О назначение принца Халеда бен Сальмана заместителем министра обороны Саудовской Аравии

Недавние королевские указы  в конце февраля о новых назначениях, привлекли общее внимание. Естественно главный интерес был проявлен к принцессе Риме бинт Бандар – первой женщине в должности посла Саудовской Аравии. К освобождению от  должности посла в США и назначению заместителем министра обороны в ранге министра  принца Халеда бен Сальмана (ХБС) было проявлено меньше внимания, хотя с  политической точки зрения оно представляется более значимым.  Принц Халеда бен Сальмана, сын короля  и родной брат наследного принца Мухаммеда бен Сальмана (МБС),  родился  в 1988 г.,  закончил Академию ВВС имени короля Фесала (Тhe King Faisal Air Academy in Riyadh), получив чин лейтенанта (a second lieutenant)  ВВС КСА (RSAF). Затем он продолжил образование в Гарвардском университете, где получил  диплом по специальности «руководитель высшего звена по национальной и международной безопасности», а также изучал передовые военные электронные технологии (Advanced Electronic Warfare) в Париже. Проходил военную стажировку на авиабазе Коламбус (the Columbus Air Base, Mississippi),  и на авиабазе Неллис (Nellis Air Force Base, Nevada). В дальнейшем служил в качестве офицера тактической разведки и военного летчика  ВВС КСА, имеет около 1000 летных часов,  участвовал в боевых операциях международной коалиции против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), а также операциях «Решительный шторм» и «Возвращение надежды» в Йемене, имеет боевые награды.  После завершения карьеры военного летчика по стоянию здоровья (из-за травмы спины), ХБС  получил должность старшего советника в МО КСА, затем советника в канцелярии министра. В конце 2016 года он был переведен на дипломатическую службу сначала советником посольства, а затем  был назначен послом Саудовской Аравии в США в качестве «своего человека», чтобы курировать стратегически важное для МБС направление.

Укажем, что отставка ХБС не явилась неожиданностью, т.к. это прогнозировалось еще  с октября 2018 г.,  по мере нарастания антисаудовской кампании в американских СМИ вокруг дела Хашогги. Напомним, что ряд американских СМИ  со ссылкой на секретные отчеты ЦРУ распространил информацию  о возможной причастности саудовского посла к убийству опального журналиста. Якобы ХБС имел неоднократные встречи с Дж.Хашогги, убеждая посетить саудовское консульство в Стамбуле для получения необходимых ему документов под гарантии личной безопасности. Однако сам принц и пресс-служба посольства категорически все отрицали. Тем не менее, в  СМИ было поставлено под сомнение  искренность подобных заявлений, поэтому стали появляться комментарии  о нежелательности  видеть ХБС  в качестве посла КСА с намеками, что его  дипломатическая миссия в США завершилась.  В глазах критиков  Эр-Рияда подозрения и обвинения в возможной причастности посла к этому громкому преступлению могли сказаться  негативно на его способности  представлять КСА в США на должном уровне. Поэтому, такая «нервозная»  ситуация, не могла долго продолжаться. В результате принц Халед покинул США в   конце  2018 г. и к своим обязанностям посла уже не вернулся.

Как следует из биографии, его карьера была больше связана с военной службой,  поэтому возвращение из Вашингтона  в более привычную для него сферу было вполне объяснимо.   В своем  аккаунте в Twitter сразу же после публикации указа о назначении  ХБС  выразил  официальную благодарность руководству КСА. В следующем посте он указал, что готов стать «мечом Его Королевского Высочества Министра обороны перед лицом всякого агрессора против нашего дорого отечества». Такое заявление было расценено как знак того, что  в политической системе королевства складывается  силовой «тандем» сыновей короля Сальмана, которые готовы к решительным действиям по укреплению своей власти на всех направлениях, как против внутренних оппонентов, так и внешних противников. Принц Халед сразу приступил к исполнению своих обязанностей заместителя министра обороны, посетив саудовские войска в пограничном районе  Аль-Хауба, провинция Джизан, а затем провел рабочие встречи с сотрудниками МО КСА в штаб-квартире в Эр-Рияде. Некоторые аналитики (С.Хендерсон) предположил, что  «остается неясным, знаменует ли повышение ХБС политический сдвиг в сторону усиления дипломатических путей для решения кризиса в Йемене, или, наоборот, военное давление будет усилено». Представляется, что в данном случае ответ более-менее определенный – военная кампания в Йемене будет продолжена. Хотя тактика и стратегия могут быть изменены  на более «мягкую» форму в связи с растущим международным давлением и со стороны западных союзников (особенно  в парламентских структурах и оппозиционных кругах США, Великобритании и ЕС). Вероятно, поэтому для сохранения военного сотрудничества и военных контрактов на поставку вооружения потребовалось «новое лицо», курирующее военную операцию в Йемене.  Тем не менее, если судить по  высказываниям ХБС в Twitter, в связи с предполагавшейся отставкой Дж.Зарифа,  он разделяет все антииранскую позицию своего брата в полной мере: «Мирные переговоры в Европе не имеют никакого значения для тех, кто имеет власть в Иране…К сожалению, Королевство Саудовская Аравия с трудом усвоило, что Джавад Зариф — просто еще одно лицо той же монеты; теперь мы знаем, кто жокей, а кто лошадь… ».

Также предполагалось, что новое назначение ХБС было мотивировано и внутриполитическими причинами —  подготовка к новой должности высшего уровня в ближайшем будущем и укрепление власти наследного принца. Поскольку  пост заместителя министра открывает перед ним большие перспективы в политической системе КСА, т.к. теперь он получает под контроль МО КСА, и становится де факто министром обороны. В  свою очередь, это развязывает руки МБС.  Поскольку поручив «оборонку» родному брату, пользующемуся безусловным его доверием,  теперь он может сосредоточиться на других важных вопросах, прежде всего по укреплению своей власти и продвижению социально-экономических реформ. Пока сложно предугадать, как сложится дальнейшая карьера ХБС. Послужит ли его возвращение в Эр-Рияд успешной реализации планов МБС по дальнейшей легитимизации процедуры по передачи власти, а также для противодействия внутренней оппозиции? Во всяком случае,  многие аналитики считают, что наследному принцу в настоящее время крайне необходим  «железный кулак» доверенного человека, который мог бы поддержать его стремления даже силовыми методами.  Неизвестно, сможет ли ХБС стать заместителем или даже вторым наследным принцем, т.к. это  будет противоречить традиционной системе распределения должностей и потребует утверждения «Совета присяги». Но как показывают события последних лет, власть все больше сосредотачивается в руках сыновей короля Сальмана, а это  все больше укрепляет его линию в наследовании престола. Это уже не раз давало повод внутренним критикам и внешним противникам МБС «иронизировать», что королевство в скором времени превратится из «Саудии в Сальманию».  При этом отметим, что  централизация и концентрация власти, с исторической точки зрения, не является «абсолютным злом» при определенных обстоятельствах, особенно на Ближнем Востоке, но и дает возможность сосредоточить силы государства для дальнейшего поступательного развития.

Кроме того, есть еще  причина назначения ХБС на новый пост. Существует вероятность, что будет  инициирован судебный процесс в связи с делом Хашогги, подобно международному трибуналу по делу об убийстве ливанского премьер-министра Р.Харири, созданного по одобрению СБ ООН, на котором в  качестве подозреваемых будут фигурировать ряд высокопоставленных лиц КСА, возможно включая и наследного принца, на чем особенно активно настаивает Турция. Поэтому при  негативном исходе для КСА, и в случае наложения санкций на вышеупомянутых лиц, ХБС может на время заменить своего брата, «продублировав» некоторые его полномочия, особенно для представительства королевства на международном уровне. Хотя, как уже говорилось выше,  принц Халед также упоминался в американских СМИ как один из фигурантов по делу Хашогги.

Среди дополнительных «фактов к размышлению» относительно нового назначения принца Халеда явилась весьма интригующая информация, опубликованная на страницах британской газеты The Guardian  5 марта с.г., а затем с энтузиазмом подхваченная  региональными СМИ стран, которые находятся в конфронтации с КСА. По мнению газеты, «усиливающиеся признаки возможного разногласия» между королем Сальманом и его сыном явным образом проявились после новых кадровых решений. Интрига состоит в том, что в данном случае, якобы, МБС  превысил свои полномочия в ходе визита короля Сальмана в Египет. Поясним, по закону, утвержденному королем Абдаллой,  во время отсутствия монарха  в стране титул наследного принца изменяется.  До возвращения короля наследный принц временно именуется как заместитель Хранителя двух святынь (Наиб Хадим аль-Харамейн аш-Шарифейн), т.е. фактически это «вице-король». По информации The Guardian, король Сальман и его окружение  узнали о кадровых перестановках наследного принца из новостных сообщений (что конечно представляется сомнительным). Таким образом, МБС издал ряд важных указов без ведома своего отца, применив более широкое толкование «временного титула» вице-короля, чего ранее в политической традиции КСА никогда не было.  В результате, король не только не одобрил новые назначения, которые счел «поспешными», но и убедился (или в этом убедило его окружение) в растущих амбициях своего сына,  которые могли быть расценены как посягательство на его полномочия. Как полагают, недовольство короля своим сыном выразилось в его отсутствии  как в аэропорту  в числе встречающих после возвращения короля из Египта, так и во время встречи с министром иностранных дел России С.Лавровым.

В этой связи, ставится вопрос о дальнейшем пребывании ХБС на новом посту, а также замена МБС другим наследником, в том числе из числа других своих сыновей (например, принц Бандар).  Пока все это остается  на уровне слухов и предположений в блогосфере. Как обычно, недоброжелатели МБС слишком сгущают краски и преувеличивают противоречия между королем и его сыном. Хотя ситуация не столь критическая как бы им этого хотелось. Скорее всего, король не изменит своего решения передать власть МБС, как он недавно дал понять в своем кругу, заявив, что все меры для этого  уже приняты и проблем с наследованием трона в КСА  не будет.  Вероятно, будут сделаны попытки убедить МБС «сдерживать себя» и впредь, а также не предпринимать «импульсивных» действий без консультации с королем и его советниками. Очевидно, король Сальман  действительно обеспокоен тем, что некоторые шаги МБС нанесли ощутимый репутационный ущерб  КСА на международном  уровне, а также весьма серьезно обострили разногласия в королевской семье. При этом наблюдается стремление наладить отношения с наиболее влиятельными кланами, которые были «обижены» действиями наследного принца. По имеющейся информации, саудовский монарх  дал приказ  разморозить заблокированные счета сыновей короля Абдаллы, в частности, бывшего министра Национальной гвардии принца Митеба и бывшего губернатора Эр-Рияда принца Турки. Но при этом внутренняя напряженность  все же остается. Это очевидно чувствует и сам наследный принц. Согласно сообщениям саудовских оппозиционных блоггеров, которые трудно верифицировать, было сформировано  особое  подразделение спецслужб «Силы быстрого вмешательства» на основе королевской гвардии. Военнослужащие этого подразделения прошли тщательный кадровый отбор, а также тренировку и инструктаж  специалистов из известной частной военной компании Academi (в прошлом Blackwater). Среди основных задач этого спецподразделения – поддержание личной безопасности наследного принца, противостояние любым попыткам государственного переворота, противодействие всем формам террористической активности и т.д.

42.86MB | MySQL:89 | 0,879sec