Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (11 — 17 марта 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Алжиром и Афганистаном. Президент Алжира А. Бутефлика 11 марта объявил об отсрочке выборов главы государства и своем отказе баллотироваться на новый срок. Оппозиция отвергла решение президента. США и радикальное афганское движение «Талибан» (запрещено в РФ) выработали проект договоренности о выводе американских войск из Афганистана.

Сложная обстановка сохраняется в Алжире. 11 марта президент страны А. Бутефлика в своем обращении к нации объявил об отсрочке выборов главы государства и отказе баллотироваться на новый срок. В этот же день премьер-министр страны А. Уяхья подал прошение об отставке, которая была принята Бутефликой. Новым главой правительства президент назначил Нуреддина Бедуи, занимавшего пост главы МВД. Вице-премьером и министром иностранных дел Алжира стал Рамтан Ламамра. Прежде он уже возглавлял алжирский МИД. Кроме того, Бутефлика подписал указ о прекращении полномочий председателя Высшей независимой инстанции по наблюдению над выборами А. Дербаля и ее членов. Президент сообщил, что проект новой конституции Алжира будет разработан и вынесен на всенародный референдум. А. Бутефлика также заявил о намерении созвать общенациональную конференцию Алжира, на которой предстоит определить дату новых президентских выборов и выработать другие параметры переходного периода.

Правящая в Алжире партия Фронт национального освобождения и союзная с ней партия Национальное демократическое объединение поддержали решения президента. Заместитель министра обороны, начальник штаба Национальной народной армии (ННА) генерал А. Г. Салах заявил, что «армия Алжира будет защищать безопасность и суверенитет страны в любых обстоятельствах». Переходный период в Алжире, в ходе которого предстоит выработать проект новой конституции и внести изменения в политическую систему страны, займет не больше года, заявил 14 марта новый премьер Н. Бедуи.

13 марта оппозиционные силы Алжира в совместном коммюнике отказались от диалога с властью и участия в предложенной А. Бутефликой общенациональной конференции, а также отвергли принятые им решения. Оппозиционные силы призвали не вовлекать ННА в политическую борьбу. Кроме того, оппозиционеры заявляют, что «не приемлют какого-либо иностранного вмешательства во внутренние дела Алжира». Оппозиция сообщила, что обсуждает «дорожную карту», которая способствовала бы «единению политических сил для противостояния вызовам». Также было заявлено, что режим «хочет выиграть время и спасти систему», а «нынешняя власть не в состоянии руководить переходным периодом, и ее дальнейшее существование и курс, который она избрала, создают угрозу безопасности, национальной стабильности и единству нации».

Тем временем в столице страны и других алжирских городах на минувшей неделе продолжались массовые акции протеста. Их участники выступали против продления мандата А. Бутефлики и требовали его немедленного ухода от власти. Отмечается, что «протесты сосредоточены не только на личности президента, но и на могущественном клане, стоящим за ним». Кроме того, протестующие обвиняют правительство в ухудшении социально-экономической ситуации в стране, деградации системы образования и здравоохранения. Крупнейшая, многомиллионная общеалжирская манифестация протеста против объявленного решения Бутефлики перенести выборы главы государства прошла 15 марта.

Оценивая ситуацию в Алжире, политические наблюдатели задают главный вопрос: «Удастся ли власти выиграть время в поисках преемника?» Тем более в условиях, когда «в арсенале правительства отсутствует один из главных инструментов купирования социального возмущения» — достаточных средств, чтобы «откупиться от социальных протестов путем предоставления новых субсидий населению».

Франция и США позитивно оценили решение А. Бутефлики отказаться от пятого президентского срока и переносе выборов главы государства. МИД. России «считает, что последние события в Алжире являются внутренним делом страны, и надеется на решение республикой проблем в конструктивном ключе». 19 марта в Москве пройдут переговоры министра иностранных дел России С. Лаврова с алжирским коллегой Р. Ламамра.

12 марта спецпредставитель США по Афганистану З. Халилзад сообщил, что Соединенные Штаты и радикальное движение «Талибан» выработали проект договоренности о выводе американских войск из страны и борьбе с терроризмом. По словам З. Халилзада, «когда будет окончательно завершена разработка проекта графика вывода [войск], а также эффективных мер борьбы с терроризмом, «Талибан» и другие афганцы, включая правительство, начнут межафганские переговоры по политическому урегулированию и всеобъемлющему прекращению огня». З. Халилзад также отметил, что «никакой окончательной договоренности пока нет». Госдепартамент США не стал раскрывать детали достигнутых с талибами договоренностей.

Тем временем сообщается, что отношения между администрацией президента США Д. Трампа и правительством Афганистана «ухудшились до самой низкой отметки за последние годы на фоне разногласий по поводу переговоров с представителями движения «Талибан»». В Кабуле заявляют, что любое мирное соглашение с талибами должно предусматривать участие в качестве стороны правительства Афганистана и «представителей афганского общества». Вместо этого, как утверждает советник президента Афганистана по национальной безопасности Х. Мохид, Вашингтон не хочет даже оперативно делиться с Кабулом информацией о ходе переговоров. По его словам, З. Халилзад «лишает легитимности» кабульское правительство, исключая его из мирного процесса. Заявление Х. Мохида вызвало резкую реакцию со стороны Госдепартамента США, заявившего, что подобные высказывания наносят ущерб американо-афганским отношениям и мирному процессу. Власти Афганистана обеспокоены тем, что, что главная задача З. Халилзада – добиться обещанного Д. Трампом прекращения американской военной кампании в стране, даже если это будет сделано в ущерб Кабулу.

Обостряется военная ситуация на северо-западе Сирии в районе зоны деэскалации Идлиб. Военные действия охватили большинство районов по периметру этой зоны. Бандформирования ведут интенсивные обстрелы позиций сирийской армии, городов и селений в провинциях Латакия, Хама, Идлиб и Алеппо. В ответ правительственные войска САР наносят массированные огневые удары по позициям противника. Самолеты ВКС России 13 марта уничтожили склад группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» («Джебхат Ан-Нусра», запрещена в РФ) в провинции Идлиб, на котором, в частности, хранились ударные беспилотники для налета на российскую авиабазу «Хмеймим».

Около 40 тыс. граждан Сирии, состоявших в рядах незаконных вооруженных формирований, получили амнистию от правительства САР. Такие данные содержатся в докладе, представленном директором Организации национального примирения Я. Хаддур.

Участники международной донорской конференции по Сирии, прошедшей 14 марта в Брюсселе, обязались выделить почти 7 млрд долларов гуманитарной помощи «народу Сирии и беженцам», что на 1 млрд долларов больше, чем в прошлом году. Кроме того, международные финансовые институты и доноры объявили о предоставлении около 20,7 млрд долларов в виде займов на льготных условиях.

США, Великобритания, Германия и Франция в совместном заявлении от 15 марта призвали Россию и правительство Сирии принимать «серьезное участие в переговорном процессе по урегулированию в стране». Три страны отказываются «рассматривать вопрос о предоставлении помощи в деле восстановления Сирии «до тех пор, пока не будет начат необратимый и заслуживающий доверия полноценный политический процесс».

Президент Ирана Х. Роухани совершил 11–13 марта визит в Ирак. По его итогам стороны подтвердили «глубину близости между двумя странами, которая обеспечивает поворотный момент в построении стратегического партнерства и развитии отношений между двумя странами и народами во всех областях на основе глубокого сотрудничества и невмешательства во внутренние дела двух стран». Были подписаны 22 соглашения о сотрудничестве в торгово-экономической сфере. Оценивая итоги визита Роухани, политические наблюдатели отмечают, что «Иран продолжает занимать прочное место важнейшего соседа и крупнейшего экономического партнера Багдада, несмотря на периодически возникающие трения», а «США, как бы это им не нравилось, поделать с этим в ближайшей перспективе ничего не смогут», но продолжат укреплять свои позиции в Ираке, сосредоточившись на военном присутствии и военном сотрудничестве, а также иракском нефтяном экспорте, и нефтегазовом комплексе. Также отмечается, что «в то время как Тегеран явно выигрывает от расширения связей с Ираком, неясно, сможет ли Багдад извлечь выгоду, не нанося ущерба своим отношениям с США, Саудовской Аравией и другими противниками Ирана в регионе».

На минувшей неделе вновь обострилась ситуация в зоне палестино-израильского конфликта. В ответ на ракетный обстрел Тель-Авива 14 марта ВС Израиля поразили 15 марта около 100 целей палестинских экстремистов в секторе Газа. Всего 15 марта радикалы из сектора Газа выпустили по Израилю не менее 9 ракет, 6 из них были перехвачены системой ПВО Израиля. Тем временем, палестинцы отменили 15 марта свой традиционный «Марш возвращения», который еженедельно проводится с 30 марта 2018 г. в приграничных районах с требованием снятия длящейся уже 12 лет блокады сектора.

Начиная с 13 марта, в секторе Газа проходят акции протеста против экономической политики правящего в анклаве движения ХАМАС. Их участники требуют отменить налоги на муку и базовые продукты, а также выступают за объединение палестинских фракций и прекращение внутрипалестинского конфликта. Силы безопасности ХАМАС пытаются помешать акциям.

Парламент Судана 11 марта сократил срок действия чрезвычайного положения в стране, введенного президентом республики 22 февраля, с 12 месяцев до полугода.

13 марта президент Судана О. аль-Башир утвердил состав нового правительства страны. В нем сохранили свои посты министры иностранных дел, юстиции и обороны. Сменился глава МВД — ведомства, которое неоднократно обвиняли в применении чрезмерной силы к протестующим. Существенные перестановки коснулись экономического блока и сферы услуг.

14 марта Сенат Конгресса США одобрил резолюцию, согласно которой США должны прекратить предоставление помощи возглавляемой Саудовской Аравией коалиции, ведущей в Йемене войну против шиитских повстанцев-хоуситов. Резолюция должна вернуться в нижнюю палату Конгресса. Ожидается, что президент Д. Трампа наложит вето на эту резолюцию: по мнению администрации, документ является ошибочным в связи с тем, что ВС США напрямую не задействованы в вооруженном конфликте. Вашингтон оказывает логистическую помощь Эр-Рияду. Также США осуществляют обмен разведданными и поставляют оружие странам-членам коалиции.

Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 15 марта: «Мы закончили с этим (покупкой С-400). О том, чтобы сделать шаг назад, не может быть и речи. Россия начнет поставки ЗРС в июле этого года».

Вашингтон по-прежнему рассматривает Турцию как союзника, однако считает серьезной проблемой в двусторонних отношениях сделку по приобретению Анкарой ЗРС С-400 у России, заявил помощник президента США по национальной безопасности Дж. Болтон. У Вашингтона с Анкарой также «есть спорные вопросы в том, что касается конфликта в Сирии», но Турция по-прежнему является союзником по НАТО. «Мы пытаемся взаимодействовать с ними, но у них очень плохие отношения с нашими близкими друзьями в Израиле. Нам нужно урегулировать эту проблему», — отметил Болтон.

Турция ожидает поставок американских истребителей пятого поколения F-35 в ноябре 2019 г., сообщил 14 марта министр национальной обороны Турции Х. Акар. По его словам, турецкие «пилоты и техперсонал продолжают проходить обучение в США».

 

Приложение

 

 

Об «Исламском государстве» в Ираке на современном этапе

(часть I)

 

 

В декабре 2017 г. правительство Ирака заявило о военной победе над террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) на территории страны. В дальнейшем в Багдаде неоднократно повторяли это утверждение. О военной победе над ИГ в Сирии и Ираке многократно заявлял и президент США Д. Трамп. 30 апреля 2018 г. международная антитеррористическая коалиция во главе с США заявила о завершении крупных боевых операций против террористов ИГ. Прекратил свою деятельность штаб командования совместными наземными силами в Багдаде. Действительно, иракским правительственным силам при масштабной поддержке (особенно авиационной) западной коалиции удалось нанести поражение крупным формированиям боевиков, отвоевать у джихадистов значительные территории в Ираке, а само «Исламское государство» как квазигосударственная структура прекратило свое существование.

Вместе с тем, реальная ситуация в Ираке не подтверждает оптимистические выводы ряда иракских и американских политиков о военном крахе джихадистов. Да, на сегодняшний день «военная составляющая «Исламского государства» очень сильно ослаблена, но не уничтожена совсем». По оценке Контртеррористического управления ООН, по состоянию на февраль текущего года от 14 до 18 тыс. боевиков ИГ остаются в Ираке и Сирии. При этом группировка постепенно эволюционирует в подпольную сеть, а у джихадистов в Ираке по-прежнему достаточно потенциала, чтобы проводить подпольные диверсионные операции.

По оценкам политических и военных аналитиков, руководители «Исламского государства» «предприняли ряд прагматических шагов по распылению части своих боевиков, оружия и ресурсов, что позволило группировке продолжать террористические и повстанческие операции после военного поражения. В частности, еще в 2017 г. многие формирования боевиков, включая самые боеспособные, была переформирована в небольшие по численности отряды. Другая часть перешла на нелегальное положение, частично легализовалась и даже влилась в местные органы власти и охраны правопорядка в провинциях с преимущественно суннитским арабским населением, «где все эти процессы проходили и проходят исключительно на основе договоренностей с суннитской племенной верхушкой». Боевики ИГ осуществляют активную подпольную и диверсионно-террористическую деятельность, терроризируя гражданских лиц, нападая на сотрудников полиции и военнослужащих ВС Ирака, объекты инфраструктуры. Они имеют в своем распоряжении медикаменты и продовольствие, пользуются мобильной связью и беспилотниками. Боевики сохранили значительный арсенал оружия в провинции Анбар.

В то же время сторонники «Исламского государства» на данный момент не имеют в Ираке обширных территорий под своим контролем. Террористам удается скрываться в безлюдных районах страны. Они располагают укрытиями в провинциях Тикрит, Мосул, Анбар и в горах Хамрин на северо-востоке Ирака. Отряды боевиков ИГ (от 80-100 человек), свободно перемещающихся на автомобилях, замечены в провинциях Киркук и Салах эд-Дин. Серьезную опасность представляют джихадисты так называемых «спящих ячеек» ИГ. Боевики ИГ нередко предпринимают попытки проникнуть на иракскую территорию из соседней Сирии.

Американские эксперты отмечают, что в последние несколько месяцев происходит своего рода «ренессанс» «Исламского государства». Несмотря на потерю контроля над обширными территориями, сохранившийся потенциал ИГ «начинает все больше демонстрировать себя в Ираке». Террористическая группировка «снова проводит в стране кампанию в рамках минно-взрывной войны и прямых рейдов с целью перелома ситуации в свою пользу, как это было с 2010 по 2014 год». Более того, отмечается, что партизанская и подпольная деятельность джихадистов в период «пост-халифата» «ускоряется быстрее, чем усилия по ее предотвращению», предпринимаемые силами западной коалицией. Наряду с проведением активных операций сторонники ИГ восстанавливают «повстанческие сети» в своих «исторических оплотах» в стране и «связывают их в единое целое, подготавливая условия для будущих наступательных действий против правительства Ирака». Однако пока боевикам «просто не выгодно занимать какой-то населенный пункт, и они продолжают придерживаться тактики партизанских действий». Во многом сдерживает реализацию наступательных замыслов экстремистов отсутствие серьезных источников финансирования.

Наблюдения американских служб показывают, что «население ИГ» остается радикализованным, поэтому военным необходимо продолжать операции против террористической организации, в том числе против ее главарей и посредников, а также «токсичной» идеологии джихадистов, считает глава Центрального командования ВС США генерал Дж. Вотел.

Эксперты справедливо полагают, что высокая активность действий боевиков и сторонников «Исламского государства» в значительной степени обусловлена тем, что «отсутствуют даже пока первичные признаки решения основной проблемы, которая собственно и привила к возникновению ИГ как явления. Это нежелание шиитов инкорпорировать суннитскую элиту в исполнительную власть» Ирака. Так и не был решен вопрос официального включения в иракскую армию суннитских милиций в провинциях Анбар и Найнава. Все это «оставляет эти провинции в качестве потенциальных и реальных баз оставшихся отрядов ИГ».

Иракская армия, полиция и силы безопасности всячески пытаются противодействовать боевикам ИГ. В частности вооруженные силы Ирака и ополченцы продолжают выявлять укрытия террористов ИГ на территории страны и наносить по ним удары. В последнее время количество войсковых операций против террористов значительно выросло, причем сразу в нескольких провинциях. Эксперты отмечают, что действия иракской армии и шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» стали все «больше похожи не на локальные спецоперации, а на достаточно масштабные боевые действия с задействованием артиллерии и авиации». Регулярную огневую и воздушную поддержку иракским правительственным силам оказывают авиация и артиллерия западной коалиции. В декабре Министерство обороны Ирака и Министерство пешмерга правительства курдской автономии договорились о совместном предотвращении проникновения боевиков ИГ в пограничных районах на севере Ирака. По информации СМИ, спецслужбы США, Франции, Ирака и Сирии в последнее время значительно активизировали усилия по поиску главаря «Исламского осударства» А. Б. аль-Багдади в пограничной сирийско-иракской зоне. В операциях задействованы беспилотники, местность прочесывают поисковые отряды. Тем не менее, все прилагаемые усилия иракских силовиков и сил западной коалиции пока не очень успешны.

Отмечается, что «группы исламистов довольно легко ускользают от военных, атакуя с новой силой в других районах. Действуя небольшими группами на огромных территориях, от Фаллуджи и Рамади на западе до Мосула на севере, от границы с Ираном на востоке и северных окраин Багдада на юге, небольшие отряды ИГ неуловимы для традиционных действий военных и шиитской милиции. Отказавшись от удержания городов любой ценой, как это было в Мосуле, они разбили оставшиеся силы на мелкие мобильные группы, действующие автономно. Изменилась и география нападений». Если в начале 2018 г. основными оперативными районами для действия джихадистов были пустынные территории провинции Анбар, районы провинций Бабиль, Багдад и Найнава, то по мере перегруппировки активность террористов перекинулась в провинции Дияла, Салах-эд-Дин и Киркук. «Здесь, используя удобный ландшафт (горные районы провинции Киркук и густые пальмовые рощи вдоль реки Дияла) и традиционную межнациональную и межконфессиональную вражду, ИГ постоянно наращивает свою активность». Отмечается, что террористы усилили нападения на объекты энергетической инфраструктуры Ирака. В результате постоянных нападений джихадистов иракские проправительственные силы несут значительные потери.

Политические наблюдатели в этой связи подчеркивают: «Конечно, ИГ можно загнать в подполье и частично разгромить, особенно пользуясь полным господством в воздухе, но лишить его основы и значительной материальной базы можно лишь путем привлечения на свою сторону суннитских племен. Чисто военного решения эта задача, применительно к Ираку, не имеет. Для нормализации обстановки требуется полноценная политическая реформа власти». Ведь феномен «Исламского государства» следует «рассматривать как максимальную степень суннитского недовольства в Сирии и Ираке сложившимся балансом межконфессионального распределения социальных и экономических благ. И в этой связи любая территория, на которой традиционно проживают сунниты, является потенциальным очагом присутствия ИГ в той или иной степени». И если эту проблему не решать — все может закончиться новым появлением «халифата».

39.48MB | MySQL:88 | 0,779sec