К визиту госсекретаря США М.Помпео на Ближний Восток

Госсекретарь США Майк Помпео на этой неделе отправится в Кувейт, Израиль и Ливан, где он намерен акцентировать внимание на угрозе со стороны Ирана и поддерживаемых Ираном сил, таких как «Хизбалла». Помимо этого израильскому премьер-министру Биньямину Нетаньяху будет оказана дополнительная поддержка со стороны администрации Дональда Трампа в преддверии выборов в Израиле, которые пройдут 9 апреля. М.Помпео встретится с Б.Нетаньяху как с главой израильского правительства, а не как одним из кандидатов. При этом с генералом Бени Ганцем, бывшим начальником Генштаба израильской армии и одним из лидеров предвыборного блока «Сине-белые» или какими-либо другими кандидатами, участвующими в выборах,  встреч не запланировано.

Как отметили в Госдепартаменте, «у США есть серьезные интересы с Израилем, которые не откладываются из-за избирательного цикла в Израиле, [или] когда мы находимся в [избирательном цикле], именно так вы должны смотреть на рамки этого визита». Тем не менее, Б.Нетаньяху и Б.Ганц должны выступить с речами на ежегодной конференции Американо-израильского комитета по связям с общественностью (AIPAC) в Вашингтоне, 24 и 25 марта, сразу после возвращения М.Помпео из его ближневосточного турне.

В Иерусалиме, куда госсекретарь США прибудет после Кувейта, М.Помпео «встретится с рядом региональных чиновников, чтобы обсудить региональные вопросы и вызовы, [в том числе] со стороны Ирана и подконтрольных иранцам сил», сказал официальный представитель США. «Госсекретарь подтвердит как в частном порядке, так и публично неизменную приверженность безопасности Израиля и его праву на самооборону». При этом в Госдепартаменте не упомянули о возможности каких-либо встреч с палестинцами.

В последний раз М.Помпео посещал Ближний Восток в январе этого года, но тогда его визит пришлось прервать под предлогом похорон родственника. Тогда госсекретарь США планировал посетить Иорданию, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Катар, Саудовскую Аравию, Оман и Кувейт для того, чтобы убедить американских союзников в том, что Вашингтон по-прежнему привержен своим обязательствам перед ними после неожиданного объявления Д.Трампа о выводе войск из Сирии. На этот раз М.Помпео начнет визит 19 марта с посещения Кувейта во главе делегации США для участия в третьем ежегодном американо-кувейтском стратегическом диалоге.

В Кувейте М.Помпео также проведет двусторонние встречи с лидерами страны, чтобы обсудить региональные проблемы, «такие как Йемен и Сирия, а также прогресс в Ближневосточном стратегическом альянсе [MESA, арабское НАТО] и необходимость в единстве [Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива]», – сказал заместитель официального представителя Госдепартамента США Роберт Палладино. Кувейтский эмир шейх Сабах аль-Ахмад ас-Сабах возглавляет зашедший в тупик региональный процесс урегулирования спора между Катаром и блоком, возглавляемым Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами, которые в июне 2017 года начали блокаду Катара.

В Израиле и Ливане М.Помпео предложит посредничество США в решении морского пограничного спора между двумя странами с целью продвижения процесса разведки нефти и газа в Средиземном море, что могло бы стимулировать экономику региона. По словам представителя Госдепартамента, «США готовы… содействовать переговорам между правительствами Ливана и Израиля… для разрешения спора о потенциальных оффшорных ресурсах на взаимовыгодной основе». «Остальная часть восточного Средиземноморья движется вперед… Было бы прискорбно, если бы народ Ливана получил отказ из-за «Хизбаллы»… Мы готовы помочь».

Визит М.Помпео в Бейрут нацелен на то, чтобы показать, что Соединенные Штаты намерены продолжать участвовать в политическом процессе Ливана и не уступать его влиянию Ирана. По словам представителя Госдепартамента, М.Помпео встретится с президентом Ливана Мишелем Ауном и предложит поддержку администрации Д.Трампа «законным» ливанским институтам, таким как ливанские вооруженные силы, в противостоянии «Хизбалле». «Мы решительно поддерживаем продолжающееся взаимодействие США с ливанскими силами безопасности… как законными институтами безопасности Ливана», – заявил американский чиновник. «Наша поддержка этих сил, работа, которую они выполняют, их способность предстать в глазах народа Ливана в качестве легитимных… резко контрастирует с “Хизбаллой”».

Как полагают американские эксперты, Соединенные Штаты будут и впредь поддерживать политические и экономические противовесы Ирану и «Хизбалле», особенно  Вооруженные силы Ливана. Во время визита М.Помпео Вашингтон также может объявить о новых санкциях в отношении финансовых учреждений и отдельных лиц, связанных с «Хизбаллой»[i].

В свете антииранской политики США на Ближнем Востоке и предстоящего визита в регион М.Помпео, интересной представляется реакция в Израиле на ежегодный доклад в специальном комитете по разведке Сената США. Бригадный генерал (в запасе) Йосси Купервассер (директор проекта регионального развития на Ближнем Востоке в Иерусалимском центре общественных связей (JCPA), бывший гендиректор израильского Министерства стратегических вопросов и руководитель исследовательского отдела разведки ЦАХАЛа) анализирует ежегодную «Оценку угроз разведывательным сообществом США» (American Intelligence Community annual threat assessment), представленную директором Национальной разведки Соединенных Штатов Дэном Коутсом 29 января 2019 года. В докладе он сослался и на ядерную программу Ирана. Как профессиональный эксперт по разведке, Й.Купервассер озадачен терминологией, используемой Д.Коутсом.

Так, по словам Д.Коутса, в американской разведке «не думают, что Иран в настоящее время предпринимает серьезные действия, которые расцениваются как необходимые для производства ядерной бомбы». Однако, по словам Й.Купервассера, судя по опыту, американское разведывательное сообщество имеет весьма сомнительный послужной список в своевременном раскрытии попыток приобрести ядерное оружие многими странами (Северной Кореей, Индией, Пакистаном, Сирией и Ираком), включая сам Иран, поэтому следует очень осторожно подходить к таким оценкам. Похоже, разведка США очень мало знала о ядерном центре в иранском Парчине, где иранцы смогли серьезно продвинутся в ядерных технологиях. Некоторые из иранских объектов были обнаружены только с помощью информации, полученной из его «ядерного архива», который, скорее всего, также содержал ценные сведения о прогрессе, которого Иран смог добиться к 2003 году.

Предполагается, что на данный момент Иран соблюдает Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), потому что, по словам израильского эксперта, это соглашение лучшее, что возможно было сделать для режима аятолл. СВПД обеспечивает Ирану путь к большому арсеналу ядерного оружия за 12 лет – путь, который был заблокирован до заключения соглашения. Кроме того, утверждается в докладе, инспекционная деятельность МАГАТЭ, одобренная американцами в качестве части соглашения, не дает инспекторам возможность отслеживать и контролировать работу иранских экспертов, которые должны выполнять основные виды деятельности, причем по большей части – в хорошо скрытом месте не только в Иране, но, например, в Сирии.

Как отмечает Й.Купервассер, семь раз в докладе Д.Коутса относительно Северной Кореи, Турции, Афганистана, Мексики, России, Сирии и «Исламского государства» (ИГ, запрещенного в России) «использовано неопровержимое и убедительное утверждение “по нашей оценке”. В анализе иранской деятельности он использовал нерешительное и слабое выражение “мы верим”». В своем докладе Д.Коутс воздерживается от вывода о том, что Иран продолжает развивать потенциал для производства арсенала ядерного оружия. Представляется, что это нерешительное «мы верим» основано на недостатке знаний, а не на фактическом знании того, что такие действия не осуществляются. Возможность утверждать, что работа не ведется, требует гораздо большего доступа к объектам, нежели простого незнания об этом[ii].

Иранцы, по словам Й.Купервассера, усердно работают над созданием ядерного оружия. Они уже заявили о прогрессе и возможности в течение нескольких месяцев произвести необходимое количество расщепляющегося материала для первой ядерной бомбы. Таким образом, период, необходимый для производства требуемого количества высокообогащенного урана, определенно намного меньше, чем год, о котором ошибочно говорится в американском докладе. Иранцы признали, что не залили цементом ядро ​​своего тяжеловодного реактора в Араке. Иранские лидеры также хвастались тем, что продвигаются вперед в разработке ракет большой дальности, которые должны нести ядерные боеголовки. Более того, иранцы пытались скрыть архив со всеми необходимыми разработками, поддерживали работу максимально защищенного объекта в Фордо (завод по обогащению урана) и покупали передовые системы ПВО у России для защиты своих ядерных объектов. Как пишет Й.Купервассер, в Израиле  владеют всей этой информацией о действиях Ирана не из секретных источников (за исключением архива, который до определенного момента был секретом). Разве могут в Израиле серьезно относиться к информации о том, что иранцы не работают над получением ядерного оружия.

Д.Коутсу было бы правильнее сказать, что у Национальной разведки США нет реальных доказательств того, что Иран осуществляет ключевые операции, необходимые для производства ядерного оружия. В Оценке угроз Д.Коутса нет обсуждения случаев «а что, если», которые, по мнению израильского эксперта, могут быть актуальны уже в следующем году из-за растущего внутреннего давления в Иране (например, решение Ирана выйти из СВПД или масштабные волнения в Иране с массовыми жертвами). Но самое существенное упущение в отчете заключается в том, что в нем не упоминается массив разведывательных данных Моссада, добытый из иранского ядерного архива в Тегеране.

В докладе Д.Коутса упоминаются некоторые из наиболее важных иранских заявлений, касающихся ядерной программы, но не упоминаются другие. «Он воздерживается от неизбежного вывода о том, что, хотя Иран нарушил СВПД лишь в незначительной степени, он продолжает развивать потенциал для производства арсенала ядерного оружия, используя слабые стороны соглашения». Более того, по словам Й.Купервассера, в явном противоречии с его приверженностью соглашению, Иран остается решительным и непреклонным в создании арсенала ядерного оружия в качестве инструмента для распространения своей идеологии и гегемонии на Ближнем Востоке и за его пределами (а не только с целью своей защиты, как утверждается в отчете).

В свете вышесказанного для израильского эксперта неудивительно, что президент Д.Трамп раскритиковал доклад Д.Коутса. «Вполне возможно, что он [Д.Трамп] лучше понимает ситуацию. Лица, принимающие решения, должны выслушивать доклады разведки, но не обязательно их принимать. Тем  более, когда американское разведсообщество не только не обладает необходимыми сведениями, но само причастно к первородному греху – СВПД».

Очевидно, что планируемый визит М.Помпео в страны Ближнего Востока пройдет в контексте острого внутриполитического противостояния внутри Соединенных Штатов, когда подверженная кадровой турбулентности администрация Д.Трампа вынуждена балансировать между необходимостью реализации на международной арене в целом и на Ближнем Востоке в частности, своего видения, и сильным сопротивлением со стороны американского истеблишмента во главе спецслужб.

[i] Pompeo to push anti-Iran message in trip to Kuwait, Israel, Lebanon // Al-Monitor.15.03.2019. https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2019/03/pompeo-trip-lebanon-israel-kuwait-iran-hezbollah.html

[ii] The American Intelligence Threat Assessment on Iran’s Nuclear Program // JCPA. 12.02.2019. http://jcpa.org/article/the-american-intelligence-threat-assessment-on-irans-nuclear-program/

51.49MB | MySQL:101 | 0,352sec