Ситуация в Сомали: февраль 2019 г.

1 февраля Пентагон объявил о нанесении авиаудара по цели движения «Аш-Шабаб» на территории Сомали, в результате которого были уничтожены 24 джихадиста. Удар наносился по лагерю боевиков в районе Хиран в центральной части Сомали. Как заявил глава оперативного департамента Африканского командования Пентагона (Африком) генерал Грег Олсон, «такие удары будут помогать нашим партнерам достигать прогресса в их борьбе против транснационального терроризма, который противится установлению мира в Сомали и в регионе». Своими партнерами в Сомали американцы считают африканских миротворцев и национальные вооруженные силы.

По американским данным, в январе 2019г. было нанесено 6 ударов по целям движения «Аш-Шабаб» на территории Сомали, в результате которых были уничтожены 62 джихадиста.

7 февраля командующий Африком генерал Томас Валдхозер признал, что авиаудары, которые регулярно наносят американские военные по целям джихадистов в Сомали, не способны остановить движение «Аш-Шабаб». По его оценке, решающим для победы над джихадистами является то, чтобы сомалийская армия на земле «должна взять ответственность на себя». По его данным, изложенным в сенатской комисссии по обороне, в 2017 г. американцы нанесли 35 ударов, в 2018 г. – 47 ударов, и 12 ударов — с начала 2019 г.

Про очередной удар по целям джихадистов в Сомали американцы объявили 25 февраля.  В результате удара по цели в районе Беледвайн к северу от Могадишо они уничтожили 35 боевиков. В заявлении Африком утверждалось, что этим ударом была предотвращена попытка концентрации боевиков для возможной атаки.

2 февраля боевик-смертник на заминированной автомашине атаковал блок-пост, прикрывающий въезд на базу африканских миротворцев в районе Бардере на юго-западе Сомали. В результате подрыва взрывного устройства погибли по меньшей мере 4 солдата из Эфиопии. Ответственность за теракт взяло на себя движение «Аш-Шабаб». В коммюнике джихадистов утверждалось о гибели по меньшей мере 16 солдат.

Район Бардере (350 км к западу отМогадишо) находится в зоне оперативной ответственности эфиопского контингента из состава Миссии Африканского союза в Сомали (Amisom).

4 февраля был расстрелян Пол Энтони Формоза — мальтиец по национальности, директор порта Боссассо – самого большого порта полуавтономного региона Пунтленд на северо-востоке Сомали. Вместе с ним ранения получили трое рабочих.

Ответственность за расправу над ним, совершенную на территории порта, взяло на себя движение «Аш-Шабаб». В коммюнике джихадистов утверждалось, что это убийство – «часть более широкого плана, направленного против компаний наемников, которые грабят ресурсы Сомали».

Стрелявший в директора порта был уничтожен на месте подоспевшими сотрудниками охраны. Портом Боссассо управляет компания P&O Ports – филиал эмиратской группы DP World. Убитый занял пост директора порта в августе 2017 г.

Также 4 февраля мощное взрывное устройство сработало в Могадишо на рынке Хамарвайн, находящемся близ комплекса зданий столичного муниципалитета. В результате подрыва заминированной автомашины погибли по меньшей мере 9 человек. Ответственность за теракт взяло на себя движение «Аш-Шабаб».

16 февраля Кения объявила об отзыве «для экстренных консультаций» своего посла в Сомали с тем, чтобы выразить таким образом протест против решения Могадишо представить к эксплуатации месторождения углеводородов, обнаруженные в спорном оффшорном районе. О нем было объявлено 7 февраля в Лондоне в ходе международной конференции об освоении сомалийских запасов углеводородов.

Как утверждалось в коммюнике МИД Кении, речь идет о «кенийской морской зоне, которая граничит с Сомали». Одновременно было предложено послу Сомали покинуть Найроби. При этом утверждалось, что такими действиями Могадишо хотел «удовлетворить коммерческие интересы иностранных резидентов», и в частности, в Великобритании и Норвегии.

По данным МИД Кении, соответствующие действия были предприняты 7 февраля в Лондоне на Международной конференции по нефти и газу в Сомали.

Оно сразу же бросилось в контратаку, заявив, что «это противостояние и этот незаконный захват кенийских ресурсов не останется без ответа, и он расценивается как акт агрессии против народа Кении». Оно также заявило о готовности защищать территориальную целостность страны «любой ценой».

С такой оценкой Найроби можно только согласиться, если вспомнить вклад кенийских миротворцев в дело защиты федеральных властей Сомали в составе Amisom. Но у кого то, по всей видимости, просто не хватает серого вещества на предмет подумать о том, а если кенийские войска уйдут из Сомали?

Стоит напомнить, что Кения согласилась на то, что вопросом о делимитации ее морской границы с Сомали займется Международный суд в Гааге.

Две страны оспаривают принадлежность обширного оффшорного участка площадью свыше 100 кв. км, в отношении которого ранее Найроби умудрился предоставить итальянским компаниям 3 разрешения на проведение работ по разведке на углеводороды.

Согласно Могадишо, морская граница должна проходить по линии на 45 градусов на юго-восток на основании медианной линии. Этому противится Найроби, согласно которому линия границы должна идти строго на восток.

Кения утверждает, что она осуществляет суверенитет над данным районом с 1979 г., когда объявила о границах своей эксклюзивной экономической зоны. Она также утверждает, что еще в 2009 г. договорилась с Сомали о том, что проблема делимитации морской границы будет решена переговорным путем, а не через Международный суд.

Ранее Кения безуспешно пыталась доказать, что Международный суд некомпетентен решать данную проблему.

Уже 17 февраля Сомали послало Кении сигнал к примирению, напомнив о «прочных связях», объединяющих две страны. Как утверждалось в коммюнике МИД Сомали, «народы двух стран имеют прочные культурные и исторические связи, которые не могут быть разорваны или ухудшены какими-либо разногласиями между ними». Но этого было явно мало с учетом того, что Могадишо явно поторопился в своих действиях.

При этом прозвучали и такие слова: «Сомали не предлагает сейчас и не предполагает предлагать в будущем какие-либо месторождения в спорной оффшорной зоне. Такая ситуация будет продолжаться до тех пор, пока Международный суд не установит морскую границу между двумя странами». При этом подтверждалось обязательство Сомали подчиниться решению Международного суда.

Международный суд – высшая юридическая инстанция ООН в Гааге – приступил к рассмотрению вопроса о делимитации морской границы между Сомали и Кенией в сентябре 2016 г.

Согласно логике Сомали, находящегося к северо-востоку от Кении, морская граница между ними должна быть естественным продолжением наземной границы, то есть идти на юго – восток. В Найроби считают, что морская граница должна идти строго на восток от побережья, где сходятся границы двух стран и Индийского океана.

На фоне территориального конфликта между Могадишо и Найроби  достаточно странным прозвучал призыв от 19 февраля глав Сомали и Бурунди в «экстренном» порядке созвать саммит стран, предоставивших свои контингенты в состав Amisom с тем, чтобы пересмотреть планировавшийся вывод из Сомали до 28 февраля 1 тысячи бурундийских солдат. Как оказалось, последние нужны Могадишо, очевидно, равно как и кенийские солдаты. Но тогда возникает вопрос, а зачем надо было портить отношения с Найроби?

Африканский союз в декабре 2018 г. предложил Бурунди вывести тысячу ее солдат из Сомали в рамках постепенного вывода сил Amisom. Известно, что Бурунди за счет своих миротворцев получает определенную сумму в твердой валюте, поэтому эта страна против данного решения. Эта позиция Бурунди поддержана новым действующим председателем Африканского союза президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси.

Бурунди предоставила второй по численности воинский контингент в состав Amisom. Считается, что в Сомали погибли от 800 до 1 тысячи солдат из этой страны.

23 февраля в Могадишо был убит один из старейших депутатов парламента Сомали 80-летний Осман Эльми Бокор. Ответственность за убийство депутата взяло на себя движение «Аш-Шабаб».

В любом случае обратила на себя активность США в нанесении ударов по объектам движения «Аш-Шабаб». Невольно напрашивается вопрос — что стоит за этой активностью. Также напрашивается и ответ – скорее всего, интересы американских нефтяных корпораций, поскольку очевидно, что все существующие ныне конфликты, в том числе и в Сирии – это борьба за ресурсы.

51.46MB | MySQL:109 | 0,404sec