К вопросу о реакции Турции на решение президента США Д.Трампа по Голанским высотам

25 марта с.г. президент США Дональд Трамп подписал прокламацию о признании Голанских высот частью Государства Израиль, в очередной раз продемонстрировав готовность к односторонним шагам, в частности, игнорирующим решения ООН.

Разумеется, реакция от Турции последовала незамедлительно. Причем, Турция оказалась первой страной, которая выразила свое неприятие решения США. Президент Турции Р.Т.Эрдоган назвал этот шаг «ошибкой» и «подарком» премьер-министру Б.Нетаньяху к предстоящим в Израиле выборам. Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу заявил о том, что американцы своими шагами аннулировали свои же собственные заявления  о категорической приверженности территориальной целостности Сирии. Более того, турецкое руководство призвало ЕС сплотиться вокруг Турции – как главной защитницы международного права и гаранта мира и стабильности в регионе Ближнего Востока. Иными словами, подспудно предложило сформировать единый антиамериканский и антиизраильский фронт. Тем более, что и в европейских столицах решение Трампа не вызвало волны поддержки.

Делая свои заявления и формулируя предложения, Турция выступает сразу в нескольких ипостасях. Перечислим главные из них.

Турция – многолетняя сторонница того слогана, что «мир – больше, чем 5» (постоянных членов СБ ООН). Страна отстаивает необходимость большей инклюзивности главного органа ООН с учётом того, что мир изменился и стал многополярным, а, следовательно, голос этой части мира должен быть услышан и принят во внимание при принятии решений.

Турция – страна, имеющая протяженную 911-километровую границу с Сирией, а, следовательно, все, что к этому «ближнему зарубежью» относится, волнует, по определению, и Анкару. Голанские высоты, невзирая на свою достаточно скромную площадь в 1800 кв. км, имеют стратегическое значение для Израиля, Сирии и целого ряда стран, включая, разумеется, Иран.

Турция все последние годы проводит подчеркнуто антиизраильскую внешнюю политику и, с другой стороны, пытается выступать в качестве голоса региона и защитницы мусульман по всему миру. Отсюда все, что идет на пользу Израилю, автоматически признается противоречащим интересам исламского мира и встречает сопротивление со стороны Турции.

И, наконец, в последние годы Турция настойчиво критикует внешнюю политику США и на Ближнем Востоке, в частности. Так было при администрации Б.Х. Обамы. Так, и возможно ещё больше, происходит при администрации Д.Трампа, на которого надежд было даже больше, чем на Обаму, когда он, в первый раз, посетил Турцию и был там встречен, надо сказать, восторженно.

Разумеется, невзирая на риторику турецкого руководства на площадях Турции, называть турецкую внешнюю политику антиамериканской, по своей сути, было бы заблуждением. Антиизраильской, к примеру, можно называть с теми или иными оговорками, а вот антиамериканской – нет.

Публичная же риторика президента Р.Т.Эрдогана рассчитана на простых турок, у которых антиамериканизм – чуть ли не в крови, и преследует своей целью заручиться их поддержкой.

Но если смотреть на дела, то во всех турецких шагах прослеживается надежда, которая, невзирая ни на что, до конца так и не угасает, что в Вашингтоне «одумаются» и Турция станет главным региональным партнёром США, которые откажутся, наконец, после экспериментов в Ираке и в Сирии, от своих игр с курдами и с тем, что называется Большим Ближним Востоком. Тем более, что именно от США — даже не от ЕС — зависит то, будут ли инвесторы и горячие деньги «любить» Турцию или же нет, чтобы крутить шестеренки турецкой экономики. Как только США лишь только поставили под сомнение надежность турецкой экономики, с деньгами в Турции стало заметно хуже. Иными словами, в прошлом году все увидели, что для того, чтобы обрушить экономику Турции, США даже особо напрягаться не придется.

Впрочем, реакция на решение президента Д.Трампа признать суверенитет Израиля над Голанскими высотами со стороны турок (кстати, и  со стороны арабов тоже) получилась столь вялой совсем не по этим причинам. Понятно, что Б.Нетаньяху руководство Турции не любит. Но и Б.Асада не любит приблизительно в той же мере. Голанские высоты – сакрального смысла для мусульман, как Иерусалим, не имеют. Получить себе ещё пару баллов на местных выборах от антиамериканизма вряд ли получится – и так градус антиамериканских и антиизраильских настроений пробил исторические максимумы.

Единственное, что в этой связи беспокоит Турцию – это то, что территориальная целостность Сирии приказала де-факто, с этим «трамплиеровским», как его назвали, решением, долго жить. Опять же, само по себе для Турции это тоже было бы ничего, если бы не угроза того, что завтра США могут взять и в одностороннем порядке признать государственность или автономию курдского анклава в Сирии.

Тот факт, что американцы не поддержали независимости Иракского Курдистана в ходе недавнего референдума, на взгляд Анкары, не является гарантией того, что это не будет сделано в Сирии. В конце концов, американцы и так в Ираке хозяйничают, чего в Сирии не наблюдается. И геополитический расклад в Сирии совершенно другой, с учетом российского присутствия. Вот этот вопрос, по настоящему, обеспокоил турок, которые ждут окончательное решение американцев относительно того, как именно на практике будет реализовываться выход американских военнослужащих из Сирии и что они, после себя, оставят на земле – вдоль турецко-сирийской границы, к востоку от р. Евфрат…

51.96MB | MySQL:101 | 0,426sec