О проблемах определения стратегии действий ФРГ в Афганистане

Визит главы внешнеполитического ведомства ФРГ Х.Мааса в Афганистан и Пакистан на прошлой неделе в очередной раз поднял вопрос о стратегии Берлина в урегулировании афганского конфликта и роли региональных игроков в нем. Сам министр трактовал свой приезд в Мазари-Шариф как «четкий сигнал», свидетельствующий о «приверженности ответственности, которую мы (ФРГ – авт.) взяли на себя в качестве второго по величине донора и поставщика войск в Афганистан». В практическом  смысле поездка стала своего рода подтверждением принятого в прошлом месяце правительством во главе с А.Меркель решения продлить участие Бундесвера в операции НАТО «Решительная поддержка», а также прозвучавшего предложения провести мирную конференцию с участием движения «Талибан». Помимо этого, уже находясь в Исламабаде, Х.Маас, судя по всему, решал задачу сближения Пакистана и Афганистана, назвав первый «ключом к стабильности» второго, поскольку он играет особенно заметную роль в борьбе с трансграничным терроризмом и обеспечении общей стабильности.

Кажущая внешняя стройность немецкой логики рассуждений вместе с тем не лишена воздействия противоречий, существующих на разных уровнях политики ФРГ. Так, согласно закрытому правительственному документу, оказавшемуся в распоряжении журнала Spiegel, Берлин в целом крайне скептически оценивает шансы на мир в Афганистане, считая главным фактором нестабильности намерение США вывести свой военный контингент. С точки зрения отчета, Германия трактует попытки американской администрации наладить политический процесс как шанс оправдать окончание военного присутствия. Вместе с тем, федеральное правительство полагает, что в ближайшее время прогресс не представляется возможным, что объясняется «сложной внутриафганской и международной переговорной позицией».

При этом в открытую страна как раз пытается стимулировать переговорный процесс, повторяя предложение о проведении конференции, участие в которой, как утверждает тот же внутренний документ, должен принять «Талибан». Вместе с тем и данная инициатива интерпретируется по-разному. С одной стороны, представитель МИД ФРГ Р.Бройль заявляет лишь, что это традиционное предложение, выдвигавшееся неоднократно. Другими словами, некий аналог палестино-израильской мирной конференции в Москве, которую периодически предлагает в качестве альтернативы американским шагам глава российского МИДа С.В.Лавров. Чувствуют недостаточную проработанность данного сценария и немецкие «зеленые». Так, представитель партии О.Нурипур подозревает Берлин в намерении быть не посредником, а лишь предоставить площадку для переговоров, не вникая глубоко в суть урегулирования. В этой связи, с точки зрения политика, правительство должно заранее описать, какие оно видит перспективы для Афганистана и способы их достижения. При этом из названного выше внутреннего документа следует, что такое заявление официальный Берлин выпустит лишь в том случае, если США действительно выведут войска.

Также правительственная коалиция опасается критики со стороны СвДП. Исходя из чего, в значительной степени визит в Афганистан был ориентирован на внутреннюю аудиторию. При этом значение имеют не только партии, хотя здесь стоит обратить внимание, что Х.Масс представляет т.н. «младшего партнера» в правительстве А.Меркель — СДПГ, которого, как отмечалось ранее, могут сменить те самые «зеленые» и СвДП. Важно и то, какую атмосферу дебаты создают в обществе, снижая убежденность немцев в необходимости держать контингент Бундесвера в Афганистане. Наконец, еще одна линия разлома проходит между политиками и военными. Еще в январе министр обороны ФРГ У. фон дер Ляйнен провозгласила принцип «вместе туда и вместе обратно», отметив, что Бундесвер покинет Афганистан вслед за военными из США, поскольку немецкие вооруженные силы не участвуют в операциях самостоятельно, а только в рамках коалиций. Вместе с тем здесь наблюдается, скорее, форма давления на Вашингтон, основывающаяся на попытке показать, что решать международные проблемы руками европейских союзников президент Д.Трамп не сможет.

Немецкий Welt отмечает, что на фоне переговоров американцев с «Талибаном» ФРГ чувствует себя хорошо информированной. Косвенным подтверждением наличия некой согласованной или, как минимум, понятной друг другу линии является то, что Х.Маас во время своего визита в Мазари-Шариф дал понять, что победить движение «Талибан» нельзя, поэтому необходимо добиться его интеграции в мирный процесс и взять с талибов обещание не сотрудничать с террористами, над чем во время последнего по времени раунда переговоров в Катаре работали США. Относительно спокойно, по мнению того же издания, Берлин чувствует себя в плане сроков вывода американских войск, поскольку, как отмечают журналисты, в ходе поездки глава внешнеполитического ведомства ФРГ свидетельств сворачивания миссии не заметил.

С другой стороны, никто, как пишет  Welt, не застрахован от неожиданного твитта американского президента, кардинально меняющего ситуацию. Кроме того, даже при отсутствии такового талибы надеются, что уход США займет месяцы, но не годы, а значит немецкой дипломатии необходимо усилить риторику, отстаивающую идею продолжения миссии. Пока Х.Маас сосредоточился на двух направлениях. С одной стороны, вывод из Афганистана любой силы будет поводом для новой вспышки насилия. Так, ссылаясь на мнение военнослужащих Бундесвера, находящихся там, немецкая пресса отмечает, что вокруг Мазари-Шариф действительно относительно тихо, в то время как уже в 20 км оттуда ситуация абсолютно нестабильна. С другой стороны, попытка возложить ответственность за Афганистан на сам Афганистан, как полагают в ФРГ, будет означать серьезный провал в том, что касается защиты прав человека, прежде всего это касается женщин и национальных меньшинств.

Интересно и то, что фактически наблюдается расхождение позиций США и ФРГ относительно роли Пакистана в стабилизации Афганистана. Одной из недавних причин, вызвавших недовольство Исламабада, стало то, что благодаря новому транспортному коридору, связывающему Индию, Иран и Афганистан, Пакистан остается в стороне, лишаясь экономических выгод и рычагов политического воздействия. При этом американцы приняли послабления относительно иранского порта Чабахар. На немецких экономических интересах ситуация вокруг порта напрямую серьезно не сказывается. Страна принимала участие в развитии его инфраструктуры, поставляя туда оборудование, но его третья партия стоимостью порядка 16 млн евро прибыла еще осенью 2017 г. Серьезного влияние развитие порта, как ни странно, не имеет и в контексте американо-иранского противостояния и давления на Тегеран санкциями, поскольку для афгано-иранских отношений есть возможность использовать систему Hawala, не задействуя банки, а значит, не попадая под контроль США.  С такими выводами, по сути, согласны в Берлине. В частности, немецкие источники полагают, что США сделали послабления для Чабахара для того, чтобы вынудить Пакистан быть более сговорчивым, продемонстрировав ему, что Вашингтон с легкостью может переориентироваться на Нью-Дели. Одновременно Индия получила предупреждение, что если она хочет пользоваться выгодами в торговле, то должна брать на себя большую ответственность за регион, особенно Афганистан.

В целом, Париж и Берлин, поделившие между собой ответственность за стабильность Сирии и Афганистана, исходя из степени своей вовлеченности в каждый из конфликтов, несмотря на стремление сохранять спокойствие на фоне заявлений Д.Трампа о сворачивании американских воинских контингентов, испытывают вполне серьезные опасения. Объясняются они тем, что без непосредственного военного участия  США им придется брать на себя функции, к которым они не готовы, однако в противном случае будут утрачены все имеющиеся достижения. На примере Афганистана это означает, что Бундесвер будет вынужден перейти от обучения афганских сил безопасности и проведения разведывательных миссий к операциям, которые повлекут за собой риск жертв, к чему немецкое общество, не разделяющее идеи об интернациональном долге, явно не готово. С другой стороны, решение отстраниться от конфликта, пойдя по пути США, будет означать провал политики депортаций афганских беженцев из Германии, которая и без того серьезно критикуется, а значит страну ждет дальнейшее усугубление миграционного кризиса с риском всплеска терроризма.

51.62MB | MySQL:101 | 0,258sec