О некоторых недавних заявлениях и шагах сирийского руководства

Ряд шагов высших руководителей Сирии, состоявшихся в последнее время, указывают на решимость сирийского правительства восстановить территориальную целостность страны, а также отстаивать национальные интересы САР с помощью лавирования между интересами различных игроков, вовлеченных в сирийский конфликт. При этом идет как активизация стратегического партнерства САР с Ираном, на что указывает недавний официальный визит сирийского президента Башара Асада в Тегеран, так и попытки восстановить отношения Дамаска с рядом арабских государств. Все это происходит на фоне внешнеполитического противостояния Дамаска Турции и Израилю.

25 февраля президент Сирии Башар Асад посетил с официальным визитом Тегеран, где встретился с верховным лидером ИРИ аятоллой Али Хаменеи, провел переговоры с президентом Ирана Хасаном Роухани., секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, командующим КСИР генералом Мохаммадом Али Джафари и генералом Касемом Сулеймани. Отсутствие на этих переговорах министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавада Зарифа стало официальным предлогом для его несостоявшейся отставки. В этой связи обращает на себя ряд моментов, отличающих данный визит сирийского лидера. Во-первых, это первый зарубежный визит президента САР за рубеж (кроме России, где он побывал два раза) за весь период военно-политического конфликта, начавшегося в 2011 году. Во-вторых, то, что местом назначения такого первого за восемь лет визита выбран именно Тегеран. Это свидетельствует о крепких связях стратегического партнерства, связывающих Дамаск и Тегеран. Президент САР, которого ряд арабских и западных государств побуждают ослабить иранское влияние, продемонстрировал, что военно-политический альянс с ИРИ продолжает оставаться константой сирийской внешней политики. В-третьих, очевидно, что этот визит нес не только протокольный характер (поздравления руководству ИРИ по случаю сорокалетней годовщины исламской революции). В его ходе обсуждались конкретные вопросы, в частности противодействия американо-израильскому давлению на Сирию. В-четвертых, визит должен был продемонстрировать , что вопреки слухам о том, что Б.Асад сидит в президентском дворце как в осажденной крепости, он не боится оставить страну и чувствует себя в полной безопасности.

При этом некоторые арабские эксперты предполагают, что данный визит в Тегеран не был согласован сирийским президентом с российским руководством и, более того, отражал озабоченность Дамаска по поводу сближения между Россией и Израилем по сирийскому вопросу. По мнению главного редактора газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атвана, в Тегеране рассматривают предложение президента Российской Федерации В.В.Путина о создании международной рабочей группы по Сирии, которая должна создать предпосылки для вывода иностранных войск из этой страны как попытку вытеснить Иран из Сирии. Одновременно сирийские руководители насторожены, по мнению журналиста, примирительной реакцией на израильские удары по Сирии, а также тем, что российская дипломатия не оказывает достаточного давления на Турцию по выполнению обязательств в зоне деэскалации Идлиб и не противодействует турецкой позиции по установлению зоны безопасности на турецко-сирийской границе. По нашему мнению, делать какие-то выводы по российско-иранским противоречиям в Сирии пока рано. Они еще не приобрели явный характер. Однако то, что Дамаск будет развивать многовекторную политику, получая преимущества от альянса как с Москвой, так и с Тегераном, несомненно.

Касаясь вопроса о восстановлении сирийского суверенитета над всеми регионами страны, необходимо отметить, что Дамаск готов вести переговоры с курдами, но категорически не приемлет любого участия Турции в судьбе этих территорий. 17 февраля президент Сирии Башар Асад выступил перед руководителями местных и муниципальных советов, обратившись, в частности, к сирийским курдам. Башар Асад отметил, что курды, рассчитывавшие в свое время на поддержку Вашингтона, просчитались. Американцы не имели своей целью содействие курдской свободе, но использовали их как пешек в своей игре. По его мнению, «американцы отбросят их, как отбрасывали своих прежних так называемых союзников». В этой связи он призвал курдских соотечественников защищать свою родину (в том числе и от Турции) вместе с другими сирийцами на базе взаимного уважения, прав человека и социальной справедливости.

Шагом к восстановлению нормальных и продуктивных отношений Сирии с другими арабскими государствами стало участие сирийской делегации в Арабском Межпарламентском Форуме, прошедшем 4 марта в Иордании. Это был первый визит парламентской делегации САР на подобную конференцию, начиная с 2011 года. В своем выступлении на Форуме спикер парламента САР Хаммуда Саббаг отметил, что его страна ведет борьбу сразу на четырех фронтах: против терроризма; против международной блокады; за экономическое восстановление Сирии, а также войну на экономическом фронте. При этом как на официальной части Форума, так и в кулуарах председатель парламента Сирии активно общался со своими коллегами. Интересно, что инициатива восстановления Сирии в ЛАГ и Арабском Межпарламентском Союзе исходила от Саудовской Аравии. Более того, руководитель саудовской делегации предложил не брать с Сирии взносы, не уплаченные этим государством в 2011-2018 годах. Некоторые арабские эксперты даже предположили, что КСА старается вовлечь Сирию в свой альянс, который направлен против тандема Турции и Катара. На наш взгляд, это слишком смелая и преждевременная гипотеза, учитывая сирийско-иранский союз, но в перспективе сближение Дамаска с Эр-Риядом более вероятно, чем с Анкарой.

Необходимо отметить, что традиционно для Сирии была характерна гибкая многовекторная политика. Башар Асад в ходе сирийского конфликта проявил себя в качестве «мастера выживания». Он оказался единственным лидером арабского государства, охваченного процессами «арабской весны», не только сохранившим свой пост, но и сумевшим одержать победу над политическими противниками и их внешними покровителями (США, Турцией, Саудовской Аравией, Катаром). Разумеется, эта победа куплена очень большой ценой (разрушение экономики и инфраструктуры страны в ходе военного конфликта, раскол сирийского общества).

Сирийская правящая элита смогла привлечь на свою сторону влиятельных внешнеполитических союзников, каждого с разной мотивацией. Россия вступила в конфликт для того, чтобы обеспечить геополитический плацдарм в Восточном Средиземноморье и выступить на равных в диалоге с Западом после введения санкций 2014 года. Иран опасался того, что в результате гражданской войны Сирия может стать клиентским государством Саудовской Аравии или хуже того большим военно-тренировочным лагерем для джихадистов. Движение «Хизбалла» и иракские шииты вступили в конфликт для того, чтобы противостоять такфиристско-джихадистской угрозе.

Большинство арабских экспертов отмечают, что руководство САР не имеет долгосрочной стратегии, но хорошо усвоило тактику. Используя своих союзников и противоречия между противниками, оно готово поступиться некоторыми позициями для долговременного выживания. При этом сирийские руководители всегда предпочитали проводить многовекторную политику. В 1990-е и 2000-е годы, то есть в поздний период правления Хафеза Асада и в начале правления Башара Асада, правительство САР, развивая союзнические отношения с Ираном и военное сотрудничество с Россией, одновременно поддерживало хорошие отношения с Саудовской Аравией (были испорчены в 2005 году) и Францией, а также вело диалог с Соединенными Штатами. Оно в один и тот же период поддерживало шиитское движение «Хизбалла» в Ливане и радикальных исламистов-салафитов, которые вели партизанскую войну против американских оккупационных войск в суннитских провинциях Ирака. В настоящее время президент Б.Асада ведет антизападную риторику. Однако одновременно руководители сирийских спецслужб контактируют с коллегами во Франции, Германии и Италии, давая понять, что Дамаск готов к сотрудничеству в борьбе с терроризмом в случае восстановления дипломатических отношений и участия этих стран в возрождении сирийской экономики.

51.45MB | MySQL:101 | 0,334sec