Турецкая реакция на террористический акт в Новой Зеландии

15 марта этого года в Новой Зелании состоялся резонансный террористический акт. Подробности, связанные с ним, повторять не будем — он, достаточно полно, был освещен отечественными и мировыми СМИ. Для Турции и турецкого руководства теракт в Новой Зеландии стал одной из главных внешнеполитических тем. Тот резонанс, который возник, можно сравнить, пожалуй, лишь с тем, что наблюдался в связи с решением президента США Д.Трампа признать Иерусалим столицей Государства Израиль в декабре 2017 года. Иными словами, в Новой Зеландии оказались затронуты чувствительные струны турецкого руководства и, не будем разделять особенно в преддверии муниципальных выборов 31 марта, турецких избирателей.

Итак, почему же турецкое руководство, в частности, президент Р.Т.Эрдоган отреагировал столь жестко на этот теракт, казалось бы, чуть ли не в самой удаленной, чисто географически, от Турции стране мира?

В поисках ответа на этот вопрос, который, очевидным образом, не будем односложным, заметим, что в манифесте, опубликованном Б.Таррантом (ныне запрещен в ряде стран мира), напрямую и много говорится о Турции и турках, о необходимости их отбросить на восток от Босфора, вернуть Константинополь и прочее. Кроме этого, прямые угрозы озвучиваются в адрес ряда мировых лидеров, включая А.Меркель и Р.Т.Эрдогана. Германия – это не Турция, Меркель – не Эрдоган и было бы странно, если бы турецкий президент на это не отреагировал. Пусть даже на записки душевнобольного. Просто президент Эрдоган на протяжении всей своей карьеры демонстрирует повышенную, можно даже сказать преувеличенную, чувствительность к тому, что про него говорится и пишется.

А тут ещё и выборная кампания, которая происходит для Р.Т.Эрдогана, как для председателя ПСР, и для правящей партии не слишком гладко и результаты которой могут принести некоторую долю неприятных сюрпризов. Оставив в стороне эмоции по поводу случившейся трагедии, публичная демонстрация кадров этого преступления и вербальный ответ террористам, безусловно, заводят толпу на митинге.

При этом, ответ турецкий президент дал не просто как Р.Т.Эрдоган, про которого террорист пишет в своем манифесте, а как президент Турции, отвечающий нападкам на мусульман всего мира. Отсюда и фраза про то, что всех антимусульмански настроенных визитеров в Турцию из Новой Зеландии будут назад отправлять в гробах, как и их предков в период Первой мировой войны и турецкой Войны за независимость.

Фраза получилась настолько «хлесткой», что турецкого посла после нее вызывал лично премьер-министр Новой Зеландии чтобы обсудить сказанное турецким президентом и влияние этого на двусторонние отношения. Департамент иностранных дел и торговли Новой Зеландии даже рекомендовал своим гражданам воздержаться от поездки в отдельные регионы Турции, а также соблюдать высокую степень бдительности в условиях риска террористических атак против гостей. Это особенно актуально в канун австралийско-новозеладнского «Дня защитника отечества», проще говоря Дня АНЗАК (Австралийско-новозеландского дня защитника отечества), который будет отмечаться 25 апреля и в ходе которого традиционно в Турцию / г. Чанаккале прибывает австралийско-новозеландская делегация, включая потомков участников  событий 1915 года.

В контексте последнего, можно утверждать, что Австралия и Новая Зеландия – далекие от Турции страны, но только чисто географически. Поскольку с исторической точки зрения есть, по крайней мере, одно и очень важное для Турции пересечение – в контексте событий столетней давности: все, что связано с турецкой Войной за независимость, в Турции воспринимается с особой чувствительностью. И неслучайно, в Турции «завелись» на тему теракта в Новой Зеландии. Тем более, что Турция подчеркнуто демонстрирует весьма бережное отношение к воинским захоронениям, назовем их прямо, заокеанских оккупантов.

Ещё один важный момент: стоит отметить, что в связи с новозеландским терактом, в очередной раз, возникла тема, так называемого, христианского терроризма. И, даже более того, в Турции нашлись те, кто захотел, очевидным образом, отыскать в теракте следы православия и панславизма. Дескать, праворадикальные христианские группировки, действующие и в Восточной Украине, противопоставляют здесь себя мусульманам, а новозеландский террорист был замечен на их форумах в Глобальной сети. А отсюда и призывы к РПЦ размежеваться с терактом в Новой Зеландии, которые выглядят откровенно сюрреалистичными.

Однако, есть те, кто очень хочет обнаружить такую связь и увязать праворадикальные группировки, отдельных террористов и даже сумасшедших с явно искусственно создаваемым термином «христианский терроризм» и пристегнуть к нему и Россию. Коль скоро уж Россия является симпатизантом европейских правых. Понятно, что «христианский терроризм» (а ещё лучше «православный»), отлично бы «склеился» и с понятием «исламофобии», для продвижения которого также затрачиваются большие усилия. На сегодняшний день, тема эта имеет не так много перспектив перерасти в нечто большее, однако, интересна сама попытка обыграть бесконечно далекий от России теракт во что-то имеющее к России непосредственное отношение. За этими попытками надо следить – вряд ли она будет последней. Ну, а отдельные турецкие комментаторы уже высказались в том духе, что в Новой Зеландии — налицо явная попытка нанести удар по российско-турецким отношениям – ни много ни мало.

42.88MB | MySQL:92 | 0,999sec