты по этой причине, и соответственно вести с ними себя надо как именно с этой категорией лиц, которые  к тому же в большинстве случаев подпадают под действия чрезвычайного и военного положения. А оно отменяет практически все юридические условности, типа презумпции невиновности, адвокатов и приостанавливает действия большинства статей уголовного законодательства. Вот именно из этого и  надо исходить в данном случае.

52.05MB | MySQL:109 | 0,355sec