К вопросу о современном состоянии турецко-греческих отношений

Турецко-греческие отношения на протяжении всей своей новейшей истории — с момента Войны за независимость и провозглашения Турецкой Республики в 1923 году — характеризуются достаточной противоречивостью и грузом накопленных проблем.

В настоящее время наблюдаются очередные, не первые по счету, попытки Турции перезагрузить свои отношения с Грецией. В частности, в феврале месяце этого года состоялся визит премьер-министра Алексиса Ципраса в Анкару, в ходе которого он встречался с президентом Р.Т.Эрдоганом. Прежде чем говорить об итогах февральской встречи, в ходе которой было заявлено и о том, что в ближайшее время состоится ответный «прорывной» визит, дадим общую характеристику современным турецко-греческим отношениям.

С одной стороны, на уровне населения двух стран можно наблюдать теплые и даже родственные контакты, а на уровне стран – сотрудничество в ряде вопросов, включая региональный туризм (безвизовый въезд на греческие острова для посетителей Турции и турецких граждан).

Напомним, что в период самолетного кризиса между Россией и Турцией, когда Турция была признана «небезопасной» и продажа туров в России была остановлена, Турция именно Греции предлагала развивать совместный, региональный туризм, очевидно, рассчитывая, что страна станет, своего рода транзитной точкой для «санкционного товара» — российских туристов. Как бы то ни было, Греция в Турции считается достаточно комфортной для отдыха страной, для тех кто устал от системы «все включено».

С другой стороны, история двусторонних отношений пестрит политическими кризисами и конфликтами, которые не раз грозили перерасти в полноценную войну между двумя членами НАТО. Если судить по прошлогодней риторике руководителей двух стран, то война была буквально на пороге.

В этом смысле, достаточно лишь вспомнить Кипрский кризис 1974 года, который в тот период сыграл, в определенной степени, поворотную роль в советско-турецких отношениях. Турция, не встретив поддержки своей позиции по Кипру на Западе и попав под американские санкции, обратилась в сторону развития своих отношений с СССР. Что стало очередным витком потепления между двумя странами, отмеченным бурным развитием политических контактов и торгово-экономических отношений.

Или же факт укрывательства Грецией турецких военнослужащих, сбежавших из Турции в Грецию и попросивших там убежище после неудачной попытки переворота, в ночь с 15 на 16 июля 2016 года. Тот факт, что Греция их приняла, был встречен в Турции как однозначно враждебный шаг. Греция была обвинена в потакательстве так называемой террористической организации Фетхуллаха Гюлена или, как её называют в Турции, ФЕТО.

Можно ещё сюда добавить, для полноты картины, наличие спорных островов в Эгейском море, которые, время от времени, занимаются спецназом той или другой стороны с торжественным водружением на них своего флага. Эти постоянные инциденты привели к возникновению в интернете огромного количества мемов – картинок, на которых военные даже не могут высадиться на клочок скалы, в силу её малых размеров, но все равно закрепляют на ней свой флаг.

Самым большим, пожалуй, разногласием между двумя странами является проблема вновь открытых месторождений энергоносителей Восточного Средиземноморья, в первую очередь, в районе о. Кипр. Во-первых, их принадлежности. Во-вторых, путей дальнейшей транспортировки в Европу. Если буквально двумя словами, то Турция настаивает на том, чтобы, до того как заниматься разработкой газовых месторождений Восточного Средиземноморья, был решен Кипрский конфликт и, уже затем, обсуждались бы вопросы разделения запасов газа между Республикой Кипр и Турецкой Республикой Северного Кипра с учетом достигнутой формулы соглашения.

Здесь у Турции наличествует полное понимание того обстоятельства, что в Восточном Средиземноморье страна оказалась в политическом одиночестве и что ей противостоят сильные игроки.

Во-первых, на уровне стран – Республика Кипр, Греция, Египет и Израиль, сформировавшие, по убежденности Турции, антитурецкий консорциум.

Во-вторых, на уровне бизнеса – международные глобальные сырьевые корпорации, которые уже де-факто приступили к разработке месторождений вокруг о. Кипр, многие из которых считаются турками спорными.

Следует признать, что это для Турции — патовая ситуация и что у страны нет перспектив решить эти вопросы в свою пользу. Хотя Анкара и пытается найти союзников в этом вопросе, в частности, обратилась в сторону России и отечественного «Газпрома» о сотрудничестве в регионе. Это – что касается добычи, а вот относительно транспортировки, то здесь турецкая территория вряд ли будет использована для доставки добытого в Восточном Средиземноморье (Республикой Кипр, Египтом и Израилем) газа в Европу. Нельзя сказать, чтобы это знаменовало крах турецких надежд на то, чтобы стать энергетическим хабом регионального значения, однако, из турецкой «колоды» выпадают заметные объемы энергоносителей.

Так что, стоит отметить неслучайность того обстоятельства, что, буквально спустя две недели после встречи между президентом Р.Т.Эрдоганом и премьер-министром А.Ципрасом, Турция провела крупнейшие в своей истории военно-морские учения, причем сразу на трех морях – Черном, Эгейском и Средиземном. Учения прошли без каких-либо инцидентов, хотя они греческой стороной и ожидались, однако, мало кто сомневается в том, что в них содержалось и послание в сторону Греции.

Однако, вряд ли Турция заинтересована в дальнейшей эскалации конфликта с Грецией. По целому ряду причин, включая и членство Греции в ЕС, с которым Турция пытается перезагрузить свои отношения. Турция, в условиях непростой экономической ситуации, нуждается в притоке иностранных инвестиций с Запада и на этом фоне выяснение турецко-греческих отношений лучше пустить «по затухающей».

Кроме того, Греция является для Турции достаточно крупным (достаточно сказать, что сопоставимым с Россией) торгово-экономическим партнером. Причем, нет больших препятствий к тому, чтобы турецко-греческая внешняя торговля велась для Турции с положительным балансом: наблюдающийся для турецкой стороны минус сведен к преодолимому минимуму.

Буквально несколько цифр в подтверждение: в 2018 году турецкий экспорт в Грецию составил 2,087 млрд долларов, а импорт – 2,104 млрд долларов. Не будем вдаваться в товарное наполнение этих цифр, а просто ограничимся той констатацией, что Греция – одна из наиболее интересных для турецких экспортёров стран. Хотя бы с той точки зрения, что турецкая экономика более развита и её производители способны занимать в Греции более заметные, чем сейчас, ниши.

И, разумеется, взаимный туризм: в 2018 году Грецию посетило 782 тыс. турецких граждан, а Турцию – 665 тыс. греческих граждан. Очевидно, что турецкой индустрии гостеприимства было бы интересно увеличение числа греческих визитеров. Для чего в Турции, в принципе, есть необходимые условия – в частности, богатое античное и христианское культурное наследие (как минимум: Стамбул, Эфес, Антакья, Каппадокия). Отметим, что, в первую очередь, именно Греция для турок является одно из предпочтительных направлений туризма.

Однако, после этой небольшой вводной, вернемся к рабочему визиту премьер-министра А.Ципраса в Анкару, который состоялся 5 – 6 февраля с.г.

Алексис Ципрас был торжественно встречен в президентской резиденции «Бештепе» со стороны вице-президента Турции Фуата Октая. Встреча между ними продолжалась один час. После чего, А.Ципрас был принят президентом Р.Т.Эрдоганом, разговор с которым, с глазу на глаз, продолжался в течение 2 часов 15 минут. Также в течение 40 минут продолжались встречи между делегациями двух сторон. Как мы видим из хронометража встреч, этого достаточно для того, чтобы положить начало диалогу, но явно недостаточно для того, чтобы ожидать от встреч каких-то фундаментальных прорывов. За встречами последовала пресс-конференциям с участием лидеров двух стран.

Вот на каких вопросах в своем вступлении остановился президент Турции Р.Т.Эрдоган.

Прежде всего, в ходе пресс-конференции турецкий лидер отметил, что встреча была хорошей возможностью для обсуждения отношений между двумя странами, а также международной и региональной повесток дня. Как подчеркнул президент Р.Т.Эрдоган, Турция заинтересована во всестороннем развитии отношений с Грецией. При этом, те проблемы, которые по словам турецкого президента, «время от времени» возникают между сторонами, могут оперативно решаться путем диалога.

Отметил Р.Т.Эрдоган и цель по увеличению торгового оборота между двумя странами, по сравнению с уровнем 2018 года (4,2 млрд долл.) приблизительно в 2 раза. В плане достижимости этой цели, просто надо отметить, что в 2014 году товарооборот между Турцией и Грецией достигал и отметки в 5,6 млрд долл. Правда, здесь стоит отметить заметный перекос торговли в тот год в пользу Греции: турецкий экспорт в Грецию составил – 1,53 млрд долл., а импорт из Греции – 4,04 млрд долл.

С целью углубления двусторонней торговли, как отметил Р.Т.Эрдоган, сторонами был обсужден ряд проектов, включая: открытие морского, как пассажирского, так и грузового, сообщения между Измиром и Салониками, строительство скоростной линии железнодорожного сообщения между Стамбулом и Салониками, строительство второй линии на таможенном переходе Испала (Турция) – Капой (Греция).

Важным фактором сближения между двумя странами президент Р.Т.Эрдоган назвал турок, проживающих в Греции, и греков, проживающих в Турции. Как отметил турецкий президент, на встрече были рассмотрены проблемы, имеющиеся у двух диаспор. Отметил турецкий президент и факт обсуждения кипрской проблемы, указав, что стороны согласились относительно необходимости продолжения процесса урегулирования и достижения в нем максимальной эффективности. При этом, по словам президента Турции, до начала нового этапа переговоров между сторонами требуется подготовка совместного видения будущего, подготовка дорожной карты. Здесь, важнейшим условием достижения компромисса для Турции является наделение кипрских турок равными политическими правами, по сравнению с проживающими на острове киприотами греческого происхождения.

Отдельным моментом сотрудничества между Турцией и ЕС, так или иначе затрагивающим и Грецию, является так называемое соглашение «18 марта» — Брюссельское соглашение от 18 марта 2016 года, касающееся беженцев. При этом, как подчеркнул президент Р.Т.Эрдоган, Турция выполняет свои обязательства перед Европейским союзом в полном объеме, чего нельзя сказать о противоположной стороне. Как отметил Р.Т.Эрдоган, Турция ожидает, что в плане выполнения обязательств, Европа возьмет пример с Турции.

И, наконец, важнейшим вопросом для Турции в её отношениях с Грецией являются сбежавшие на вертолете путчисты. Эту мысль президент Р.Т.Эрдоган выразил предельно конкретно, пожелав того, чтобы Греция не превращалась в страну, укрывающую террористов всех мастей, включая членов ФЕТО и Рабочей партии Курдистана. Р.Т.Эрдоган, в очередной раз, выразил просьбу турецкой стороны о выдаче Грецией путчистов, напомнив о 2 тыс. 193 жертвах неудавшейся попытки переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Обратимся к сказанному на пресс-конференции в ответном выступлении со стороны премьер-министра Греции Алексиса Ципраса.

Прежде всего, А.Ципрас отметил важность продолжения диалога между Грецией и Турцией не только для отношений двух стран, но и для региона в целом.

Говоря о неудачной попытке военного переворота А.Ципрас указал, что она, к сожалению, стала препятствием на пути развития греческо – турецких отношений. И это при том, что премьер-министр Греции был в числе первых глав государств, кто позвонил Р.Т.Эрдогану в ту ночь и кто подтвердил турецкому руководству свою полную поддержку. Причиной этого, как отметил А.Ципрас, является тот факт, что Греция всегда стоит на страже демократии и защиты прав человека, а, следовательно, страна осуждает перевороты в любых их проявлениях. А затем, как указал А.Ципрас, возникла проблема в виде восьми турецких военнослужащих (сбежавших на вертолете в Грецию – И.С.). Задержание двух греческих военнослужащих (со стороны Турции – И.С.) было встречено Грецией негативно. Как указал А.Ципрас, Греция – против укрывательства переворотчиков на своей территории, однако, греческий суд принял решение (об отказе Турции в выдаче переворотчиков – И.С.) и, как правовое государство, уважая принятое судебное решение, они должны ему подчиниться.

Также в своем выступлении, А.Ципрас указал на то, что его встреча с Р.Т.Эрдоганом является частью подготовки к «историческим шагам» между странами. Как он напомнил, это уже четвертая по счету встреча между ними, всего за четыре года. Впрочем, греческий премьер-министр посетовал на то, что он регулярно сталкивается с критикой внутри страны в связи со своей поездкой в Турцию. Однако, как он отметил, между Грецией и Турцией есть целый ряд серьезных проблем, ожидающих своего решения. А решение может достигаться только в процессе постоянного диалога между сторонами. И только этот налаженный диалог – в форме телефонных разговоров и личных встреч лидеров двух государств – дает возможность двусторонним отношениям двигаться вперёд.

В этом смысле, завесу приподнял президент Турции Р.Т.Эрдоган, который отметил, что следующая встреча турецко-греческого Совета сотрудничества высшего уровня состоится в самое ближайшее время в Салониках. Там же, как ожидается, сторонами будет подписан целый ряд «важных» соглашений, поскольку, как подчеркнул турецкий лидер, целью политиков является обретение друзей, а не создание себе врагов или противников.

Итак, подводим черту под проделанным выше анализом. Турция пытается перезапустить свои отношения с Грецией, которая имеет для нее несомненную важность: как страна – член НАТО, как страна – член ЕС (на протяжении ряда лет блокирующая переговорный процесс о вступлении Турции – И.С.), как страна – ближайший союзник Республики Кипр, как важная страна в Эгейском и в Средиземном морях, как непосредственный интересант и активный участник разработки газовых месторождений Восточного Средиземноморья, как важный торгово-экономический партнёр и партнёр в сфере туризма и проч. Понятно, что между сторонами есть проблемы, которые решить невозможно.

Это, во-первых, пересмотр энергетической политики Греции, для которой важно замкнуть транзит энергоносителей Восточного Средиземноморья на себя. И, в этом смысле, Турция является для Греции страной – прямым конкурентом. И, конечно же, Греция не может отказаться от своего альянса ни с Египтом, ни с Израилем, ни, тем более, с Кипром. Страна ведет выигрышную для себя партию и менять стратегию на игру совершенно не имеет смысла.

Во-вторых, восемь сбежавших из Турции военнослужащих. Следует расценивать их невыдачу Грецией Турции, как вопрос решенный. Нельзя сказать, чтобы это была большая проблема для двусторонних отношений (уж точно несопоставима с энергетикой – И.С.), однако, это – «заноза», которая будет в обозримой перспективе создавать отношениям негативный фон.

Итак, если не сотрудничество в сфере энергетики и не совместная борьба с терроризмом (в турецком понимании – И.С.), то что турецкой стороне остается?

Прежде всего, есть интерес к голосу Греции в ЕС, скажем, в вопросе принятия режима облегченного въезда турецких граждан. Или же в вопросе обновления Таможенного соглашения Турция – ЕС. Понятно, что речи о вступлении Турции в ЕС не идет. И, конечно же, греческий рынок является для турок привлекательным для сбыта своих товаров и услуг. В последние годы сальдо из отрицательного для Турции приблизилось к нулю и есть намерение по переходу к профицитной торговле. То же касается и туризма. Пока перевес с небольшим отрывом в пользу Греции, что тоже, по мнению турецкого руководства, исправимо. И для того и для другого у Турции есть целый ряд проектных инициатив. Прорыва они точно не сделают, однако, способны задать положительный вектор в упомянутых сферах. Энергетика, в любом случае, останется за скобками.

43.55MB | MySQL:92 | 1,203sec